Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Жизнь после лжи. Когда исполнится «пророческое служение» великого русского гения, ушедшего в путь всея земли?


Даже последние годы, когда жизнь в золотой клетке на ельцинско-путинской правительственной даче в заповедном районе Москвы, немного приглушила звук некогда громового голоса последнего русского пророка, многое в современном нравственном кодексе русского интеллигента продолжало определяться Солженицыным. Все вроде бы давно согласились с тем, что отличительной чертой русского интеллигента является неприятие власти, насилия, несправедливости. Но для русского пророка одного лишь неприятия мало. Пророческое служение состоит в том, чтобы не просто пассивно "не принимать" и уходить во "внутреннюю эмиграцию", а в том, чтобы активно обличать, да обличать во весь голос – так, чтобы он проникал в самые Богом забытые закутки общественной жизни, чтобы совесть самого заскорузлого чиновника не могла оставаться спокойной, пока он не живет не по лжи.

В РПЦ МП мало кто считал Александра Солженицына "своим". Несмотря на его имперско-почвеннические взгляды, официальное священноначалие полагало "увлечение Солженицыным" уделом гнилой либеральной интеллигенции из неофитов, вроде "меневцев" и "кочетковцев". Впрочем, выражая свои высокопарные соболезнования вдове и семье почившего, один из наиболее известных обществу деятелей РПЦ МП признал миссию Александра Солженицына "пророческим служением". Да, в РПЦ МП должны хорошо помнить его грозные пророчества, прозвучавшие в знаменитом на весь мир Великопостном письме Патриарху Пимену, подписанном Крестопоклонной неделей 1972 г. и ставшим манифестом церковных диссидентов. Равно как и почитатели таланта Александра Исаевича, следившие за перипетиями его нелегкой исповеднической судьбы, помнят реакцию официальной РПЦ МП на изгнание Солженицына из России. Эта реакция, как несложно догадаться, мало отличалась от отношения к брошенным в тюрьмы священникам-правдолюбцам Глебу Якунину и Николаю Эшлиману (их Солженицын упоминает поименно), от "праведного гнева" в адрес "предателей" Пастернака и Бродского, от пустозвонных "анафем" "раскольникам-карловчанам" и катакомбникам, хранившим не поврежденное советчиной православие в изгнании и подполье. Если бы Патриарх Пимен, к которому в романтическом порыве взывал писатель-пророк, способен был бы "жить не по лжи", ему вряд ли удалось бы продолжить и довести до логического конца то сомнительное дело "спасения Церкви", которое затеял сталинский Патриарх Сергий Страгородский.

При всех ритуальных жестах в сторону гроба Александра Солженицына церковные чиновники советской закваски прекрасно понимают, что острие его пророчества бьет в первую очеред по ним – по величайшей русской фальсификации всех времен, которую наблюдали в своих жутких апокалиптических видениях русские святые последнего времени – преподобный Серафим Саровский и праведный Иоанн Кронштадтский, - и с которой суждено было встретиться лицом к лицу Новомученикам и Исповедникам Российским – тем из них, кто не прельстился тонкой уловкой диавола в форме пресловутого "сергианства". Безусловно, к 1972 году Александр Солженицын еще не был глубоко воцерковленным православным христианином, имеющим столь же богатый "духовный" и церковно-административный опыт, как дерзновенно обличаемый им советский Патриарх Пимен Извеков. Но он обладал верным нравственным чутьем, здоровым инстинктом Человека, который хоть чем-то должен отличаться от бессловесного скота, движимого либо страхом, либо голодом. И этих качеств, помноженных на ниспосланный ему Богом дар Слова, хватило, чтобы в коротких словах обличить Московскую патриархию так, что ответить она не сможет еще очень долго. Ценности, которым служил Солженицын, и интересы, которые обслуживали самозванные "спасители Церкви", слишком противоположны, слишком режут глаз своим онтологическим контрастом. Между ними невозможно найти компромисса, нет "царского пути" между светом и тьмой.

Начиная свое пророческое послание Пимену, великий русский писатель, к тому времени уже избранный Нобелевским лауреатом, отдает должное своим предшественникам по "церковному диссидентству" (этим бездушным термином обозначается исповеднический подвиг, являющийся прямым продолжением подвига Новомучеников и Исповедников Российских). Он упоминает, что о неправдах современной Московской патриархии "уже было крикнуто вслух", но от избытка сердца не могут смолчать уста пророка. Солженицын метко замечает, как руководство РПЦ МП своими руками втягивает почти всю свою паству в порочный доносительский круг, потому что так называемая регистрация документов при совершении треб в церкви в обязательном порядке оборачивается неприятностями на работе или учебе. Святая святых превращается в приемник-распределитель, где руками "красного духовенства" обрекают на страдания и исповедничество честных русских людей, лишь самым слабым, смиренным образом посмевших изъявить свою веру в Бога. Честно и прямолинейно указывает Солженицын на горькие плоды сергианского "спасения Церкви": детей не допускают к Причастию сами батюшки и архиереи, "стучат" на прихожан они же, выхолащивают духовное содержание тысячелетней русской истории тоже они. Такое "спасение" превратило Церковь в ее противоположность, так стоило ли в таком случае что-то "спасать", стоило ли сохранять видимость наличия "святого места" путем целенаправленного сооружения на нем и вокруг него "мерзости запустенья"?

Вот эти классические вопросы пророка, за которые ему теперь воздают лицемерные почести слепые вожди слепых, до сих пор никак не потрудившиеся ответить на них или хотя бы задуматься над ними: "Какими доводами можно убедить себя, что планомерное разрушение духа и тела Церкви под руководством атеистов - есть наилучшее сохранение ее? Сохранение - для кого? Ведь уже не для Христа. Сохранение - чем? Ложью? Но после лжи - какими руками совершать евхаристию?" Советская империя пала, но, как успел засвидетельствовать сам Солженицын, на смену ей пришло нечто не менее горькое, но еще более коварное. Теперь евхаристия совершается не только "после лжи", но иногда и руками, позеленевшими от цвета купюр, нередко получаемых в условиях российского "дикого капитализма" "ценой крови"…

По всем российским телеканалам в эти дни традиционно повторяют: "Ушла эпоха". Да, фраза эта заезженная, с изрядно истершимся смыслом, но в данном случае она попадает, что называется, в яблочко. Солженицын, его жизнь и творчество - это в современной русской мысли и литературе самая полная летопись того драматического времени, которое пришлось пережить писателю и с которым так или иначе связаны все мы, живущие сегодня в России.

В глухие и очень жестокие годы "развитого социализма" писатель жил "той Россией", которую мы потеряли и, похоже, теперь уже навсегда. В своем движении к самым корням русской идентичности Солженицын прошел не только этап "советской Церкви", постепенно он отверг и "никонианство" как исторически первый эпизод массового глумления над русским религиозым духом. Солженицын был Верующим с большой буквы, ибо вера для него была лично значимым ответом на главные вопросы собственного бытия, а не просто некой культурной традицией народа, которой необходимо придерживаться в силу происхождения.

Но можно ли однозначно назвать писателя "человеком глубоко церковным" и через это определить его как "клерикала"? Символическим выражением церковности Солженицына станет то, что последним пристанищем его будет почетное место на старом кладбище Донского монастыря, выделенное ему по благослованию Патриарха РПЦ МП. Однако не следует думать, что только в Церкви Солженицын видел позитивную альтернативу общественного развития России. Его высказывания и публикации по этому вопросу, в частности одно из последних интервью журналу "Шпигель", говорят о том, что писатель и в этом вопросе "соблюдал дистанцию". Позиция Солженицына - это своего рода нравственный аванс Церкви, выданный человеком, личный авторитет которого превосходил авторитет РПЦ МП. В этом и заключается ответ на вопрос, сможет ли РПЦ МП этот аванс отработать.

Николай Белявцев,

для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования