Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Анализируй это. Доклад Алексия II на Архиерейском Соборе РПЦ МП как зеркало общественных проблем постсоветского православия


Выступления больших руководителей, в том числе духовных, всегда являются декларацией, от них никогда не ждут конкретики, но они могут определять принципы (или их отсутствие), по которым должно строиться будущее. Доклад Патриарха Алексия II на Архиерейском Соборе РПЦ МП - яркий пример такого программного заявления. Как церковный и общественный деятель, Патриарх ставит задачу открыть Церковь и сделать ее частью гражданского общества (хотя последнее словосочетание он не очень и жалует по причине западного происхождения). Это важнейшая задача, от выполнения которой зависит роль РПЦ МП в российской истории ближайшего будущего. Странно, но никто из других представителей священноначалия РПЦ МП настолько четко и ярко эту проблему до сих пор не поднимал.

Между тем, призывы предстоятеля РПЦ МП порождают и некоторые противоречия, которые он отчасти и признает. Речь идет о неготовности большинства священнослужителей к грамотному диалогу с людьми разных профессий, взглядов, уровня образования, о плачевном состоянии дел в некоторых епархиях и на приходах, о нерешенных задачах социального служения, о введении стандарта "теология", стремлении преподавать курс "Духовно-нравственная культура" и недостаточном образовательном уровне в духовных учебных заведениях, о проблемах в отношениях между клиром и мирянами, между приходами в связи с их социальным расслоением. Подобных противоречий множество, но попытаемся понять, какие выходы предлагает Патриарх.

Прежде всего, говоря о необходимости открытости и диалога с гражданскими институтами, Патриарх подчеркивает: "Никто не должен — ни изнутри Церкви, ни извне ее — ограничивать общественной активности православных мирян. Не следует препятствовать и их самоорганизации, созданию православных общественных объединений".

Казалось бы, это очевидная вещь, и православные общества за последние 20 лет вполне могли бы возникнуть и процветать в епархиях. Но как показала постсоветская история, во многих регионах России инициативы православной общественности начала 1990-х годов часто не только не поддерживались архиереями, но и становились в оппозицию к епархиальному начальству в силу своей неуправляемости и последующей "ревности" к ним местных епископов. То, что Патриарх заявил об этой проблеме – большой прорыв, осознание, что без православной общественности, пусть даже "чрезмерно" самостоятельной и независимой, не построить ни сплоченного прихода, ни нормального и жизнеспособного социального проекта.

Поскольку в России почти отсутствует умеренная православная общественность, руководству РПЦ МП некого противопоставить общественности радикальной, которая легко объединилась, к примеру, вокруг епископа Диомида. Декларируемые им консерватизм, эсхатологические идеи, антиэкуменизм захватывают умы в том числе и тех верующих, которых не смог удержать отсутствием каких-либо идей их собственный приход. По поводу атомизированности приходской жизни Патриарх, в частности, отмечает: "Необходимо находить правильные формы для общения с клиром, для обсуждения всех важных и животрепещущих вопросов, дабы любые сомнения и соблазны получали разрешение в опытном и просвещенном братском сообществе, а не в среде малообразованных людей, проникнутых разного рода страхами и сомнительными идеями". Приходскому вопросу в докладе уделено совсем немного места, как и в большинстве других выступлений архиереев на Соборе. Это связано с тем, что в РПЦ МП нет реальных механизмов, которые бы организовали, гарантировали эффективность и стимулировали диалог клира и народа или же связали их чем-нибудь вроде выбора священника или подотчетности его приходскому собранию. Отсутствие таких связей порождает то, что некому эту приходскую проблему даже поднимать, а те, кто ее поднимать все же пытается, чаще всего становятся "раскольниками" или "маргиналами-антиэкуменистами", "ставящими своими "открытыми письмами" под удар единство Церкви".

Больным вопросом, выделенным Патриархом в докладе, является и монастырская жизнь. Существует проблема установления в монастырях собственных порядков, не известных начальству, почитания непрославленных святых, пострига очень молодых монахов или немощных стариков. И те, и другие сразу становятся "старцами", призывают к безусловному послушанию, что наносит вред духовной жизни. Однако общественно значимой проблемой является нечто другое. Как отмечает Патриарх, "существует соблазн отложить "на потом" устроение духовной жизни, отдавая приоритет строительству и украшению зданий. Понятно, что заниматься хозяйственными работами проще, чем созидать духовный организм братства или сестричества".

Наиболее успешными сферами взаимодействия Церкви и общества, как следует из доклада Патриарха, являются отношения с вооруженными силами и правоохранительными органами, а также диалог с молодежью. Необходимости развивать молодежные организации и создавать новые центры для молодежи и подростков в докладе посвящен целый раздел. Помимо этого, в целом успешно глава РПЦ МП оценивает информационную политику Церкви, призывая создать православное телевещание на федеральном уровне.

Смущает лишь то, что в докладе, ориентированном на идею открытости и диалога Церкви с обществом, слова о социальном служении по-прежнему носят чрезвычайно общий характер (возможно, это связано с тем, что соответствующие главы доклада готовят соответствующие же ведомства РПЦ МП, а Синодальный отдел по благотворительности и социальному служению – самый пассивный и незаметный в патриархии). Несмотря на отдельные инициативы приходов и епархий в работе с бомжами, наркоманами и алкоголиками, общая концепция социальных программ вполне укладывается в слова Патриарха: "Своим неформальным, личным подходом к каждому больному, сироте, пожилому человеку восполнить ту заботу, которую люди получают от государства". И это объясняется тем, что в православной среде социальное служение жестко связывается с государством и предполагает ограниченную самостоятельность действий с самого начала. Поэтому естественен вывод предстоятеля РПЦ МП в конце доклада: "Необходимо инициировать процесс получения государственной поддержки церковных проектов, направленных на разрешение насущных социальных проблем, существующих в наших обществах".

Наконец, очевидная проблема – сотрудничество Московской патриархии с христианскими конфессиями в России (лишь со старообрядцами отмечено улучшение отношений). Диалог с католической Церковью имеет свои особенности и чаще всего развивается за пределами России. Что касается иных христианских Церквей, прежде всего российских протестантов, то, как следует из доклада, широкого и открытого диалога здесь и не предвидится. В разделе о миссионерстве Патриарх приветствовал "антисектантские" центры: "Непосредственно с вопросами миссионерства соотносится тема противодействия сектантским движениям. Поскольку сектантство всегда есть искажение истины о Боге, мире и человеке, то подлинно эффективной формой борьбы с данным явлением может быть только проповедь "образца здравого учения... с верою и любовью во Христе Иисусе" (2 Тим. 1, 13). В некоторых епархиях созданы и успешно действуют информационные центры, помогающие, говоря словами апостола Павла, наставлять колеблющихся "в здравом учении, и противящихся обличать" (Тит. 1, 9)". Препятствием для сотрудничества Патриарх по-прежнему называет "прозелитизм" протестантских объединений: "Ситуация осложняется еще и тем, что некоторые протестантские миссионеры осуществляют прозелитическую деятельность под видом благотворительности и анонимно, не называя свою конфессию". В данном случае сложность в том, что для протестантов с их миссионерским богословием само понятие "прозелитизм" является непонятным абсурдом, потому что проповедовать, с их точки зрения, можно везде и всюду, невзирая на запреты.

Надо все же отдать должное умению Патриарха Алексия II видеть недостатки духовенства глазами широкой российской общественности. Это особенно видно по его "обличительным" докладам на епархиальных собраниях духовенства города Москвы. Правда, плодов это пока не приносит, но важно уже и то, что проблемы осознаются.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования