Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Мы к экзорцизму держим путь! Попытка ограничения деятельности целителей и колдунов грозит вызвать к жизни широкий запрос на церковный экзорцизм


Законодатели из Госдумы, похоже, всерьёз решили "приструнить" целителей, экстрасенсов, магов всех мастей, – одним словом, задумались над минимизацией влияния на население самого нижнего, но при этом и самого массового, слоя современного российского нью-эйджа. С ним обыватель сталкивается гораздо чаще, чем с некоторыми, работающими примерно в том же идейном регистре, организованными формами новых религиозных движений (НРД). Даже если организованные формы НРД и удалось бы ценой невероятных усилий со стороны государства – т.е. попросту репрессий – свести к полуподпольному состоянию (как это было в СССР 1970-х-первой половины 80-х гг.), их отсутствие в общественном пространстве, скорее всего, никак не скажется на характере и качестве умонастроений подавляющего большинства россиян.

Причина до банальности проста: самый нижний нью-эйджевский этаж, населённый как архетипическими колдунами-целителями, бабушками-шептуньями, магами, чародеями, предсказателями, так и "онаученными" экстрасенсами, контактёрами, "академиками оригинальных идей" и проч., проч., проч. или уж совсем экзотическими существами типа доморощенных исполнителей ритуалов вуду, удовлетворяет простейшие витальные потребности каждого. Центральная фигура этого ряда – в силу своей универсальности – колдун (не случайно, наверное, сами авторы законопроекта, а с их подачи и СМИ, называют новейшие предложения Законом об ограничении рекламы колдунов).

Что же до самих "витальных" потребностей – а это потребности в здоровье, благополучии, благосостоянии, – то они находят социологическое подтверждение: из года в год среди общественных приоритетов россиян опросы фиксируют такие ценностные доминанты, как "семья" и "здоровье". Именно эти "материи", пожалуй, и обеспечивают ход мыслей обывателей от повседневности к миру трансцендентного, где соседствуют абстрактный Бог – высшая сила - и прочие потусторонние принципы, энергии, существа.

Логика современного технизированно-клипового массового сознания легко соединяет и смешивает фатализм и свободу воли, представлявшиеся абсолютными противоположностями великому Канту. Оно запросто наделяет оба этих принципа свойствами предельно обезличенных высших сил. Подобно последователям архаических культов, люди постсоветской эпохи верят в то, что с высшими силами можно и должно вступать в различные контакты. Чудодейственный магический эликсир греет и радует среднестатистического россиянина, принципиально не желающего ничего знать о бремени институциональной религиозности.

Впрочем, и основной, а потому самый влиятельный, игрок на религиозном поле России – РПЦ МП – старательно прививает массовому сознанию представление о религиозной необременительности как своего рода эталонности религиозного поведения. Не христианство, а прямо какое-то язычество римского образца (где смешивались разные культы) получается: вижу храм, захочу или "приспичит", – зайду, не захочу – пройду мимо. Показателями подлинной религиозности в интерпретации представителей МП, а вслед за ней и обывателей, являются необременительность и необязательность (русский, значит, уже православный). Соответственно, высока степень включённости в жизнь религиозного сообщества лиц без священного сана – признак сомнительного качества или вовсе "псевдорелигии". Не стоит забывать и про предельно атомизированное состояние постсоветского российского социума, которое объективно тормозит превращение институциональных разновидностей НРД в канал масштабной социализации для широких общественных слоёв с положительными результатами как для "большого общества", так и для самих адептов НРД. Так происходит, например, в большинстве современных европейских и северо- и латиноамериканских обществ.

И, тем не менее, представители РПЦ МП неоднократно высказывались в пользу некоего государственного регулирования, а то и вовсе запрета рынка "оккультных услуг". В свою очередь, властные структуры разных уровней, начиная примерно с середины 1990-х, предпринимали разные попытки влиять на ситуацию. В нескольких регионах, в том числе в Москве, разрабатывались соответствующие проекты региональных законодательных актов. Не бездействовала и исполнительная власть: помнится, московский мэр Юрий Лужков по просьбе Патриарха ограничивал было проявления оккультизма и целительства на период Великого поста. Спускались циркуляры и по линии различных ведомств. Самым важным результатом на этом поприще можно считать всероссийский запрет на телетрансляции массовых шоу наподобие тех, что прославили в своё время Анатолия Кашпировского.

Как можно понять из информации о законопроекте, над разработкой которого потрудились депутаты Святослав Насташевский и Владимир Мединский, главным объектом ограничений является распространение информации рекламного характера о целительстве и услугах оккультно-магического содержания. К слову, то, что инициатива "антиколдовского" законопроекта исходит от единороссов, подталкивает к мысли о своеобразном дипломатическом "размене" власти и иерархии МП. Из школьных программ законодатели всё же изымают "региональный" и "школьный" компоненты, а вместе с ними и "Основы православной культуры" (ОПК), но взамен Церкви предлагается ограничение конкурентов-колдунов по принципу "Вы же сами просили?!". Если это предположение верно, то привязке ОПК к компонентам учебных программ осталась недолгая жизнь, какие бы перспективы ни предрекались депутатам, проголосовавшим за изменение существующего положения в сфере образования. Таким образом, соответствующему законопроекту остаётся только пройти формальные процедуры нескольких чтений.

Но дипломатический "размен" выглядит явно неэквивалентым ещё и вот почему. Закон, ограничивающий рекламу колдунов (поправки к статьям 7, 24 и 38 действующего Федерального закона "О рекламе"), небезупречен в плане соответствия новшеств нормам российской Конституции, которое устанавливает единое экономическое пространство. Предложение же единороссов по части ограничения рекламы даже легальных (дипломированных) целителей является крайне уязвимым с этой точки зрения, поскольку законодатели не придумали ничего лучше, как ограничить практику "признанных народных целителей" экстрасенсов etc. исключительно рамками того субъекта федерации, где они получили документы, подтверждающие право оказывать данные услуги населению. Так что можно не сомневаться, "целители" очень легко преодолеют этот барьер в судебном порядке.

Для "недипломированных" колдунов новый закон также не станет препятствием, – в конце концов, существует интернет, немало других информационных возможностей, а в советское время вела разностатусную публику к порогам колдунов всех мастей вообще обычная молва – об этом сейчас как-то успели позабыть.

Но определённо уже сейчас можно сказать, что рекламные ограничения для колдунов, а вместе с ними и активизация в массовом сознании установки на поиск правильного целительства (когда отсекаются неправильные версии и даётся "зелёный свет" истинным), повлекут повышение спроса на аналогичные услуги в Церкви, как и активизацию практикующих экзорцистов (изгоняющих бесов – Ред.) вместе с их адептами. Не стоит забывать, что практика экзорцизма или, по-русско-православному, "отчиток", весьма популярна среди значительной части институционально-верующих, которые всячески популяризируют её среди верующих номинально.

Главная опасность такого явления, как экзорцизм, для нынешней РПЦ МП состоит, пожалуй, в том, что он остаётся для рядового священника или монаха едва ли не единственной легальной возможностью оставаться в Церкви, но при этом выйти из-под жесткого контроля иерархии. Как следствие, чем шире распространится экзорцизм, тем меньше останется возможностей для управления епископальной Церковью батюшками и монашествующими. Нынешнее время для обращения к массовому экзорцизму уж точно благоприятствует.

Возможно, поэтому РПЦ МП пока никак не откликнулась на предложение г-д Мединского и Насташевского?

Михаил Жеребятьев,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования