Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Главный вызов секуляризма. Случившееся 3 октября в Соборе Парижской Богоматери - начало второго пришествия экуменизма в РПЦ МП


Современная Московская патриархия, как известно, от экуменизма решительно отказалась. Ну, не то чтобы покаялась в нем (все-таки "ради блага Церкви" он практиковался в 60-80-е гг. прошлого века), но практиковать его перестала. Как разъясняют нам компетентные лидеры православной общественности, связанные с очень авторитетным ведомством - ОВЦС МП, экуменизм, если и остался еще в виде каких-то рудиментов-пережитков в сознании отдельных провинциальных иерархов и модернистских священников, то никакого влияния на церковную жизнь в целом не оказывает и официальным исповеданием РПЦ МП не является. Если кто не верит - спросите у "зарубежников", торжественно объединившихся с Матерью-Церковью 17 мая. Пошли бы они в лоно РПЦ МП, если б та оставалась верна анафематствованному ими в качестве ереси экуменизму? Конечно, нет! Ведь буквально в прошлом году Четвертый Всезарубежный Собор, который, как теперь утверждают его участники, одобрил курс на "воссоединение" с РПЦ МП, поставил условием такого "воссоединения" прекращение экуменической деятельности. "Воссоединение" произошло - значит, экуменическая деятельность прекращена!

А почему мы повторяем эти "всем хорошо известные" вещи? Да потому что стараниями вполне благонастроенных к РПЦ МП российских государственных телеканалов тема "ереси экуменизма" получила неожиданную остроту. Каналы эти, добросовестно освещая исторический визит Патриарха Алексия II во Францию, сообщили о том, что предстоятель Русской Церкви помолился 3 октября с братьями-католиками в Соборе Парижской Богоматери, где хранится святыня всего христианского мира - терновый венец Спасителя. При этом Первый канал имел неосторожность добавить буквально следующее: "То, что происходило в соборе, называется совместной молитвой".

На следующее утро, 4 октября, последовало опровержение Службы коммуникации ОВЦС МП - никакого "совместного богослужения" в Париже не было! Но почувствуйте разницу: "совместная молитва" и "совместное богослужение". Вспомним 45-е правило святых Апостолов (с этих правил начинаются все сборники канонов православной Церкви), которое золотыми буквами начертано на знаменах ревнителей православия: "Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся только, да будет отлучен. Если же позволит им действовать что-либо, яко служителям Церкви: да будет извержен". В первой части правила речь идет о "совместной молитве", во второй - о "совместном богослужении". Как видим, правило неодобрительно отзывается и о том, и о другом, хотя на самом деле речь идет лишь о разной степени одного и того же. Всякая христианская молитва - это богослужение, разница лишь в степени ее литургической, обрядовой сложности. Противники экуменизма - например, общины греков-старостильников или разные ветви ИПЦ русской традиции - не склонны проводить принципиальное различие между "совместной молитвой" и "совместным богослужением". И то, и другое несовместимо с православием и запрещено канонами. Акцентирование внимания на разнице между "совместной молитвой" и "совместным богослужением" свойственно "застенчивым экуменистам" - то есть тем сторонникам экуменических контактов с инославными, которые чувствуют себя не очень ловко, оправдывая такие контакты перед консервативно настроенной паствой. Нечто подобное можно было услышать от представителей высшей иерархии РПЦ МП еще в 70-е гг.: "Да, молились, но не причащались же!" По накатанной колее движется и нынешняя Служба коммуникации ОВЦС МП: "Совместного богослужения не было".

В принятом Архиерейским Собором РПЦ МП законодательном документе "Принципы отношения к инославию", который никоим образом не отменялся и служит руководством к действию для всех верных чад РПЦ МП даже до сего дня, нет четкого ограничения пределов экуменических контактов с инославными. Вопреки "устаревшему" Апостольскому правилу, "Принципы" не запрещают ни "совместных молитв", ни даже "совместного богослужения". Говорится лишь об опасности некоего соблазна в православной среде в случае "канонически недопустимого сакраментального общения с инославием" (то есть в случае совместного причастия или иного таинства). При этом Архиерейский Собор 1994 года предоставил каждому епархиальному архиерею в каждом отдельном случае самостоятельно определять рамки экуменического общения. Как видим, действующее законодательство РПЦ МП значительно шире "прокрустова ложа" 45-го Апостольского правила.

Для нынешнего предстоятеля РПЦ МП нет ничего непривычного в подобного рода молитвах. Будучи управляющим делами Московской патриархии, в 1960-70-е гг. он занимал пост президента Конференции Европейских Церквей (КЕЦ), участвовал во множестве акций Всемирного Совета Церквей (ВСЦ), в том числе в литургических обрядах. Алексий II никогда не выступал с критикой экуменизма и даже испытывал некоторый дискомфорт оттого, что церковно-политическая конъюнктура последних 15 лет не позволяла ему участвовать в привычных экуменических акциях. Сама карьера нынешнего Патриарха, начавшаяся с епископской хиротонии в 1961 году и последовавшей сразу вслед за ней поездки в Нью-Дели на генассамблею ВСЦ, где РПЦ МП вступила в эту крупнейшую экуменическую организацию, целиком и полностью связана с экуменизмом. Трудно от человека с подобным жизненным опытом требовать отказа от экуменических молитв или даже попыток взглянуть на проблему свежим взглядом, с точки зрения традиционной православной экклезиологии и канонического права.

Так, мы плавно подошли к опровержению мнения, распространенного в среде консервативной православной общественности РПЦ МП, с которого начинался этот текст. На самом деле, за годы вынужденного сворачивания экуменической активности РПЦ МП не сделала ни одного формального шага, направленного на разрыв с экуменическим движением. Она, в отличие даже от некоторых официальных поместных Церквей, не вышла из ВСЦ и КЕЦ, не запретила практику совместных молитв и даже богослужений, не привела свое церковное законодательство в соответствие с Апостольскими правилами. Временное затишье на "экуменическом фронте" было связано лишь с активизацией консервативных движений православных мирян и опасностью масштабного раскола на фоне появления в России канонических структур РПЦЗ, которая тогда весьма жестко осуждала экуменизм как отступление от православия. Соответственно, и нынешнее возобновление экуменической деятельности связано с тем, что снизилась активность консервативных движений мирян, а сколько-нибудь серьезная альтернатива РПЦ МП в лице единой и влиятельной РПЦЗ оказалась подавлена. Задолго до Акта 17 мая мы, как и многие другие церковные аналитики, предсказывали неизбежную активизацию экуменической деятельности РПЦ МП, в которую теперь оказываются вовлечены и незадачливые "зарубежники".

Парадокс состоит в том, что для внутреннего употребления РПЦ МП, точнее - ОВЦС, а еще точнее - о. Всеволод Чаплин, предлагают довольно консервативные концепции, вызывая у либералов законный испуг перед "наступлением махрового клерикализма". Однако называть вещи своими именами, если это касается экуменизма, считается дурным тоном, если не бунтом против священноначалия. Назвать католиков "еретиками" - неполиткорректно; употреблять выражения типа "экуменическая ересь" - значит быть маргиналом и вносить смуту; ссылаться на Апостольские правила - можно прослыть невеждой и ретроградом. Администрация РПЦ МП возвращается к "двойному идеологическому формату": кондовый консервативный продукт - внутреннему потребителю, современный и политкорректный - на экспорт.

Только отношение к проблеме экуменизма не всегда определяется невежеством или прогрессивностью. Действительно, антиэкуменическая риторика в последние годы нередко становилась прикрытием корыстной деятельности того или иного церковного авантюриста, на самом деле мало смыслящего в богословии и канонах. Но тень, которую отбрасывает освещаемый Солнцем предмет, не умаляет самого солнечного света. Серьезное отношение к своей вере, изучение святоотеческого богословия, ощущение вневременного и наднационального характера православной традиции рано или поздно приводят православного человека к осознанию жизненной, онтологической важности догматов веры, в том числе и тех, с которыми не согласны инославные. С другой стороны, стоя на позиции "культурной обусловленности" церковных традиций, придумывая фантомы "воинствующего секуляризма", вызовы которого должны сплотить разноверных христиан, заставив их забыть о догматических спорах, можно закрывать глаза на такие малости, как нарушение Апостольских правил и не интересоваться их догматической, богословской основой. А не есть ли это самый главный вызов "воинствующего секуляризма" - когда во имя борьбы с общим врагом надо на время (или навсегда) забыть о догматах собственной веры, признать их вещью второстепенной и слишком "умозрительной"? Если такое забвение рождает "религию без веры", то оно и есть - окончательное торжество секуляризма.

Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования