Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Не виноватые мы!… Воронежские власти признали факт нарушения индивидуальных конституционных прав первоклассника-сына пастора, но не осудили практику школьных молебнов


Поразительная история из современной российской жизни: сотрудники светского образовательного учреждения охотно признали нарушение конституционных норм на свободу совести, но при этом отказались признать "силовую" составляющую конфликта. То есть факт насилия в школе, в данном случае - избиения сына протестантского пастора за то, что он не исповедует православие, - для местных властей кажется более скандальным, чем абстрактное "нарушение конституционных норм". Соответственно, и наказали виновных за "абстракцию", а за насилие наказывать не стали.

На днях пастор не слишком известной в России Международной Церкви "Содружество Христа" Алексей Перов, проживающий в Воронежской области, получил ответ из муниципального образовательного ведомства. В нем сообщается, что в ходе рассмотрения его обращения Грибановская районная администрация установила: "1 сентября 2007 г. в 1 "Б" классе Грибановской средней общеобразовательной школы № 3 состоялось родительское собрание, на котором настоятель местного храма, присутствующий на этом собрании в качестве родителя, предложил 3 сентября освятить класс, где будут заниматься дети. Это предложение было единогласно поддержано родителями", пастора же на собрании не было.

Далее события развивались так (цитируем по письму, направленному районной администрацией пастору Перову): "3-го сентября перед началом уроков в 1 "Б" классе священником был проведён религиозный обряд с участием учеников и их родителей. Вместе с тем никакого насилия, принуждения со стороны священника, учителя по отношению к Вашему сыну не было. Мальчик на добровольной основе наряду со своими сверстниками принимал участие в обряде. О том, что ребёнок другой веры, никто из сверстников не знал. Поэтому повода для издевательства над ним не было. Несмотря на утверждения Вашего сына о том, что во время перемены в классе его ударил по лицу одноклассник, этот факт ни учителем, ни сверстниками не подтверждён. Как свидетельствуют родители других учащихся, одноклассников Вашего сына, которые видели Давида после занятий, мальчик было в нормальном состоянии, видимых побоев на лице у него не было".

В общем, в результате всех разбирательств, "приказом по отделу образования, делам молодёжи и спорту № 71 от 14.09.2007 директору Грибановской СОШ № 3 Жуковой Т.И. за нарушение конституционных прав обучающихся на свободу совести и свободу вероисповедания объявлено дисциплинарное взыскание в виде выговора. Учителю начальных классов Семёновой Е.П. по школе объявлен выговор".

Допустим, что всё было именно так, как написано в документе, то есть практически ничего и не было. Впрочем, существование официальной версии не отменяет ни возможности разных интерпретаций неординарных по нынешней жизни событий, которые имели место в Грибановке (человек отважился говорить о конституционном праве на светскость образования!), ни содержательного анализа происшедшего в изложении муниципального отдела образования. Сосредоточимся на последнем, поскольку очень уж интересны, с одной стороны, сам факт признания образовательными властями нарушений конституционных норм священником, педагогом и директором школы, с другой - некоторые формулировки документа, выглядящие "оговорками по Фрейду".

Но сначала о резонансе, который вызвало выступление пастора Перова. Никто из воронежских чиновников пока не решился обвинить пастора в том, что он сам "заварил эту кашу" "из принципа". Некоторое даже сочувствие к его заявлению, которым, между прочим, заинтересовался местный корпункт "Первого канала", объясняется тем, что события по времени совпали с заявлением, сделанным президентом России в Белгороде относительно необходимости соблюдения принципа добровольности при изучении "Основ православной культуры" (ОПК). В Воронеже, в информационных сообщениях о грибановском инциденте, увидели ни много, ни мало, как покушение на царящее в регионе межконфессиональное согласие. "Почему это Воронежская область из года в год попадает в "чёрные списки"?" – возмущаются в кулуарах чиновники и делают вывод: ну, не иначе как "заказ"! В ряду этих "чёрных" событий они вспоминают и про инцидент с разгоном властями миссии пятидесятников в городе Лиски, и про то, как местные правозащитники подняли всероссийского масштаба кампанию против ОПК-изации образовательной системы Воронежской области (чего, кажется, действительно не было ни в одном регионе России). Короче, не успела затихнуть одна "пиар-камания", как выискался откуда-то "мормон" и опять ему на помощь пришли те же правозащитники!

Алексея Перова чиновники предпочитают называть только так - "мормоном". Сам пастор объясняет свою вероисповедную принадлежность несколько иначе: с мормонами его церковь имеет общее прошлое, но их пути, как это часто случается в истории религиозных течений, давно разошлись. Сейчас, по признанию Алексея Перова, его церковь ближе к методистам. Впрочем, от самих "ортодоксальных" мормонов из Церкви Иисуса Христа святых последних дней можно услышать другие оценки мормонов реформированных, переименовавшихся несколько лет назад в "Международную Церковь Содружество Христа". Мормоны уверяют, что их бывшие единоверцы теперь ближе к пятидесятникам.

В общем, структура управления образованием признала-таки учителя и директора Грибановской школы нарушителями конституционных норм, правда, не в том что касается принципа светскости государственного образования (стало быть, молебны в классах проводить можно), а всего лишь в нарушении частных "конституционных прав обучающихся на свободу совести и свободу вероисповедания". Эти нюансировки наталкивают на вполне уместную здесь и совершенно некрамольную мысль: над формулировками ответа и выговоров работали грамотные юристы. Если изложить вердикт образовательного ведомства последовательно и непротиворечиво, то получается, что затронуты были права всего лишь одного конкретного ребёнка и, прежде всего, его родителей, поскольку сам ученик "добровольно участвовал в молебне". Далее получается: "Не виноватые мы! Это священник надоумил, а родители его поддержали, и как мы ему и им откажем?" Пастор Перов рассказал мне, что когда его жена разговаривала с директором школы, та спросила: "А разве Вы не видите по телевизору, как с Патриархом всея Руси целуются высшие должностные лица государства?" Впрочем, если продолжить линию ответственности священника, то выйдет, что раз Церковь отделена от государства, то и он ничего не нарушал, а привлечь его к ответу помешает существующая в России, наряду с депутатской, архи-, прото- и просто иерейская неприкосновенность...

Михаил Жеребятьев,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования