Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Исламисты, которых мы выбираем. Победившая на выборах в Турции "исламистская" партия Реджепа Эрдогана оказалась более близкой Европе, чем секулярные турецкие националисты


Итак, на парламентских выборах в Турции в минувшее воскресенье сокрушительную победу (47 % голосов избирателей) одержала партия "Справедливость и развитие", возглавляемая нынешним премьер-министром страны Реджепом Эрдоганом. В Турции, подчеркивающей свою "светскость", свою монополию на власть укрепила партия, ориентирующаяся на религиозные ценности.

Кто же он такой, Реджеп Эрдоган, сделавший политическую карьеру в государстве-парадоксе, принципиально декларирующем примат секулярных ценностей, но укрепляющем позиции ислама в частной и общественной жизни своих граждан? (Причем истовая религиозность турок пережила все попытки ввести сверху политический секуляризм по одной простой причине: ислам - вера глубоко личная, не требующая государственного или окологосударственного института "посредников" для своего исповедания.)

Реджеп Эрдоган родился в феврале 1954 года в Стамбуле в семье выходцев из ныне грузинского города Батуми. Среднее образование он получил в медресе, но высшее – в университете Мармариса, причем по достаточно практичной специальности - экономика и администрирование. Кроме того, нынешний турецкий премьер в течение 16 лет играл в полупрофессиональном футбольном клубе. В 80-х он присоединился к политикам, ориентировавшимся на исламские ценности и объединенным в Партию национального спасения. После ее запрета Эрдоган стал лидером несколько более умеренных исламистов, нацеленных на деятельность в рамках существующего конституционного строя страны. Кстати, основанная им партия "Рефах" ("Благоденствие") стала политическим образцом для некоторых российских мусульманских общественных деятелей. Созданное в конце 90-х движение "Рефах" Ниязова-Полосина имело политическую и не только поддержку турецких коллег из одноименной партии.

В биографии Эрдогана было мэрство в поликонфессиональном Стамбуле. На этой должности он удивительно сочетал деловой прагматизм с симпатиями исламской идеологии, которые он излил в стихах следующего содержания: "Мечети – наши казармы,/ Их купола – наши шлемы,/ Их минареты – наши штыки,/ А верующие – наши солдаты./ Именно эта священная армия/ хранит нашу религию./ Ужасна наша судьба,/ Вечное путешествие,/ В конце которого – мученичество". За эти стихи Эрдоган отсидел в тюрьме четыре месяца, что не помешало ему впоследствии стать лидером страны. Тогда же стамбульский мэр в публичных выступлениях утверждал, что Новый год - это праздник, введенный атеистами и не имеющий укорененности в турецко-исламской традиции. Равно как и нецеломудренный обычай пожимать руку особам противоположного пола.

На нынешних выборах победила отнюдь не проповедь в мечетях. Победила обузданная инфляция и положительная экономическая динамика страны. Победило также и то обстоятельство, что именно "исламистский" премьер повел широкий межрелигиозный и межнациональный диалог. Он встретился с греческим премьером и обсудил с ним проблему мусульманского меньшинства во Фракии (Северной Греции). Также "исламистский" премьер оказался самым последовательным (в отличие от оппозиции) сторонником вхождения Турции в Евросообщество, несмотря на то, что последнее активно декларирует примат секулярных ценностей над религиозными. Именно ему удалось склонить на свою сторону голоса армянского и греческого национальных меньшинств. И это при том, что ныне все более активно раздаются утверждения: геноцид 1915 года в отношении армян и ассирийцев в Османской империи имел религиозную мотивацию. Вот только евреи против Эрдогана проголосовали, отдав свои голоса светским националистам. Из боязни растущего исламизма и невзирая на то, что светские националисты демонстрируют активную ксенофобию, антиевропейскую и вообще, антиинтеграционную позицию.

В 90-х годах Эрдоган создал дееспособную партию на базе запрещенной военными исламистской политической силы. Он сделал ставку не на непосредственное введение шариата, а на то, чтобы право и политика светского государства соответствовали нормам и принципам, исповедуемым исламом. И, видимо, это сработало. По крайней мере, сжилось с зафиксированными конституцией секулярными ценностями. И показало, что именно такой подход "работает" в отношениях Турции с миром.

Ведь в странах с мусульманским большинством секуляристы, находящиеся у власти, и исламистские радикалы рассматривают друг друга как непримиримые враги, а их мирное сосуществование, какое имеется в Турции, представляется просто невозможным. В войне не на жизнь, а на смерть, между обладающими властью секуляристами и фанатеющими исламистами остается очень мало места для умеренных политиков, разделяющих идеи демократии и прав человека и при этом желающих жить по основным принципам шариата. Правда, не в фундаменталистской их интерпретации.

Можно предположить, что Эрдоган и его команда как раз и воплощают тот "вменяемый исламизм", на который так надеется Запад, которого он ждет и с которым готов иметь дело. Образно говоря, это те "исламисты", которые приемлемы остальному миру, которых мы, неисламский мир, выбираем...

Российским туристам – любителям путевок по типу "все включено" (в том числе и безлимитные возлияния на курортах) - вряд ли стоит беспокоиться: даже при "исламистском" правительстве все это останется. Но только в пределах отелей, в границах курортной зоны, за которыми – хиджабно-фесочная страна Турция, находящаяся сегодня в поисках соответствия своей религиозной и политической идентичности. В поисках решения проблемы, актуальной ныне для всего исламского мира.

Валерий-Исмаил Емельянов,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования