Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Кафолическое - не значит "римо-католическое". Новый документ ватиканской курии – еще одно свидетельство отката Католической Церкви от духа II Ватиканского Собора к латиноцентричному традиционализму


Ответы на вопросы, касающиеся некоторых аспектов учения о Церкви, выпущенные ватиканской Конгрегацией вероучения, породили, в свою очередь, множество вопросов. В форме высказываний со стороны других христианских Церквей о том, что этим документом обозначился окончательный отход Святого Престола от принципов II Ватиканского Собора. Именно так заявила лидер итальянских баптистов пастор Анна Маффеи. Коптский епископ Маркос Азиз отмечает, что этот документ, безусловно, не желает даже "упоминать о грехах Католической Церкви". А секретарь по межхристианским связям Отдела внешних церковных связей Московского патриархата священник Игорь Выжанов высказался категоричнее: "Католическая Церковь остается на тех же самых своих позициях с XI века, с момента раскола в 1054 году, и с тех времен придерживается принципов, с которыми Церковь православная не может согласиться… Этот документ никак не облегчает православно-католического диалога, который и без того идет с большим трудом". Правда, епископ Венский и Австрийский Иларион (Алфеев) высказался о документе более позитивно в том смысле, что он четко проясняет позиции Ватикана, при этом напомнив, что православная Церковь не признает римского епископа "первосвященником" (pontifex maximus), но готов в случае установления евхаристического общения признать Папу "первым среди равных" предстоятелей поместных Церквей.

Итак, неужели прекрасное здание экуменизма II Ватиканского Собора с треском развалилось спустя 45 лет? А ведь соборные экуменические принципы, новые формулировки отношения к нехристианским религиям стали, пожалуй, важной инновацией с точки зрения исторической значимости. Именно в экуменическом и межрелигиозном контексте наиболее красноречиво проявило себя новое видение Церкви как народа Божия, того факта, что этот народ составляют все люди земли. Кратко и упрощенно экклезиальную парадигму Собора можно сформулировать следующим образом: Единая Вселенская Церковь суть все христиане, и Католическая Церковь как институт - всего лишь часть ее, хотя при этом отцы Собора и отмечают, что именно в последней реализована полнота Божественного замысла. При этом контекст всех соборных документов не носит характера жесткого утверждения об окончательной тождественности определенного земного института Церкви с полнотой Боговоплощения и истины, четко определяя иерархию универсальных духовных ценностей. Также признается, что окончательное понимание единства Церкви лежит за пределами человеческого разума и его полное осуществление возможно лишь по воле Божией.

Впрочем, и рассматриваемые ватиканские "респонсы" проникнуты ссылками на соборные документы. Однако следует помнить, что документы Собора суть продукт серьезного компромисса между сторонниками того, чтобы Церковь оставалась преимущественно римской, частью европейской культурной и духовной традиции, и теми, кто делали акцент на ее "католичности" в полном значении этого слова, выходящей за рубежи европейско-латинской цивилизации. Они составлены таким образом, что оставляют возможность для расстановки акцентов так, чтобы стало возможным углублять и развивать их понимание, а фактически очень серьезно изменять его.

Таким "углублением" давно и успешно занимается бывший кардинал Йозеф Ратцингер, возглавлявший тогда Конгрегацию вероучения", ставший Папой Бенедиктом XVI, и его команда. Ватиканская богословская элита ничего не изменила в соборных документах, только "расставила аrценты". И вот что получилось.

В пункте 8 конституции "Свет народам", упоминаемого в ватиканском документе, говорится: "Общество, обладающее иерархическими органами, и мистическое Тело Христово, зримое собрание и духовная община, Церковь земная и Церковь, обогащенная небесными благами, должны рассматриваться не как две вещи, но как составляющие одну сложную реальность, состоящую из Божественного и человеческого начала… Это и есть единственная Церковь Христова, которую мы исповедуем в Символе веры как единую, святую, кафолическую и апостольскую" (выделено нами –В.Е) (по сборнику "II Ватиканский Собор. Конституции. Декреты. Декларации" – Брюссель 1992, с. 11). Кардинал Ratzi, надо заметить, правильно указал еще в декларации "Dominus Iesus" 2000 года (а нынешние "респонсы" представляют собой, по сути, повторение ее положений), что содержащееся в тексте того же пункта словосочетание subsistit in по отношению к принципу актуализации этой Церкви именно в существующей Церкви Католической.

Действительно, некоторые иные толкования этого слова отнюдь не давали основания для однозначного утверждения духовного примата нынешней западной Церкви. Например, в русском "брюссельском" переводе конституции "Свет народам" это словосочетание подано как "осуществлена", что отнюдь не синоним вышеупомянутому толкованию. Однако это еще не основание для столь жесткого отождествления кафолически полной Церкви и существующей римо-католической Церкви. Чуть ниже говорится о том, что и вне канонических рамок католицизма существуют элементы освящения и истины, являющиеся дарами, свойственными Церкви Христовой, которые побуждают к кафолическому единству. А в главе II о " Народе Божьем" довольно ясно говорится, что таковым, истинно единой Церковью, являются все христиане, а предназначены к нему все люди. (там же, стр. 15-17). Кстати, в той же главе общины, не связанные с Римом, обозначаются не только как церковные общины, но и как Церкви с большой буквы (п. 15).Так что будет обоснованным предположить, что все-таки "кафолическое" отнюдь не однозначно понятию " римо-католическое". Бенедикт XVI отнюдь не сегодня проявил себя как однозначный традиционалист, пытающийся жестко вернуть Церковь в лоно римо-латинства. Это заметно и из декларации "Dominus Iesus", основные положения которой, еще будучи кардиналом, Ратцингер, пользуясь служебным положением, протащил во многие последние документы, подписанные слабеющим и больным Иоанном Павлом II. И в этом контексте совершенно понятными становятся и высказывания Папы об исламе, и его индульт на Тридентскую мессу с заигрыванием с лефевристами.

Хотя, с другой стороны, хочется поставить вопрос: а не были ли решения II Ватиканского Собора неким исторически обусловленным компромиссом и именно потому, все-таки, достаточно серьезным отходом от устоявшейся церковной традиции? Необходимо иметь в виду, что это была эпоха глобального и тогда победоносного шествия по всему миру атеистического социализма, представлявшего собой угрозу жизни Церкви и веры. Нынешние реалии другие, и, может быть, настало время вернуться обратно, к традиции…?

Но не к жесткому ратцингеровскому римо-латинскому традиционализму и однозначно монопольному пониманию реальной католической Церкви как носительницы Истины. Мир не стал проще, чем 45 лет назад, скорее наоборот. Он столкнулся с новыми вызовами, перед лицом которых подобный подход только ослабит ее, несмотря на возведение внешне крепких стен крепости духовного традиционализма.

Валерий Емельянов,
для "Портала–С
redo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования