Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Эхо драмы в Сребренице. Трагический факт геноцида мусульман в нынешнем политическом контексте может быть представлен как акт насилия со стороны мусульман


Прошло уже 12 лет с того дня, когда в ночь с 11 на 12 июля 1995 года в шахтерском городке Сребреница с мусульманским населением численностью в 35 000 человек было убито около девяти тысяч мирных жителей города, а точнее 8731 человек. Все они – мужчины, среди которых были старики, несовершеннолетние и дети. Виновники преступления – президент тогдашней самопровозглашенной "Республики Сербской" Радован Караджич и командующий вооруженными формированиями этой республики генерал Ратко Младич, до сих пор на свободе. Особенно большая вина лежит, конечно, на Караджиче, ибо трагедия Сребреницы стала логическим завершением политики ползучего геноцида мусульман, проводимой и инициированной именно этим бывшим врачом-психиатром, волею судьбы возведенным в политические лидеры. Именно Караджич, когда все мировое сообщество требовало окончить войну и заключить мир, подписал печально известный Указ №7 1995 года, в котором требовалось прервать любые коммуникации между мусульманскими анклавами Сребреница, Жепа и Горажде, а также "ежедневными плановыми и обдуманными военными действиями создать обстановку общей неуверенности и бесперспективности дальнейшего проживания граждан Сребреницы". Судя по всему бывший врач-психиатр ориентировался на классические разработки нацистских душегубов. Недаром трагедия Сребреницы признана ООН самым страшным преступлением в Европе со времен Второй мировой войны. Даже генерал Младич тогда сказал: "Люди не камешки или ключи в чьем-то кармане, которые можно перетаскивать с места на место. Поэтому мы не можем спокойно оставить сербов в одной части страны, а остальных переселить. Не понимаю, как господа Караджич и Краишник (бывший спикер парламента Республики Сербской – ред.) объяснят это мировому сообществу". Увы, даже генералы всего лишь выполняют приказы.

Сегодня международное сообщество в лице ООН и Евросоюза дало однозначную оценку этому факту как проявлению геноцида. К этому осуждению официально присоединилась Русская Православная Церковь заграницей. Московский патриархат молчит, поскольку подобное четкое определение не вписывается в его картину мира на Балканах, где местные мусульмане заранее назначены экстремистами, террористами и вообще, источниками всяческого насилия. Кстати, однозначно не высказалась и Сербская Православная Церковь.

Сегодня, спустя более десятилетия после тех драматических событий, уже можно дать полноценные ответы на некоторые вопросы касательно значения драмы в Сребренице для новейшей истории.

Вопрос первый – можно ли считать массовое убийство мусульман геноцидом по религиозному признаку. Ответ: можно, хотя и в определенной мере косвенно. Убийц и их жертв не разделяло государство или язык – только вероисповедная принадлежность. Кроме того, всякий геноцид исторически обусловлен. Его причины лежат не в обстреле сербской полицией колонны мирных мусульман, и даже не в том, что ситуация в мусульманских окраинах уже до этого привела в гуманитарной катастрофе. Проблема в том, что все это югославянское единство в значительной мере строилось на сербском национализме и этнократии, открытом или подспудным стремлении "сербизировать" соседние славянские народы. Духовным и идеологическим подспорьем этого процесса была Сербская Православная Церковь, а хорошо известно, что подобное "торжество национал-православия" обязательно будет сопровождаться насильственными действиями по отношению к другим религиям и их представителям. Хорват Тито, строя социалистическую Югославию, предпочел не экспериментировать с пролетарски-интернациональным обществом, а опереться на готовые модели великосербского шовинизма с одновременным четким разделением, прежде всего, по этноконфессиональному признаку. К новой нации, придуманной коммунистами на закате своего правления – югославянам - отнесли себя не более 100 тысяч человек.

Другой немаловажный вопрос – отношение к трагедии в Сребренице российского общественного мнения. Отвечая на вопрос автора этих строк, посол Боснии и Герцеговины в Москве Энвер Халилович заметил, что несмотря на то, что позиция официальной России вполне адекватная, в обществе отношение к факту геноцида не столь однозначное. При этом он упомянул несколько вышедших исторических и публицистических работ, которые, по его мнению, в превратном свете отражают историю событий в Сребренице.

Если же отбросить дипломатичность и обтекаемость, то нужно сказать, что наши родные национал-клерикалы в "общем и целом" говорят, что-де если уж и говорить о геноциде, то в отношении всех народов, а конкретно, так и вообще утверждается, что никакого геноцида не было, а напротив – это против сербов творился геноцид 28-мусульманской дивизией под командованием Насера Орича, расквартированной в этом районе. В трагический день 11 июля, кстати, Орича и еще 17 офицеров в Сребренице не было, и потому оборона была обезглавлена. А вот сербские войска якобы не стали окружать Сребреницу в кольцо, а оставили проход по направлению к Тузле для мирных жителей. Однако по версии некоторых сербских кругов, якобы вместе с ними с боями пытались прорваться и мусульманские военные, что и привело к кровавым боям. Однако сербская сторона до сих пор не предоставила убедительных доказательств, того, что в Сребренице погибли вооруженные люди, хотя легко могла бы это сделать. Кроме того, нет пока полного ответа на вопрос: почему за то время, пока эти места находились под контролем сербов, жертвы были неоднократно перезахоронены? Так что, по-видимому, ничем такая позиция не объясняется, кроме апроиорно антимусульманской позиции сербских клерикал-патриотов, не могущей себя не проявить и в балканском дискурсе.

И, наконец, можно дать обоснованный ответ на вопрос: как может сработать фактор Сребреницы в нынешней ситуации на Балканах? Пока официальные лица Боснии и Герцеговины считают, что их страны никак не касается главная проблема региона – косовская. Только вот если этот край, "духовный центр" cербов каким-то образом либо получит ограниченный суверенитет, либо даже полную независимость, то не станет ли эхом подобного события взрыв сепаратистских настроений в боснийской Республике Сербской, жители которой потребуют либо полной независимости, либо присоединения к Сербии? Разумеется, все это внешне будет оформлено в антимусульманском формате, стремлением переложить все тяжкие и не очень прегрешения на голову славян мусульманского исповедания. И эта проблема очень даже может стать международной, поскольку сторонников такого подхода достаточно ныне много среди российских клерикал-патриотов.

Валерий Емельянов,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования