Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Неприятное пробуждение. Волнения внутри крупнейшей старообрядческой Церкви – симптом начала расставания староверия с «советским наследством»


Серия писем и заявлений, появившихся в старообрядческой печати вслед за последним "Открытым письмом" группы священства, иноков и мирян Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ), оказалась большой неожиданностью не только для руководства РПСЦ, но и для многих простых старообрядцев. Некоторые церковные аналитики заподозрили авторов письма, не скрывающих, впрочем, своей личности, в "раздорной деятельности" и стремлениях "раскачать церковный корабль" - привести всю конфессию к дестабилизации. Попробуем разобраться в ситуации.

Внешне все выглядит так, будто бы старообрядцы РПСЦ жили себе тихо и мирно примерно до 2004 года, когда на смену архаичному и "застойному" Митрополиту Алимпию (Гусеву), избранному еще при советской власти, пришел молодой (по старообрядческим меркам) и деятельный Митрополит Андриан (Четвергов), выходец из среды городского (этот важный факт мы отметим отдельно) казанского старообрядчества. Если владыка Алимпий был по происхождению простым крестьянином, волгарем, чуждавшимся всякой цивилизации, то Митрополит Андриан был инженером-изобретателем, интеллигентом-технарем. Как известно, для этой социальной группы была еще в советские времена характерна большая открытость и, вместе с тем, либеральный дух. Согласно этой интерпретации событий, "либеральный" Митрополит Андриан порвал со старым "застойным" курсом, в рамках которого РПСЦ не стремилась к контактам с внешним миром и в частности с новообрядцами господствующей РПЦ МП, и принял "новый курс". Этот новый курс был не то, чтобы совсем, как говорят старообряды, "про-никонианским" (то есть, ориентированным на духовно-нравственный компромисс с РПЦ МП), но он предполагал признание за РПЦ МП статуса "главенствующей конфессии", посредством контактов с которой решаются все вопросы в религиозной и хозяйственной сфере.

Как следствие такой позиции произошло резкое учащение контактов с высокопоставленными представителями РПЦ МП, и даже зондировался вопрос о встрече с Патриархом Алексием II. Свою роль в продвижении этого курса в РПСЦ сыграл своеобразный уполномоченный РПЦ МП по делам старообрядчества, бывший поморский наставник, а ныне сотрудник ОВЦС и священник Иоанн Миролюбов, который в ходе тесного общения с окружением Митрополита Андриана сумел укрепить в старообрядцах мысль, что без сближения с РПЦ МП им грозят разные беды, а пойдя на такое сближение, они даже смогут благотворно повлиять на "титульную Церковь" Российской Федерации. Трудно сказать, верил ли сам о. Миролюбов в эти конструкции. Скорее всего, он пытался совместить собственные иллюзии с планами ОВЦС МП и его главы. Так или иначе, к концу своего краткого, но плодотворного руководства РПСЦ Митрополит Андриан стал разочаровываться как в Миролюбове, так и в "политике контактов".

Но пришедший ему на смену Митрополит Корнилий (Титов) представлял уже иной тип старообрядческого архиерея – не связанный с деревенской старообрядческой средой, но и не обремененный традициями городской старообрядческой интеллигенции. Воспитанник активного проповедника и либерального церковного деятеля орехово-зуевского иерея Леонтия Пименова, он смотрел на контакты с РПЦ МП не столько с духовной точки зрения, сколько с государственнической и "народно-патриотической". Видя задачу Церкви в "спасении и сохранении русского народа" (в чем он вполне совпадал с новейшей риторикой митрополита Кирилла (Гундяева)), новый глава РПСЦ вновь стал возрождать "политику сближения", но уже под флагом "общерусских ценностей" и "сопротивления западным влияниям". Встречи с архиереями РПЦ МП возобновились с новой силой и даже участились, при этом результативность этих встреч резко снизилась. Казалось, что теперь они проводятся только для того, чтобы продемонстрировать государственным чиновникам лояльность старообрядцев, "респектабельность" их конфессии и их (якобы) готовность "встраиваться" в государственнический и патриотический дискурс.

Многие нынешние ревнители в РПСЦ ограничивают свои требования отказом от "курса Андриана" и возвратом к "блаженным временам" Алимпия. Но, как выясняется при некотором изучении новейшей истории самой крупной старообрядческой Церкви России, дело обстоит не так просто. Коротко говоря, за "политикой сближения" стоит не личная воля Митрополитов Андриана или Корнилия, но целая тенденция развития старообрядческой Митрополии в 1945-2003 гг. Дело в том, что после Второй мировой войны на волне тогдашнего патриотического подъема в СССР сложились уникальные условия развития религиозной жизни, в которых доминировали несколько черт:

1.Советско-русский патриотизм, проистекавший из некоторого минимума религиозных свобод, дарованных верующих (в частности, РПСЦ предоставили возможность издавать церковный календарь, кое-какую богослужебную литературу и т.д.) и сформировавший "государственнический дискурс";

2.Почти одинаково неопределенное положение старообрядцев и новообрядцев, которых в целом не гнали, а "зажимали", иногда заставляя "отрабатывать" свое легальное положение на конференциях сторонников "борьбы за мир", что создавало своего рода неформальную солидарность и указывало на главенствующую роль РПЦ МП, под эгидой которой такие конференции проводились;

3.Разгром староверческой интеллигенции и утрата культуры начетничества привели к культивации "коренной" старообрядческой необразованности, прежде всего, в вопросах богословия и канонического права.

Все эти тенденции понемногу давали себя знать в динамике процессов, медленно шедших в старообрядчестве. И хотя участие в культмассовых кампаниях "борьбы за мир" у староверов Белокриницкого согласия ограничилось несколькими эпизодами, а к "экуменическому проекту" их и вовсе не привлекали, определенные семена религиозного релятивизма оказались посеяны в среде именно тех старообрядческих деятелей, которые были ответственны за принятие решений и лично "боролись за мир". За неимением развитой экуменической "теории" началось развитие экуменической "практики". Старообрядческие Архиепископы стали встречаться с архиереями РПЦ МП, установили с ними довольно доверительные отношения, а те в ответ даже сделали в 1971 г. символический жест: сняли клятвы со "старых обрядов", что должно было, по идее политиков РПЦ МП, облегчить для старообрядцев присоединение к господствующей Церкви. Однако митрополит Никодим (Ротов) и его единомышленники ошиблись, предполагая, что старообрядцы признают их Церковью, а себя – раскольниками. Этого не произошло. Более того, восторг от "снятия клятв-1971" в староверии испытали те, кто разделял не "миссионерский" туфтовый экуменизм Никодима, пытавшегося "обхитрить" КГБ и КПСС, а самую настоящую "теорию ветвей". Оказалось, что некоторые старообрядцы всерьез считали РПЦ МП – одной ветвью, а себя – другой. И именно они были недовольны "снятием клятв-1971", ибо РПЦ МП не признало старообрядческую Церковь равной, не признало "другой ветвью".

По этой довольно случайной причине отношения РПЦ МП и РПСЦ оказались надолго замороженными. Митрополит Алимпий дружески и неформально, но редко встречался с архиереями РПЦ МП, и "экуменическая закваска" в старообрядчестве оказалась здорово подсушенной. В правление Митрополита Андриана старообрядцы РПСЦ поставили прямо перед собой и перед обществом вопрос о необходимости своей миссии, активизации себя как общественной силы. И вот тут-то появился повод возродить старое экуменическое сусло: возникла даже идея попросить РПЦ МП о "признании Белокриницкорй иерархии". Этот чисто экуменический проект, конечно, был бы немыслим в начале ХХ в., да и для начала XXI он оказался слишком смелым. Продолжения не последовало.

Однако, Митрополит Андриан другой своей рукой начал будить старообрядческую общественность. Были созданы старообрядческие СМИ, открыто Училище, начались внутристарообрядческие дискуссии. И церковная общественность, осознавая подспудно плохую совместимость традиционного старообрядчества с "экуменическим" богословием "двух ветвей", пустилась в поиски своей настоящей идеи и основы. Во времена Митрополита Алимпия такой основой многим казалась "борьба с глобализмом", против ИНН и "западных влияний" (телевизора, интернета и т.д.). Однако уже в 2004 году стало ясно, что без полноценного возрождения полемики и апологетики внутри старообрядческой Церкви дело едва ли сдвинется с места. Интуитивно именно те, кто пытался построить церковную политику на экуменической "практике встреч" или на "борьбе с ИНН", отнеслись весьма негативно к этому "пробуждению". Наиболее активных окрестили "младостарообрядцами" и принялись упрекать в "беспоповщине", "новом неокружничестве". Желающих решить вопрос о взаимоотношениях с новообрядцами на основе фундаментально понимаемого церковного предания и отражающей его старообрядческой традиции с легкой руки сотрудника ОВЦСМП о. Миролюбова стали называть "воинствующими начетчиками". В действительности, людей, желающих более определенного и более жесткого отношения к новообрядчеству, в РПСЦ куда больше группы "смутьянов-неофитов". И "Открытое письмо", подписанное в том числе клириками с многодесятилетним стажем, тому свидетельством.

Действительно, если бы вопросы "об экуменизме" в РПСЦ поднимала небольшая группка смутьянов, желающих просто пошуметь, то ее бы легко подавили сторонники двух указанных тактик (экуменического сближения и "борьбы против ИНН"). Однако, оказалось, что старорежимная политика митрополии 1950-2000 гг., включавшая возможность встреч и разного рода "контактов", перестала объективно соответствовать доминирующим настроениям церковной общественности РПСЦ. Во многом под влиянием достаточно фундированных публикаций, происходивших из среды "альтернативного православия", экуменизм стал осознаваться как серьезный богословско-канонический вызов, актуальный и для старообрядцев. Развалился альянс "сторонников сближения и контактов" с "борцами против ИНН". Митрополия лишилась поддержки "низов", и те контакты, которые еще недавно считались бы допустимыми, стали выглядеть как "экуменическое прелюбодеяние". Трагизм ситуации состоит в том, что руководство митрополии не смогло предвидеть этого развития событий и заняло самую слабую тактическую позицию – глухой обороны.

Дальнейшее развитие событий в РПСЦ будет зависеть во многом от того, сможет ли руководство митрополии дать адекватный ответ на запросы церковного большинства. Ввиду явной инфантильности, зависимости церковного курса Митрополита Корнилия от лоббистов из РПЦ МП трудно ожидать, что такое обсуждение начнется добровольно и в полном объеме. Однако и деваться руководству РПСЦ некуда. У старообрядцев все еще существуют соборные механизмы принятия важных решений, так что надежды церковной общественности и монашества РПСЦ, стоящего за "Открытым письмом" и требующего изменения курса в отношении новообрядчества, явно связаны с Собором, предстоящим осенью. Конечно, во время Собора часть делегатов из верноподданнических соображений может поддержать Митрополита Корнилия, как личность, однако никто из них не выступит против решения Собора о прекращении "диалога с РПЦ МП" и прочих экуменических "проказ". Хотя некоторые аналитики и утверждают, что в планах "ревнителей" едва ли не смещение Митрополита Корнилия, этот вариант кажется маловероятным.

Суть событий состоит в том, что РПСЦ в лице проснувшейся церковной общественности изнутри инициировала процесс расставания с советским прошлым, осознав его несовместимость со всей старообрядческой традицией. Это расставание сейчас имеет весьма туманный и явно заимствованный из споров внутри новообрядчества лозунг "борьбы с экуменизмом". От того, смогут ли старообрядцы РПСЦ сформулировать насущную духовную и экклезиологическую проблему современности и определить методы ее разрешения, напрямую зависит будущее всего старообрядчества. Слишком долго староверы видели смутные сны и путешествовали на машине времени, настает время пробуждения. Но реальность может оказаться далекой от того, что грезилось в снах.

Игорь Скориков,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования