Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Почему бы не революция? Ленинская теория социальной революции применительно к ситуации вокруг епископа Диомида


1. Два обращения одного епископа: "две большие разницы"

Епископ Диомид, наконец, решился. Жребий брошен, и Рубикон перейден.

Его первое обращение в канун Богоявления (18 января) 2007 года еще оставляло выбор — формировать ли очередную "легальную оппозицию" внутри РПЦ МП или идти до конца. Теперь выбор сделан именно в пользу "идти до конца".

Новое обращение епископа Диомида от 6 июня, на сей раз подписанное еще и 12 священниками его епархии (символ полноты Апостольской Церкви!) и монашествующими, не такое уж новое по своему содержанию (во всех главных пунктах оно повторяет предыдущее, хотя и с большей детализацией), но весьма новое по своему статусу. Это такое обращение, которое можно назвать точкой невозврата: после него для епископа Диомида и его сторонников места в составе действующей администрации РПЦ МП не будет. Епископу Диомиду теперь предстоит либо возглавить какое-то новое разделение, "раскол", внутри РПЦ МП, либо потерпеть унизительное поражение, после которого ему придется провести, как минимум, несколько лет на покаянии где-нибудь в монастыре.

Первое обращение епископа Диомида нарочито не выходило за пределы "лояльности" к начальству. Там не было конкретных требований, а были лишь принципы (мы писали об этом подробно в свое время). Дискуссия о принципах в РПЦ МП никогда не приветствовалась, но всегда была возможной. Для епископа Диомида оставалось место лидера такой "лояльной оппозиции", вакантное после смерти митрополита Санкт-Петербургского Иоанна (1995), правда намного более маргинальное, чем занимал покойный маститый иерарх (что и естественно в другой политической эпохе). Именно поэтому епископ Диомид опубликовал свое первое обращение в газете Константина Душенова "Русь Православная", которая была основана по благословению митрополита Иоанна и является с тех пор главным инструментом консолидации лояльных к "священноначалию" РПЦ МП консервативных сил.

"Русь Православная" и среда "лояльной оппозиции" консерваторов внутри РПЦ МП была самым лучшим местом, куда можно было запустить пробный шар и затем оценить вероятную степень поддержки для дальнейших более радикальных шагов.

Процесс такой оценки занял, как и можно было ожидать, полгода. За это время в позиции епископа Диомида наблюдались если и не колебания, то, во всяком случае, легкое "дрожание". Говорили, ссылаясь на самого епископа, что, мол, его Обращение — это вовсе никакое не обращение, а лишь предисловие к еще не изданной книге, а его распространение — чуть ли не случайность… Так епископу Диомиду давали шанс избежать дальнейшей поляризации в отношениях с начальством. Но епископ Диомид все-таки склонился к тому, чтобы настоять на своем. Он продолжал давать пояснения к прежнему Обращению, до поры до времени не заостряя его, но и ни в чем не отступая от того, что уже было заявлено.

Теперь, после нового обращения от 6 июня, о лояльности к "священноначалию" решено забыть: сформулированы конкретные требования, заведомо неисполнимые — так как они противоречат сразу всей внешней и внутренней политике РПЦ МП. Вместе с тем, это обращение издано от имени епархии, а не частных лиц, его подписавших, так что епископ Диомид даже формально лишен уже возможности давать ему авторитетные толкования от себя лично. Тут уж, воистину, "еже писах, писах".

Не просто епископ Диомид, но целая Анадырско-Чукотская епархия предъявила "священноначалию" РПЦ МП ультиматум, условия которого заведомо неисполнимы. Ведь всем ясно, что РПЦ МП не может так радикально изменить свою внешнюю политику, чтобы выйти из экуменического движения, и еще более ясно, что она не может начать открыто критиковать разнообразные действия российских властей, упомянутые в Обращении, и сам принцип нынешнего государственного устройства РФ.

Мало того, что таков этот ультиматум по своей сути, но, для совсем уж непонятливых, суть эта подчеркнута в сопровождающем новое обращение постановлении епархиального собрания, где, в частности, сказано:

"Осуждаем экуменизм как ересь (…). Ради мира и церковного единства просим всех причастных к этой ереси принести покаяние и отречься от нее, да пребудем все едины в чистоте православного вероисповедания".

Другими словами, мало того, что ультиматум выдвинули, но еще и захотели Священный Синод РПЦ МП на колени поставить!

Можно ли к таким требованиям к "священноначалию" относиться без юмора? — Да, без сомнения, можно. И к ним так и относятся — не только на Чукотке, но и в Москве. Поэтому будем ждать серьезных событий, а пока что обратимся к более пристальному анализу самих документов от 6 июня.

Да, теперь епископ Диомид избрал новый стиль отношений со "священноначалием" — нарочито конфронтационный, а не просто "фрондирующий", как было до сих пор.

Само место публикации нового Обращения указывает на такую конфронтационность: это сайт "Мысли о России"  "непримиримого белоэмигранта-карловчанина" Петра Будзиловича, в прошлом президента весьма политизированной и ненавидимой в СССР, в том числе в "советской" Церкви организации - Конгресса русских американцев. Издатели и авторы "Мыслей о России" прервали общение с "отступническим" Синодом Митрополита Лавра еще при самом его образовании - в 2001 году. Действительно, ни одно церковное издание, позиционирующее себя внутри РПЦ МП или хотя бы лояльное к РПЦ МП, такие документы пока что публиковать не может. Потому пришлось обратиться к тем, кого в РПЦ МП официально считают "врагами". Но эти "враги" — уже вовсе не такие уж "враги" для одной отдельно взятой епархии самой РПЦ МП.

Место публикации — еще один демонстративный жест, указывающий на разрыв отношений с московским "священноначалием". Разумеется, также он указывает на поиски новых союзников, которых епископ Диомид вполне разумно надеется получить из числа "зарубежников", недовольных сдачей исторических позиций РПЦЗ, происшедшей 17 мая. В свое время епископ Диомид говорил в интервью нашему Порталу:

– 17 мая произошло весьма знаменательное событие – подписание "Акта о каноническом общении" между РПЦ МП и РПЦЗ(Л). Как Вы оцениваете это событие, особенно в свете вашего Обращения? Ведь многие его пункты совпадают с позицией РПЦЗ.

– Я считаю, что если бы Зарубежная Церковь тверже настояла бы на том, чтобы были удовлетворены все эти пункты, и только после этого объединилась с РПЦ МП, то было бы лучше. Но будем надеяться, что присоединение Зарубежной Церкви к Московскому патриархату послужит его оздоровлению.

Теперь можно не сомневаться, что епископ Диомид будет работать над тем, чтобы силы консервативной части РПЦЗ послужили процессу оздоровления РПЦ МП, как он его понимает. Теперь только можно добавить, что он понимает это оздоровление как "раскол" — то есть образование нового центра власти внутри самой РПЦ МП. Какие же здесь у него шансы и перспективы?

2. Церковные "большевики" пришли на смену церковным "кадетам"

О том, что в РПЦ МП в кои-то веки всерьез запахло жареным, лучше всего свидетельствует такой человек-символ всего патриархийного консерватизма, как глава Союза православных хоругвеносцев (и, по совместительству, Союза православных братств) Леонид Симонович-Никшич.

Этот непримиримый борец против всего растлевающего и аморального и создатель "современной настоящей священной инквизиции", прирученный в последнее время орденами и грамотами от Патриарха и митрополита Кирилла (Гундяева), похоже, по-настоящему испугался. — И, кстати, правильно испугался. В интервью газете "Коммерсантъ" он сообщил свое мнение, будто чукотскую оппозицию "может поддержать небольшая часть верующих, но это не внесет большого раскола в РПЦ".

На первый взгляд, странное замечание: у Симоновича-Никшича слетело с языка то, что покамест у всех остальных только лишь на уме. Ведь еще никто не говорил прямо, будто Чукотка призвала к "расколу", а те мысли, которые высказаны в обоих Обращениях чукотцев, популярны в той самой среде, к которой принадлежал до недавнего времени сам Симонович-Никшич, избравший в конце концов "верность священноначалию". Но Симонович-Никшич знает, о чем говорит. Он забегает вперед, потому что спешит предупредить: так далеко, как епископ Диомид, лояльные "хоругвеносцы" заходить не намерены.

На Чукотке, в отличие от "плешки" (пятачка вокруг памятника героям Плевны в Москве, где любят собираться хоругвеносцы и где теперь некие особо гетеросексуальные "Георгиевцы" гоняют оппонентов по "сексуальной ориентации") заявила о себе по-настоящему революционная сила. Это что-то вроде церковных большевиков по отношению к церковным кадетам и октябристам вроде Константина Душенова, "Русской линии" и двух-трех десятков наиболее консервативных епископов РПЦ МП.

Респектабельная и лояльная оппозиция теперь уже расчистила достаточный плацдарм, чтобы настоящие радикалы могли попробовать свои силы. Полгода, прошедшие между двумя Обращениями епископа Диомида, как раз и были последней разведкой боем перед решительным наступлением.

Церковные "кадеты и октябристы" добились немалого, опираясь на поддержку большинства рядовых клириков и мирян (именно воцерковленных мирян, а не "захожан" и "православных по рождению"), а также на потенциал консерватизма, импортированный из РПЦЗ и оказавшийся теперь несколько бесхозным. Компромиссными были уже решения последних Архиерейских Соборов РПЦ МП (2000 и 2004 годов), да и в последующие годы были какие-то сдвиги в усилении изоляционистских и националистических тенденций. Всех этих сдвигов было недостаточно, чтобы такие тенденции внутри РПЦ МП превратились в мейнстримные. Но их оказалось достаточно, чтобы смогла сформироваться организованная и революционно настроенная партия радикалов, имеющая прекрасные перспективы стать главным лидером нынешнего "церковного возрождения" и спутать все карты "священноначалию" РПЦ МП.

Именно у "лояльной оппозиции", у церковных "кадетов и октябристов", отнимает сейчас электорат епископ Диомид. Нельзя не признать, что он делает это совершенно грамотно.

Двух епископов РПЦ МП он просто поставил перед фактом, будто бы они уже и сейчас с ним. Это упомянутые в постановлении епархиального собрания Вениамин, архиепископ Владивостокский и Приморский, и Ипполит, епископ Хустский и Виноградовский (УПЦ МП). Можно не сомневаться, что оба владыки, на которых епархиальное собрание ссылается как на своих предшественников (так, как будто именно они — еще большие радикалы!), ничего не знали заранее о своем "назначении" в лидеры. Но это беспроигрышный шаг.

После такого упоминания их имен обоим епископам нельзя будет долго оставаться в стороне от событий: им придется быстро определиться либо "против", либо "за". Что с того, что архиепископ Вениамин, возглавляющий одну из самых богатых и "знаковых" епархий России, как и нужно было ожидать, поспешил откреститься от епископа Диомида? Он-то открестился, а вот многие из тех, кто прежде шел за его авторитетом, теперь перейдут к епископу Диомиду. А вот если бы он мог сейчас сохранять какое-то время позицию "и нашим, и вашим", то сплочение масс вокруг епископа Диомида можно бы было замедлить.

Впрочем, вероятнее всего, епископ Диомид не останется в полном каноническом одиночестве. По неофициальным сведениям, епископ Ипполит в Украине готовит официальное заявление в его поддержку, а епископ Ипполит, между прочим, придерживается по ряду вопросов еще более радикальных воззрений, чем его чукотский коллега. Кроме того, именно в Украине есть уже готовое движение клириков и мирян, справедливо подозревающих свое священноначалие в "тайном предательстве" и разработке планов по сдаче "русских позиций" в этой стране путем подготовки проекта "канонической автокефалии" Украинской Церкви. Кроме того, намного более либеральное (по сравнению с Россией) религиозное законодательство Украины, сложившийся там конфессиональный ландшафт, когда ни у кого не вызывает особых протестов сосуществование многих православных юрисдикций с имуществом и солидным юридическим статусом, весьма располагают к возникновению именно на украинской территории нового центра "альтернативного священноначалия", претендующего на легитимное правопреемство Московской патриархии.

В своем программном интервью епископ Иполлит признал право верующих РПЦ МП отходить от епископата, повинного в совместных молитвах с еретиками ("уже только одна, так называемая, экуменическая молитва дает право верующим отходить от экуменистов"), и даже сказал, что причащаться в храмах РПЦ МП можно лишь потому, что за недостойных священнослужителей таинство совершают ангелы. Последний тезис епископа Ипполита (подкрепленный неопределенной ссылкой на "Святых Отцов") можно воспринять иронически: действительно, почему бы не предположить, что и во всех еретических конфессиях таинства продолжают совершаться, но уже без участия духовенства, а одними лишь силами небесных сил? (В действительности святоотеческие рассказы, на которые намекает епископ Иполлит, имели в виду частные заблуждения и грехи отдельных клириков, но не "системную" ересь епископата). Однако тут нужно посмотреть с другой стороны. Впервые епископ РПЦ МП заявляет, что, строго говоря, таинства в его юрисдикции уже совершаться не должны — даже если они, какими-то судьбами Божиими, все-таки пока еще совершаются.

Епископа Иполлита далеко не так просто сместить с его нынешней западно-украинской кафедры. Светские власти страны, а особенно этого ее региона, настроены к РПЦ МП довольно критически, саму РПЦ МП в Украине поджимает конкуренция со стороны Киевского патриархата и УАПЦ, и, главное, внутри украинской части РПЦ МП (УПЦ МП) слишком сильны сепаратистские тенденции — мечты об автокефалии. В такой взрывоопасной ситуации свобода отдельного епископа от московского начальства несравнима с той, что доступна в России.

Как бы то ни было, епископ Диомид сделал грамотное заявление для сплочения всех вообще консервативных сил вокруг своей Чукотской епархии. Остальным лидерам консервативной части РПЦ МП теперь придется либо пристраиваться к нему, либо прощаться со своими группами поддержки, то есть совсем маргинализироваться.

3. Кто станет "гегемоном" в революции епископа Диомида?

Любая революция совершается во имя каких-то лозунгов, выражающих интересы какой-либо социальной группы (что будет с этой группой в случае победы революции — это уже другой вопрос). Продолжая применять к нынешней ситуации в РПЦ МП ленинскую теорию революции, назовем эту группу "гегемоном". Спешим оговориться, почему именно ленинская теория революции тут кажется нам наиболее уместной: во-первых, потому, что она весьма качественна сама по себе, а, во-вторых, потому, что сама РПЦ МП, созданная большевицким правительством, — следствие приложения именно этой теории к российскому обществу…

"Гегемоном" той плавной революции, которая совершалась в РПЦ МП в постсоветские годы, и кульминационными точками которой были Архиерейский Собор 2000 года и недавнее поглощение РПЦЗ(Л), был класс церковной "буржуазии": настоятели храмов и лидеры церковных общественных организаций и СМИ. Пока существует конфликт интересов между чаяниями церковных масс и высоким церковным начальством, то всегда будет место особому классу управленцев среднего звена, которые и будут ответственны за управляемость этого конфликта. Таким образом они — эти настоятели храмов, лидеры братств, редакторы церковных изданий — получают особый общественный вес и эксклюзивный церковный статус.

Без них высокое начальство никак не сможет работать с простыми людьми — такими, которые будут ходить в храмы в качестве постоянных прихожан, устраивать крестные ходы, работать на церковных стройках добровольцами и вообще нести на себе всю повседневную церковную работу. Эти простые люди не должны смотреть на церковно-конфессиональные проблемы и вообще на жизнь слишком широко: иначе они, чего доброго, разбредутся из-под покрова РПЦ МП. Но если они будут слишком узки и фанатичны, то они ополчатся против церковного начальства, которое являет для светского общества совсем другой образ православия. Вот и нужен поэтому класс управленцев среднего звена.

Но теперь, на этапе "пролетарской революции" епископа Диомида, именно по этому классу церковной буржуазии наносится удар: "простых людей" перехватывают церковные радикалы, которые сами, без всякого московского начальства, могут теперь стать их лидерами.

Именно потому в новом Обращении епископа Диомида еще более усилены ноты борьбы с ИНН, а теперь еще и с демократией и даже прививками. Кто-то иронизирует, что, мол, епископ Диомид, оставив нас без прививок, решил нас всех заразить заразными болезнями. Ну и пусть иронизируют. А на самом деле он просто усилил демаркационные линии между субкультурой "церковных людей" и всем остальным миром.

Может показаться, что епископ Диомид выступает с программой создания "православного гетто", работая на руку сторонникам слабой Церкви в сильном государстве. Но это не так, или, точнее, не совсем так. Он, действительно, создает некоторую суперзамкнутую православную субкультуру, которая похожа на гетто. Но еще более она похожа на некий аналог монашеству. И работать она будет тоже аналогично монашеству. Еще более близкая аналогия — социальная организация радикальных старообрядческих согласий.

Епископ Диомид, на самом деле, не предлагает загнать православие в некое субкультурное гетто. Он предлагает придать ему форму кометы, где субкультурное гетто его строгих последователей будет играть роль лишь огненного ядра. А в хвост такой кометы смогут пристраиваться все остальные, причем, хвост этот может быть сколь угодно широким и длинным, захватывая тех, кто разделяет убеждения епископа Диомида лишь на половину, лишь на треть и лишь на одну десятую.

Поэтому революция епископа Диомида реалистична. И она уже началась. Церковная буржуазия за 15 лет создала для нее хорошую почву, но сама не смогла взять власть, так как не было у нее решительной партии власти. Но теперь с полным правом мы можем закончить словами "вождя":

"Есть такая партия!"

Игумен Григорий,
Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования