Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Мироточащее яйцо. К подлинному церковному собиранию вторичные святыни редко имеют прямое отношение


У моего знакомого мироточит яйцо. Каждый год, на Пасху. Совершенно обыкновенное яйцо, которое он сам расписал лет десять назад. Знакомый – человек совершенно не верующий. И отнесся к этому факту сначала с недоумением: что бы это значило? Я ему попытался истолковать: наверно, так Господь тебя призывает. Иди на оглашение. И он, действительно, разок сходил на открытую встречу, побывал в храме. Так сказать, потоптался у церковной ограды. Но внутрь так и не переступил. Сейчас его интерес к вере, к православию близок к нулю. Другая жизнь – бизнес, хобби, путешествия…

А яйцо на Пасху по-прежнему мироточит. Полная ватка мира набирается.

Что значит мироточение в контексте православной жизни? Почему в общественном церковном сознании мы непременно связываем его с явлением Духа? Интересные вопросы. Ведь объяснять это знамение можно очень по-разному. Вот недавно на информационной ленте "Интерфакса" промелькнуло сообщение о том, что замироточил портрет Алексия II. В праздник Святой Троицы в храме Александра Невского в городе Нижняя Салда Свердловской области на портрете Патриарха выступили капельки мира. "Это Божий знак! Сам Господь отметил образ патриарха, чтобы укрепить нашу веру!", - так отреагировали на случившееся прихожане.

А вот архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий (Морарь), став свидетелем мироточения, дал несколько иное объяснение: "Возможно, миро означает слезы радости. Усилиями Его Святейшества произошло объединение Русской Православной Церкви, и Господь радуется за детей своих".

Можно истолковать это событие и совсем иначе. В России мироточат сотни икон, но это не способствует движению церковной жизни в сторону полноты, соборности. Наоборот, мы видим редукцию церковного сознания. И мироточащий портрет – напоминание всем нам об этой редукции. Как бы еще один призыв, непосредственно обращенный и к лидеру Русской Православной Церкви Московского патриархата: не нужно выстраивать церковную жизнь вокруг чудомании, вокруг трафика святынь в ущерб жизни народа Божия. Давайте проясним наше литургическое сознание, будем совершать Евхаристию в духе первых христиан, то есть всей общиной, в полноте Духа и Смысла. И тогда вторичные святыни займут свое подобающее место, лишатся секулярного и языческого контекста. Так ведь тоже можно историю с портретом прокомментировать.

Действительно, сколько соблазнов вокруг вторичных святынь. И нередко создаем их мы сами, христиане. Вот привозят с Афона честнýю главу апостола и евангелиста Луки. И тут же в метро появляется реклама: "Впервые в Россию привезены мощи св. Луки!". Мол, приходите, не пожалеете. В духе рекламных роликов. И в Интернете, и в бумажных СМИ развернулось пиар-действо. И невдомек ее организаторам, что вся эта псевдохристианская кампания имеет абсолютно антимиссионерскую направленность. Наверное, хотели как лучше, а получилось как всегда. Потому что тема мощей связана со смертью, а смерть в современном секулярном мире вызывает отторжение. Это факт. Безусловно, кто-то, и немало, откликнется, придет. Вопрос – за чем придет? За чудом? Я писал уже об этом в связи с пребыванием в Москве десницы святителя Спиридона Тримифунтского. "Почитание святыни сегодня превратилось в некое медиадействие, оторванное от живой жизни общины, от таинств. Оно объективировалось. И в этом своем качестве мешает миссионерской проповеди. Святыня в общественном сознании упорно привязывается к чуду. Трудно при этом не вспомнить пророческий образ Достоевского – Великого Инквизитора, "делающего ставку" на чудо, власть и авторитет и не соглашающегося впустить в уютно выстроенное "под себя" церковное пространство живого Христа. Понятно, что так проще конструировать официальную церковную жизнь, акцентировать на ней внимание государственных мужей. Гораздо сложней стимулировать рост общин (а для этого нужно, как минимум, не гонять священников с прихода на приход, не разрушать то, что созидал предшественник, уважать принципы соборности – много, на самом деле, чего нужно)".

Чудеса случаются с последователями множества религий, даже у язычников (например, известны случаи мироточения буддистских статуй). Тот, для кого главное в христианстве – нетленность мощей и мироточение икон, слишком легко теряет так и не обретенную всерьез веру. Не об этом ли говорил Христос, обличая книжников и фарисеев: "Род лукавый и прелюбодейный ищет знамения..." (Мф. 12:39) Или царедворцу с сокрушением: "Вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес". (Иоан. 4:48) Но вера, построенная только на чудесах – слаба. Она напоминает дом, построенный на песке. Что же делать, если не дано нам узреть какое-либо чудо? Перестать верить? Может не стоит нам уподобляться толпе из фильма "Праздник святого Иоргена", которая требовала от жуликов чуда?! А ведь они его изобразили. И персонаж Игоря Ильинского плясал, отбросив костыли. Не слишком ли сильно искушение?

Выстраивание церковной жизни вокруг трафика святынь – страшное дело. Способствует этому трафику, как явствует из рекламы, Фонд Андрея Первозванного. Этот фонд и Благодатный огонь доставлял в Россию. Видимо, невдомек его служителям, что такого рода деятельность скорей вредит православию на Руси, чем способствует его процветанию.

Но дело, собственно, не в фонде, а в том, что в общецерковном сознании понимается под собиранием Церкви. И какие шаги для этого следует предпринять.

Лично у меня сложилось твердое убеждение, что к подлинному церковному собиранию вторичные святыни редко имеют прямое отношение.

Борис Колымагин,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования