Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Нельзя выезжать на хайвей, продолжая досматривать сны. О некоторых проблемах церковного будущего РПЦЗ


Будущая церковная организация "верного остатка" бывшей РПЦЗ(Л) – той ее части, которая не согласилась на свое поглощение Московской патриархией, – делает свои первые шаги.

По состоянию на 2 июня 2007 года в ее состав входит 64 священнослужителя (включая в качестве одной единицы этого списка один женский монастырь). Если учесть, что к началу мая общее количество клириков уже несколько поредевшей РПЦЗ(Л) составляло порядка 200, и что в другие "осколки" РПЦЗ, особенно в Русскую Истинно-Православную Церковь (РИПЦ), ушло в совокупности никак не меньшее количество клириков, нежели оставалось до самого 17 мая в составе "лояльной оппозиции", – то получаем, что РПЦ МП удалось поглотить в лучшем случае только половину приходов РПЦЗ(Л), да и то неизвестно, сколько из этой поглощенной половины еще захотят покинуть новоприобретенную московскую "Матерь-Церковь" уже в ближайшие месяцы. Эта статистика является довольно грубой, так как основана пока что не на точном учете количества общин, а лишь на пересчете "поголовья клириков", но все-таки какое-то представление о "раскладе сил" из нее почерпнуть можно.

Если же учесть, что расколы внутри РПЦЗ, вызванные курсом на сближение с Московской патриархией, начались с 1995-го и особенно усилились с 2001 года (после попытки отправить на покой Митрополита Виталия (Устинова), в результате чего и появилась РПЦЗ(Л) во главе с Митрополитом Лавром)то получаем, что поглотить удалось лишь относительно небольшую часть исторической РПЦЗ. Впрочем, для РПЦ МП величина самой этой части не принципиальна: ее, в первую очередь,интересует недвижимость, а не люди, и тут вполне очевидно, что, несмотря на будущие судебные споры, перспективы захвата зарубежной церковной недвижимости для РПЦ МП самые радужные.

Однако российская государственная власть должна была бы смотреть на эти процессыпо-другому: ей ведь нужна не столько недвижимость, да еще церковная, сколько активные группы влияния на Западе, а тут получилась новая проблема там, где должна была быть победа.

Сейчас уже очевидно, что вместо "примирения двух частей Русской Церкви", как об этом любят говорить российские официальные СМИ, мы получили только усиление поляризации и противостояния. Россия как государство не только не смогла примириться со своей диаспорой, "закрыть последнюю страницу" в истории Гражданской войны, но создала в этой диаспоре внутренний конфликт. Причем, сама того не желая, российская власть, чрезмерно отождествившая себя на церковном поле с РПЦ МП, оказалась одной из сторон этого конфликта, получив против себя активную группу влияния на общественное мнение на Западе. И с дипломатической, и с государственной точек зрения – это провал. В выигрыше от поглощения большого куска РПЦЗ(Л), безусловно, оказывается РПЦ МП, но никак не российское государство.

Но что же теперь будет с самой РПЦЗ(Л), то есть с ее сохранившимся "верным остатком"? Всем очевидно, что это будет иметь большое значение для судеб истинно-православных Церквей не только русской традиции, но и всего мира. Но до сих пор остается много неясного с тем, каким именно будет это значение.

Сейчас в РПЦЗ(Л) сложилось два формальных центра: один – в Украине, вокруг епископа Таврического и Одесского Агафангела (Пашковского), другой – в США вокруг епископа Ирийского Даниила (Александрова). Оба этих центра провозгласили, что будут действовать вместе для возобновления епископата РПЦЗ. Необходимой детализации этих намерений непосредственно со стороны епископа Агафангела пока что не прозвучало. Епископ Агафангел, как обычно, предпочитает "говорить последним", то есть говорить тогда, когда ситуация как можно более определится и промолчать уже просто нельзя. Поэтому пока что он ограничивается лишь наиболее общими и наиболее бесспорными заявлениями.

Таким образом, все высказывания относительно конкретного способа восстановления иерархии бывшей РПЦЗ(Л) делаются от имени епископа Даниила, за которым стоит группа американских клириков во главе с о. Виктором Добровым. На сегодня, всё самое основное сказано в Заявлении епископа Даниила от 22 мая (н. ст.) 2007 года.

Главных тезисов два:

1 – восстановление иерархии бывшей РПЦЗ(Л) предполагается произвести с помощью "киприанитских" синодов Греции, Румынии и Болгарии, общение с которыми было установлено РПЦЗ в 1994 году, хотя Синод Митрополита Лавра прервал его в ходе "переговорного процесса" с РПЦ МП,

2 – позиция относительно не только прочих "осколков" РПЦЗ, не присоединившихся к РПЦ МП, но даже по отношению к внутренней оппозиции в самой РПЦ МП (вроде знаменитого епископа Анадырского и Чукотского Диомида (Дзюбана)) – самая примирительная, хотя и с упором на абсолютную и исключительную чистоту собственной иерархии, которая лишь одна способна вернуть "каноничность" кому бы то ни было; единственное исключение – РИПЦ, отношение к которой поразительно негативное.

Два пункта Заявления епископа Даниила – это стартовая позиция американского центра "верного остатка" РПЦЗ(Л), с которой он вступил в борьбу за собственное выживание и за собирание "осколков" исторической РПЦЗ. Украинский центр епископа Агафангела пока что под этой позицией не подписывался, хотя и не возражал против нее. Владыка Агафангел демонстрирует выжидание и молчание.

Ниже мы выскажем некоторые соображения относительно позиции американского центра бывшей РПЦЗ(Л).

Признаюсь заранее, что теперь, после 17 мая, я могу позволить себе некоторую критику бывшей "лояльной оппозиции". Такая критика раньше могла бы только помешать ее сплочению, но теперь, как я надеюсь, она ей поможет. После 17 мая наступило, наконец, время для "разбора полетов".

Критика будет, местами, по необходимости, жесткой. Ведь нежесткая критика – непонятна, так как не задевает. Но эта критика будет дружественной. Я по-прежнему не сомневаюсь, что бывшая "лояльная оппозиция" идет в правильном направлении. Но она находится еще в таком пункте своего довольно длинного пути, откуда нельзя с достаточной точностью увидеть той "полосы препятствий", которую предстоит ей преодолеть.

***

Прежде всего, нужно понимать статус Заявления епископа Даниила. Это никак не вероучительный и даже не канонический документ. Формально это лишь личное мнение одного из епископов, а реально это – начальная позиция для переговоров как с "киприанитскими" Синодами старостильников, так и с Церквами русской традиции. В ходе переговоров позициям свойственно изменяться.

В позиции американских клириков всех внешних наблюдателей шокировал один тезис: РИПЦ – хуже МП. Да, конечно, для планов "лояльной оппозиции" внутри прежней РПЦЗ(Л) никто, может быть, не оказывался более значительным препятствием, нежели РИПЦ, "уводившая" к себе именно те приходы, на которые могла бы рассчитывать "лояльная оппозиция". Но, как говорится, всему должен быть предел. Если мы говорим о делах церковных – то предел должен быть, прежде всего, в области догматики, то есть вероучения.

Заявление епископа Даниила, в котором даже МП представлена менее "преступной", с церковной точки зрения, организацией, нежели РИПЦ, – подчеркнуто адогматично. В конце концов, упреки в ереси экуменизма со стороны РПЦЗ(Л) никогда не обращались к РИПЦ, а всегда были обращены в сторону РПЦ МП. Но, согласно Заявлению епископа Даниила, получается, будто бывают вещи поважнее ереси… – Вот это и есть адогматизм. О ереси вспоминают только тогда, когда уже заранее ясно, что кого-либо нужно поругать. А всерьез задумываются вовсе не о ереси, а о гораздо более "близких к земле" делах – вроде административного подчинения, например. Если бы догматика стояла на первом плане, то не случилось бы подобного канонического нонсенса относительно РПЦ МП и РИПЦ.

Тут, впрочем, самое время вспомнить, что в лице бывшей "лояльной оппозиции" внутри РПЦЗ(Л) мы имеем дело как раз с наиболее адогматичной частью "зарубежников". Те, кто зашли еще дальше них в своей адогматичности, сейчас и вовсе утонули в РПЦ МП.

Так, для бывшей "лояльной оппозиции", несмотря на осуждение ею как ереси экуменизма, так и совместных молитв с еретиками, не существовало канонических проблем в связи с совместными молитвами Митрополита Лавра и епископата РПЦ МП. Даже тогда, после всех совместных молений и официальных деклараций Синода Митрополита Лавра, подразумевавших отказ от догматических претензий к РПЦ МП, "лояльная оппозиция" продолжала настаивать на каноничности возглавляемого Митрополитом Лавром Синода.

Одной половиной мозга они обвиняли РПЦ МП в ереси, но другой – отказывались считать совместные молитвы с МП отступлением от чистоты православия. И заявления об отсутствии в РПЦ МП ереси экуменизма и сергианства - тем самым исповеданием ереси "с открытой главой", о котором сказано в греческом оригинале знаменитого 15-го правила Двукратного Собора (говорящего об отделении от епископов, открыто исповедующих ересь). Если бы обе половины мозга работали синхронизировано, то нельзя было бы не заметить, что нужно либо отказаться от обвинения РПЦ МП в ереси (не только ереси экуменизма, но и вообще какой бы то ни было ереси), либо уж тогда согласиться с Митрополитом Лавром хотя бы в том, что экуменизм внутри РПЦ МП преодолен. Но нет. "Лояльная оппозиция" устами священника Виктора Доброва делает на IVВсезарубежном Соборе 10 мая 2006 года доклад о ереси экуменизмав РПЦ МП, однако, как бы не замечает, что Синод Митрополита Лавра давно, задолго до 17 мая 2007 года, исповедал общность своей веры с этими самыми еретиками. И не только не замечает, но и обвиняет в расколе тех, кто применил к Синоду Митрополита Лавра 15-е правило Двукратного Собора.

У "лояльной оппозиции" была совсем другая логика, которую они по ошибке посчитали логикой священных канонов. Об этой логике мы написали "Комментарий дня" 24 июня 2005 года, почти два года назад. Возможно, тон того "Комментария" был излишне едким, но тогда хотелось добиться как можно более резкого отрезвляющего воздействия.

Сейчас стоит перечитать этот "Комментарий" или хотя бы только тот почерпнутый из психологической книжки анекдот, который в нем цитируется. Если продолжать рассказ в терминах этого анекдота, то 17 мая как раз и наступил тот вожделенный день, когда в критический момент свет не был внезапно выключен. Разумеется, даже тогда нашлись люди, которые не поверили – и до сих пор не верят – глазам своим. Но все-таки основная часть прозрела.

Однако неправильно было бы думать, будто каноны, которые призваны объяснять, как нам следует поступать, в соответствии с апостольскими словами, "благообразно и по чину" (1 Кор. 14:40), запрещают нам принимать во внимание что бы то ни было, кроме подписанных документов. В частности, проповедь ереси "откровенной главой" – это такое каноническое понятие, которое с бумажками и подписями вообще никак специально не связано.

"Лояльную оппозицию" можно пожалеть, что она не могла не дожидаться 17 мая. Еще более ее можно пожалеть, что она в свое время не предпринимала активных действий по недопущению Митрополита Лавра к первоиераршеству (а ведь уже и в 2001 году его намерения ни для кого, имеющего очи видети, тайны не составляли). Но более всего ее можно пожалеть за то, что даже сейчас она не может избавиться от своего комплекса канонической исключительности и пытается встать в позу судьи над всеми "осколками" исторической РПЦЗ. Это все еще продолжающаяся неадекватность, которая обязательно поведет к болезненным падениям и ударам, если не будет как можно скорее преодолена. Нельзя выезжать на хайвей, продолжая досматривать сны.

Вероятно, в деле объединения "осколков" РПЦЗ, будет достаточно и того, чтобы все прочие юрисдикции недвусмысленно поддержали РИПЦ против неосновательных претензий в её адрес, сформулированных пока что в Заявлении епископа Даниила. Но это дело будущего, и еще не самого близкого.

А пока что надо продолжить анализ Заявления епископа Даниила в части, связанной с "киприанитскими" Синодами. Так называемый "Синод Противостоящих" Митрополита Филийского и Оропосского Киприана (создан в 1984 году) известен своей особой догматической позицией, из-за которой все прочие греческие старостильники и большинство русских Истинно-Православных Церквей (ИПЦ) признали его крипто-экуменическим, и не имеют с ним общения по догматическим причинам. Болгарская "киприанитская" Церковь Епископа Фотия Триадицкого и Румынская – Митрополита Власия – находятся в фарватере Синода Митрополита Киприана и не имеют самостоятельной церковной позиции. Их позиция всецело определяется в монастыре Митрополита Киприана в Фили, в пригороде Афин.

Уже появились голоса, предостерегающие "остаток" РПЦЗ(Л) от объединения с киприанитами. Аргументацией обычно служат догматические претензии к киприанитам. Такая аргументация, хоть и справедлива, но совершенно неэффективна в нашей ситуации.

Действительно, к Синоду Митрополита Киприана можно и должно предъявлять догматические претензии. Но не получится предъявить такие претензии, чтобы они "отпугнули" бывшую "лояльную оппозицию". Ведь "позиция оппозиции" такова, что на ее фоне сам Митрополит Киприан выглядит строгим антиэкуменистом.

И это не только мое личное наблюдение, но, что гораздо важнее, официальная точка зрения, уже высказанная в официальном документе Синода Противостоящих, опубликованном 23 мая (н. ст.) вместе с официальным же (сделанным в том же Синоде) переводом на русский язык. В частности, там сказано: "7. Священный Синодъ Противостоящихъ съ болыной радостью будетъ продолжать свое общеніе съ этой частью Зарубежной Церкви, если, конечно, она желаетъ такое общеніе, и если у нея будетъ ясное анти-экуменическое самосознаніе, не общаясь какимъ либо путемъ, прямо или косвенно, съ экуменистами изъ Православія".

Выделенные мною слова не являются пустой тавтологией, что и невозможно было бы в подобном дипломатическом документе. Это сформулированное дипломатично, но совершенно недвусмысленно условие, предъявляемое к "остатку" РПЦЗ(Л), – то условие, которому "остаток" пока что не соответствует.

"Верный остаток" РПЦЗ(Л) не осудил до сих пор ни сослужения с Сербской патриархией, ни с Иерусалимским патриархатом или с другими экуменическими юрисдикциями, которые едины в вере с РПЦ МП и имеют с нею общение. Для "зарубежников" нынешней последней волны только "красная патриархия" служит красной тряпкой, а общения Синода РПЦЗ(Л) с другими еретиками-экуменистами они упорно не замечают. А Синод Митрополита Киприана все-таки последователен: общения с открытыми экуменистами из "мирового православия" у него нет совсем.

"Верный остаток" РПЦЗ(Л) пока что не осознал, что общение с киприанитами вынудит его хотя бы только на официальном уровне, но все же принять хоть какую-то последовательную церковную позицию. До сих пор он был последователен только в отношении к РПЦ МП, а такая "последовательность" ничего церковного под собой не имеет. Она была бы церковной лишь в том случае, если бы ее правила распространялись бы на всех экуменистов одинаково, а не только на РПЦ МП.

Даже на самом последнем Всезарубежном Соборе происходило сослужение с представителем такой же экуменической, как РПЦ МП, Сербской патриархии, и это никак не задело чувств "лояльной оппозиции". Даже напротив: все ее клирики, бывшие на Соборе, сослужили с епископом-экуменистом. Как для всех истинно-православных, так и для "Синода Противостоящих", это означает, что с самими клириками бывшей "лояльной оппозиции" сослужить нельзя, если они не принесут покаяния.

Поэтому сейчас нужно, скорее, радоваться сближению бывшей "лояльной оппозиции" с "Синодом Противостоящих", поэтому что даже такое сближение - "шаг вперед" на фоне их "экклезиологии до 17 мая".

Когда-то, в 1994 году, Синод РПЦЗ установил общение с киприанитами, чтобы нейтрализовать собственных "зилотов", утверждавших, вслед за святым Митрополитом Филаретом, Первоиерархом РПЦЗ до 1985 года, о безблагодатности РПЦ МП и прочих экуменических юрисдикций. Для "группы влияния" РПЦ МП, которая тогда захватывала власть в Зарубежной Церкви, это был шаг на пути к нынешнему 17 мая. Но сегодня для бывшей "лояльной оппозиции" в РПЦЗ(Л) это промежуточный шаг в обратном направлении – от экуменического сна к обретению, наконец-то, последовательной догматической позиции.

Любые условия, поставленные "Синодом Противостоящих", "остатком" РПЦЗ(Л) будут приняты, так как у них просто нет другого выхода. Можно лишь пожелать, чтобы киприаниты как можно строже проследили бы за исполнением своих собственных условий.

Так или иначе, дело идет к тому, чтобы весь многолетний баланс между разными юрисдикциями истинно-православных Церквей сейчас резко изменился за счет усиления киприанитов. Это крайне малочисленная в самой Греции группа сильна именно своими "синодами-спутниками" и просто приходами за рубежом, причем, как правило, среди местного населения зарубежных стран, а не греческой диаспоры. Таково, без сомнения, будет самое первое следствие хиротоний, совершенных совместно епископом Агафангелом с епископами-киприанитами (если только на позицию епископа Агафангела не успеют раньше повлиять некоторые другие факторы, связанные с его положением внутри динамично меняющегося контекста украинской политики).

Но за этим первым следствием будет целая серия последующих, из которых я упомяну сейчас только об одном. А именно, о том, что неизбежно должно будет начаться размывание догматической позиции самих киприанитов.

Их догматическая позиция состоит в особой концепции, сформулированной Митрополитом Киприаном в 1984 году и с тех пор справедливо раскритикованной всеми остальными истинно-православными Синодами. Если не входить в тонкости, то концепция Митрополита Киприана предполагает, что, при определенных условиях, можно с точностью утверждать, будто в сообществах еретиков сохраняется благодать церковных таинств. Это существенно отличается от позиции даже тех мягких антиэкуменистов, которые "отказываются судить" о наличии или отсутствии благодати в таких сообществах (именно такая позиция, по сути, наиболее близка исторической РПЦЗ).

Пока киприаниты продолжают настаивать на своей "экклезиологии Митрополита Киприана", церковного общения с ними у остальных истинно-православных Церквей быть не может. Но все могло бы измениться, если бы киприаниты перешли на позицию "непредрешенчества": чтобы они просто отказались от своего убеждения в наличии церковных таинств внутри еретических сообществ. Тогда с ними могли бы вступить в общение даже те – скажу нечто непривычное для богословия греческих ИПЦ, – кто настаивает на безблагодатности новостильников и прочих экуменистов.

Такая мера икономии (снисхождения в церковных делах) возможна, так как она гораздо меньше той меры икономии, которая в IV веке оправдала себя по отношению к македонианам, отрицавшим божественность Святаго Духа. Внимательно прочитав наш нынешний Символ Веры, мы можем заметить, что прямого исповедания Святаго Духа Богом там не содержится, хотя мы давно уже привыкли его там подразумевать. Это произошло потому, что в 381 году Второй Вселенский Собор принял позицию св. Василия Великого (скончавшегося тремя годами ранее), из-за которой чуть ли ни большинство православных в свое время прервали общение с самим Василием Великим. А именно, Василий Великий считал достаточным требовать от македониан, чтобы они анафематствовали тех, кто почитает Святаго Духа тварью, но не требовать от них исповедания Святаго Духа Богом. Он считал, что от первого они сами и естественно придут и ко второму. Не обязательно требовать полноты исповедания церковного учения. Обязательно требовать – только лишь отречения от того, что впоследствии будет мешать эту полноту принять.

Так и в нынешнем нашем вопросе, разделяющем истинно-православные юрисдикции. Было бы достаточно анафематствовать еретиков-экуменистов и не иметь ни с кем из них церковного общения. А понимание вопроса о безблагодатности экуменических "таинств" вполне допустимо оставить на последующее созревание верующих уже внутри церковной ограды.

Поэтому, повторим – нынешнее сближение бывшей "лояльной оппозиции" с Синодом Митрополита Киприана нужно приветствовать. Но не только потому, что для самой "лояльной оппозиции" это заметный шаг в сторону сознательного принятия православной догматики. Хотелось бы надеяться, что это даст шанс на преодоление догматического разделения внутри истинно-православных, вызванного в 1984 году ошибочной экклезиологической концепцией Митрополита Киприана.

Игумен Григорий,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования