Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Миссия религиозных журналистов. Верующие журналисты, ответственно пишущие о религии, могут нести, как говаривали раньше, свое проповедническое слово в массы


Возможность миссии через печатное слово по сравнению с постперестроечным временем сегодня заметно сузилась. Это отчасти объясняется девальвацией вербального ряда, потоками ничего не значащих слов.

Но, наверное, в бóльшей степени это сужение миссионерского пространства связано со сменой культурных парадигм. Пришедший на смену реализму и поставангарду постмодернизм не оставил места экзистенциальным откровениям. Новый "изм" играет с брендами и штампами читательского сознания. Он превратил культурную жизнь в карнавал, в хоровод масок и уничтожил иерархию ценностей. Для автора исчезла ниша проповедника и пророка. В поэзии, к слову, она пропала еще раньше. "Поэзия не пророчество, а предчувствие. Осознанное предчувствие не-действительно", - утверждал еще в 60-е годы Ян Сатуновский.

Сейчас немало говорят о новом направлении в литературе – "новой искренности", которая вроде бы дает шанс на миссионерскую проповедь. Но все равно она существует в дискурсе постмодерна, и говорить о каком-то серьезном изменении культурных ландшафтов не приходится.

Правда, влияние постмодерна на СМИ весьма ограничено: оно относится к заголовкам, к манере описания событий. Но не затрагивает смысл. Федеральные газеты по-прежнему являются источником новостей и пространством для обмена мнений.

Однако в ситуации глобального сворачивания демократических свобод и укрепления вертикали власти даже федеральная пресса начинает желтеть. А желтизна, как известно, не очень способствует миссии.

Невозможна, к примеру, миссия на страницах "Московского комсомольца". Да, там постоянно появляются материалы на религиозные темы, затрагиваются, пусть и в очень развязанном тоне, важные церковно-государственные проблемы. Но ни один из текстов "МК" нельзя назвать миссионерским.

Впрочем, и в других, отнюдь не желтых изданиях, их немного. Это связано с форматом полос, с нормами подачи материала.

Но даже при самых жестких требованиях политкорректности журналисты, имеющие опыт религиозной жизни, могли бы писать материалы, в которых присутствовал бы и миссионерский посыл. Ведь миссия – это не только проповедь в лоб, но и свидетельство о благодатной жизни, о вечности. И такое свидетельство вполне может быть прописано в статье.

Однако даже когда обстоятельства позволяют, такие тексты проскальзывают крайне редко. И это, кроме прочего, говорит об отсутствии цельности у авторов. В частной религиозной жизни они одни, в пространстве публичной риторики совсем другие. Нередко ценности, которые журналист исповедует, входят в фатальные противоречия друг с другом, скажем, последовательные правозащитные позиции не стыкуются с императивом воцерковить мир. Но это сегодня для большинства не является внутренним вопросом. Как не является проблемой в общественном сознании соседство на Красной площади красных звезд и двуглавого орла – все это совмещается в стилистике постмодерна.

О религиозной сфере многие верующие журналисты пишут подчеркнуто холодно, отстраненно. Времена "НГ Религии" Максима Шевченко канули в лету.

Но эта холодность плюс требования формата не оставляют места для керигматической проповеди.

И все-таки иногда, вопреки обстоятельствам, такая проповедь звучит. Это происходит, когда автор описывает важное церковное событие, обращается к теме, связанной с церковной глубиной. И не обязательно в качестве информационной привязки становится масштабная церковно-государственная акция. Как раз наоборот: эти акции имеют политические, культурные, идентификационные и многие другие смыслы. Только не миссионерский. А вот рассказ о сестрах милосердия, о детском приюте, о сельской общине, которая вопреки повальному пьянству сумела создать уголок живого рая – все это вполне миссионерские темы.

К этим материалам органично подверстываются тексты о культурных событиях, связанных с религией. Например, фильм "Остров", как бы к нему ни относиться, способствовал появлению изрядного числа миссионерских по духу статей. Этот дух присутствует и в очерках о паломничествах. И даже в некрологах. Скажем, смерть митрополита Сурожского Антония (Блюма) и академика С.С. Аверинцева заставила журналистов еще раз вспомнить, что значит человек Церкви и человек в церкви, о духовной вертикали.

Конечно, иногда то, что пишется о религии, имеет сомнительный вектор духовности. Это связано как с отсутствием религиозного опыта у журналиста, так и с сигналами, которые идут из церковной ограды. Ни для кого не секрет, что клирики нередко строят церковную жизнь на суевериях, на магическом отношении к таинствам и святыням. Мифы фундаментализма нередко затемняют в общественном сознании благую весть о победе над смертью. Все это вопросы. Но их уже, скорее, следует адресовать не журналистскому сообществу, а устроителям церковной жизни.

Сегодня секулярные тенденции в мире нарастают. И Россия, как часть глобального мира, не может избежать этих процессов. А это значит, что все больше и больше будет появляться зон, в принципе не поддающихся воцерковлению. Однако верующие журналисты, ответственно пишущие о религии, могут нести, как говаривали раньше, свое проповедническое слово в массы. Такие возможности у них есть.

Борис Колымагин,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования