Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Православный вулкан. Церковь становится средоточием консервативной оппозиции демократическому государству


Тесная связь государства с Церковью уже давно никем не оспаривается, а заявления иерархов о независимости церковных институтов от власти стали довольно редкими. Намного громче и отчетливей, в особенности после последних, пятнадцатых по счету,  Рождественских чтений звучат высказывания об ущербности демократического светского государства, о его неспособности сделать общество – справедливым, культуру – нравственной, а людей – чистыми и светлыми. В этой связи "Союзом православных граждан" был резонно поставлен вопрос о том, как Церкви выходить из гетто, то есть стать влиятельной общественной силой. И в данном случае по причине уже имеющейся и неизбежной жесткой спайки иерархии с государством встал важный вопрос: а лояльна ли Церковь по отношению к власти?

У церковной лояльности в советской и постсоветской России одна природа. Московская патриархия соблюдает верность любой устойчивой власти, которая покровительствует ей и дает определенные гарантии ее священноначалию. В эпоху Сталина, Хрущева, Брежнева патриархии, несмотря на стесненные условия и гонения, было достаточно тех гарантий и денег, которые власть давала церковному начальству. Тем более, что за советской властью РПЦ МП была как за каменной стеной, ей не грозила ни пресса, ни разного рода интернет-издания, ни разоблачения ее финансовых махинаций, а немногочисленные приходы, по крайней мере, в крупных городах существовали относительно богато.

В нынешней России никаких гарантий для полного спокойствия священноначалия РПЦ МП уже нет. Покровительство власти не абсолютно, хотя и дает Церкви массу преимуществ, намного больших, чем в советское время. Епархиям возвращается собственность, православие становится одним из ключевых государственных символов. Но это не удовлетворяет церковное руководство. Идеологи РПЦ МП подвергают государство критике за то, что оно слишком либерально и не в состоянии, к примеру, ввести институт военного духовенства и внедрить обязательный предмет "Основы православной культуры" в школах, а также сделать хотя бы часть СМИ православно ориентированными. Вся эта критика объясняется тем, что в новых "демократических" условиях, после того, как власть сама долгое время возбуждала и насыщала аппетиты церковного руководства, Московская патриархия ищет устойчивого покровительства власти на новом уровне – условно говоря, она просит не только черные "Волги" (сегодня уже не "Волги", а бронированные "Мерседесы" – ред.) и резиденцию в Чистом переулке, но и инструменты общественного контроля.

Тем не менее, идеал этого устойчивого покровительства все также остается в сталинско-брежневском времени. Значительная часть и епископов, и священников, начиная с митрополита Климента (Капалина), полагает, что нравственность была выше именно в советскую эпоху, массовый патриотизм и жертвенность тогда существовали в большей степени, чем сейчас, государство же больше внимания уделяло воспитанию народа, а Церковь была некоей частью патриотической культуры, что осознавали и Сталин, и, наверное, КГБ, когда использовали духовенство в "патриотических" целях.

Постперестроечный период в глазах идеологов РПЦ МП видится намного более худшим, так как при Ельцине власть оставила Церковь наедине с самой собой, с "новыми русскими", с обществом в целом и с гуманитарной помощью. В эпоху Ельцина страну наводнили многочисленные "сектанты", а православие фактически растерялось – общество стало равнодушным к вере (как пишет социолог религии Сергей Филатов) и атеистически-сектантским.

Путинская ностальгия по всему советскому, казалось, стала для Церкви спасением, но на деле патриотическая православная идеология лишь на словах гарантировала ведущую и направляющую роль РПЦ МП как традиционной религии. На практике при Путине были сохранены хотя бы внешние атрибуты светского государства. И тогда особенно стало ощущаться радикальное отличие требований церковной идеологии, которая добивается последовательной реализации формулы православного государства, от того, что на практике совершает власть. Лояльность Церкви, требующей железных и абсолютных сталинских гарантий своего положения, по отношению к представителям Кремля и к проекту построения демократического государства стала стремительно исчезать, приобретая лукавые византийские формы.

Первым об относительности лояльности заявил один из видных идеологов консервативной общественности Кирилл Фролов, лидер московского отделения "Союза православных граждан". В своем интервью "Обсуждение Социальной концепции РПЦ свернуто" Фролов дает соответствующую духу времени и нынешним запросам РПЦ МП трактовку Декларации митрополита Сергия от 1927 года о лояльности советской власти. По его словам, "сам термин "сергианство" — условный. И никто не утверждает, что митрополит Сергий сознательно предавал Церковь. На самом деле, Церковь никогда не призывала к безусловному подчинению любой власти. Это – миф. Исходя из учения о Церкви, не всякой власти следует подчиняться". При этом непонятна ценность осуждения сергианства в Московской патриархии – ведь условной оказывается всякая лояльность Церкви власти, особенно нынешней. К. Фролов четко обозначает, какой власти Церковь не будет верна: "Лично я слышал от многих высокопоставленных российских чиновников администрации президента России, что они обеспокоены пунктом о нелояльности Церкви власти. Но ведь к ним, к нынешней власти этот тезис не имеет никакого отношения. Другое дело, что этот пункт имеет прямое отношение, например, к власти Ющенко на Украине. И там этот пункт, эту норму Социальной концепции Церкви пора уже применить". Между тем, сам К. Фролов успешно применяет пункт о "нелояльности" к российским чиновникам – достаточно вспомнить его выпады в адрес главы Миноборнауки Андрея Фурсенко и других либералов во власти.

Правая православная общественность, которая выражает во многом мнение традиционалистского слоя духовенства и священноначалия, призывает избавиться от всего, что напоминает демократию или светское государство, с ностальгией вспоминая советскую идеологическую империю.

Одним из первых жесткой критике подвергается президент РФ Владимир Путин. Главный редактор дружественного "Союзу православных граждан" сайта "Правая.ру" Илья Бражников в статье "Диктатура закона" в благодатной стране (полемика с В.В. Путиным и газетой "Русская мысль")" восклицает: "Что же касается Владимира Путина, то слова его сегодня вызывают недоумение: зачем нам "диктатура закона", если она не предуготовляет Благодать? … Так всё-таки, Владимир Владимирович, зачем нам диктатура либерального американо-французского законодательства?"

Мягкие уколы в сторону Кремля делают фактически все убежденные православные публицисты, хотя и не все имеют мужество оценивать с точки зрения своей идеологии президента. Наиболее ярко и честно это делает Владимир Карпец, в материалах которого фактически нет существенной разницы между "оранжевой" властью Виктора Ющенко в Украине и реальной политикой президента Владимира Путина. В статье "НАТО внешнее и НАТО внутреннее" Карпец дает разгромную характеристику кремлевской политике: "Приходится констатировать, что позиция самого Владимира Путина в противостоянии "внутреннего НАТО" и "внутреннего анти-НАТО" является крайне противоречивой. Эта противоречивость проявляется не только в его упорном отказе – со ссылкой на "нормы демократии" – от "третьего срока", без которого сегодня, по-видимому, невозможно обеспечить преемственность не только самого "путинского курса", но и государственности как таковой, но и – на самом деле, прежде всего, – в том, что, проводя внешнюю политику в пользу суверенитета – пусть в рамках "суверенной демократии" и также исключительно в рамках возможного и "малыми шагами",– он одновременно является сторонником преимущественно рыночных методов в экономике, что крайне негативно влияет и на внешнеполитический курс, и на сам суверенитет, чему примером является фактический распад не успевшего сложиться Российско-белорусского союза из-за навязываемых, увы, Россией "рыночных" цен на газ – или все это только повод сделать так, чтобы ничего не было? – но и упорное нежелание расстаться с "агентами иной цивилизации" в собственном правительстве. Если это, конечно, не необходимое "инь внутри ян". Одна из статьей Владимира Карпеца осуждает Путина за то, что то заявил об отказе России от названия "ядерной супердержавы" и заверил, что не пойдет на третий срок. Статья называется "Путин, будь мужиком!" Ее автор отмечает: "В этом случа, неужели нам остается пропеть Владимиру Владимировичу: "Есаул, есаул, что ж ты бросил страну…"? В другой своей статье Владимир Карпец вообще ставит вопрос так: "Конституция или Россия?"

Вслед за Путиным, естественно, объектом критики становится и один из его возможных преемников – Дмитрий Медведев. Причем, обвинения в адрес Медведева еще более разгромные, чем в адрес действующего президента. Так, в статье "Демократия – угроза суверенитету" говорится: "Дмитрий Медведев сегодня открыто выступил в качестве политического дублера Михаила Касьянова, от "идей" которого интервью Медведева не отличается ничем; равно как и его "социальные инициативы" ничем не отличаются от демонстративных заигрываний Касьянова с коммунистами. То, что перед нами почти открыто провозглашенный преемник президента Путина, выглядит довольно зловеще…" Очевидно, что исходя из этих правых идей и призывов К. Фролова "выйти из гетто" вопрос о лояльности, по крайней мере, при нескольких преемниках будет стоять довольно остро, пока правые не превратятся в цивилизованную консервативную силу в демократическом обществе, а Церковь не смирится с официальной ролью культурного символа.

Оппозиционные настроения аккумулированы в коммунистическо-православном консервативном срезе общества – правые православные консерваторы будут критиковать власть, пока она не перестанет быть светской и демократической. Церковь не удовлетворяют теперь отдельные преференции, ведь одно дело, когда Рязанский Кремль отдается православным государем в руки Церкви, а другое дело, когда он со скандалом переходит в РПЦ МП, что раздражает как общество, так и Церковь.

Любые "оранжевые" демократические выступления и митинги (а может быть, и революция), благодаря, в том числе, и реакционному облику оппозиции, будут вполне благожелательны по отношению к той части кремлевской бюрократии, которая и в настоящее время, и в будущем будет настаивать на построении демократии и соблюдении Конституции РФ. Пусть формально таких прагматиков-демократов на публике немного, но они есть. Однако и современные демократы, и патриоты во власти – все они сидят на православном вулкане, потому что, развращая церковные институты деньгами, собственностью и привилегиями, чиновники сыплют порох в жерло этого вулкана.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования