Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Дела cоветские. Совет митрополии РПСЦ все более "замораживает" ситуацию, тогда как надо ее разрешать


Нынешний Совет митрополии Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ), хотя и проходит впервые за многие годы в обстановке строгой секретности, все же позволяет сделать некоторые прогнозы развития этой Церкви в новых условиях. Во-первых, становится фактом все возрастающая информационная закрытость, замкнутость, которая, видимо, в глазах предстоятеля РПСЦ Митрополита Корнилия и его ближайшего окружения ассоциируется с эффективностью. Не секрет, что эта тенденция позаимствована руководством Рогожского у "главенствующей конфессии" – РПЦ МП, в которой пресловутая "келейность" стала нормой при принятии решений как на епархиальном, так и на общесинодальном уровне. Похожий тип управления характерен и для другого поповского согласия в русском древлеправославии – для Русской Древлеправославной Церкви (РДЦ). Боязнь публичной политики и двойное мышление характерны, впрочем, не только для религиозных конфессий. Закрытие политической сферы – общая тенденция, которую можно с полным правом назвать антидемократической.

Между тем, именно для старообрядцев была всегда характерна своеобразная "народная демократия", основы соборности весьма высоко ставились в их среде. Нынешние же события говорят в пользу все большего распространения "советской" системы управления с ее "закрытыми процессами" и "закрытыми партсобраниями". Можно вспомнить, что каналом трансляции подобного стиля в поморском староверии, например, был небезызвестный поморский наставник Иван Миролюбов, в бытность которого главой Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины (РГСО) и фактическим руководителем всего латвийского поморского согласия появились "закрытые" заседания, вход на которые жестко контролировался. Таким образом необходимый кворум всегда набирался. Тот же стиль заметен в деятельности и другого выпускника духовных семинарий Московской патриархии, Патриарха РДЦ Александра (Калинина). Вопрос только один – насколько эффективна такая модель в старообрядчестве? Кажется, что она создает еще один полюс напряженности между клиром и миром, а ведь именно для староверия такое деление нехарактерно. Деление Церкви на "учащую" и "учимую" - в высшей степени сомнительная инновация латинских богословов, привившаяся в государственной Церкви, но нехарактерная для византийской и русской. Вообще говоря, тип и методы руководства Митрополита и его окружения, хотя и играют некую роль в жизни РПСЦ, но далеко не решающую. Гораздо большую роль играет взаимодействие групп и всевозможные личные связи старообрядцев России между собою.

На Совете Митрополии был поднят и вопрос о нарушении прав старообрядцев на свою собственность, прежде всего, иконы и храмы, отнятые советской властью и периодически передаваемые РПЦ МП. Положение РПСЦ в этом вопросе за время, прошедшее с прошлого Совета Митрополии, не особенно изменилось. Спорная собственность по-прежнему находится не в церковных руках, а в государственных кругах имеется явная тенденция к "заминанию" вопросов о нарушении прав староверов. РПЦ МП заняла довольно циничную позицию в отношении РПСЦ – она принимает из рук музейщиков старообрядческие иконы, но при этом делает вид, что "сохраняются добрые отношения".

В такой ситуации можно было бы поставить вопрос о внешнем суде, о третейском суждении по факту нарушений. Однако любое обращение старообрядцев к каким либо внероссийским органам защиты прав человека для старообрядцев крайне нежелательно. Если иностранные религиозные объединения, будучи чуждыми русской традиции, еще могут апеллировать в Брюссель, то староверы этого не делают. Во-первых, за почти 300 лет притеснений в императорской России, а затем и в СССР, они привыкли решать проблемы иным путем. Устанавливаются неформальные контакты разного рода, некоторые чиновники помогают старообрядцем словом и делом. Во-вторых, эффект от такого обращения в международные структуры для современной России будет крайне невелик. Можно прогнозировать и раздражение всех властных уровней, если им начнут из-за границы указывать, кого признавать и что кому отдавать. Все же надо признать, что у нас в России, если и действует, то обычное право, а права человека пока остаются чем-то столь же абстрактным, сколь и невыраженным.

По остальным вопросам трудно ждать каких-то решений от Совета Митрополии РПСЦ в этом году. Управляющий делами протоиерей Евгений Чунин остается на своем месте, так что и здесь резких поворотов не будет. Во внешней церковной политике наметилось затишье. Проблемы с Браильской митрополией так и не разрешены, миролюбивая линия Митрополита Корнилия не дает особенных плодов, а со стороны румынских старообрядцев слышны только претензии. После последнего заседания Комиссии по диалогу с РДЦ на Рогожском вновь послышались сомнения в законности "новозыбковской" иерархии. И хотя Митрополит Корнилий и по этому вопросу занимает примирительную позицию, конструктивного прорыва в диалоге двух главных согласий старообрядческого поповства в ближайшее время ждать не приходится.

Кажется, что если и будет активизация церковных событий на старообрядческом направлении, то она будет в ближайшее время связана в РПСЦ с поставлениями новых епископов и созданием новых информационных структур. Проекты такого рода активно обсуждаются в старообрядческой среде.

Сергей Лаптев,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования