Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Сонный сторож бодрого стада. Старообрядческие итоги года: глава РПСЦ навевает сон, но Церковь не хочет опять заснуть


Прошедший год для последователей Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ) (белокриницкой иерархии) начинался в довольно радужных надеждах на новый расцвет, едва ли не на возрождение традиций "Золотого века старообрядчества" - короткого 12-летнего периода перед 1917 годом, сопровождавшегося бурным развитием всех сторон старообрядческой церковной и общественной жизни в России. Новый Митрополит Корнилий, избранный на Освященном Соборе, был "выдвиженцем" покойного Митрополита Андриана и у многих ассоциировался с самим владыкой Андрианом.

Старообрядческая Церковь только начала примерять на себя новую роль – одной из ведущих православных конфессий страны, с активным социальным и нравственным голосом. К сожалению, многие возможности были упущены в конце 1990-х гг., сама Церковь, всегда бывшая оппозиционной и "альтернативной" по отношению к государственному православию, стала налаживать добрососедские отношения с РПЦ МП и даже усвоила название "РПСЦ", впервые зафиксировав внешний для нее термин "старообрядческая" как часть самоназвания. Но за краткое время первосвятительства Митрополита Андриана ситуация начала меняться в сторону совершенно новой роли староверия в обществе. Владыка Андриан стал в Церкви настоящим хозяином, он принялся наводить порядок как во внешних делах, так и во внутренних. "Целительный сон", царивший в старообрядчестве много лет, казалось, закончился вдохновляющим пробуждением. Но Митрополит Андриан неожиданно умер…

При избрании Митрополита Корнилия раздались заверения, что "курс Митрополита Андриана" будет продолжен. Однако довольно быстро многие старообрядцы стали замечать, что, несмотря на заверения о продолжении курса, начинается сворачивание всяческой активности. Из уст нового Митрополита вдруг зазвучали неожиданные слова о возвращении к "курсу Алимпия". Митрополит Алимпий, выдвинутый еще при советской власти, был руководителем совсем другого типа и другой эпохи. Это был молитвенник и постник, но плохой администратор. Именно при нем старообрядческую Церковь охватил сон. Но его авторитет как молитвенника и заступника был столь высок, что все внешние и внутренние церковные дела вершились как будто сами собой, "прямым Божественным произволением".

В уходящем году стало ясно, что сворачивание "курса Андриана" не привело и к возрождению "курса Алимпия". На место "хозяина" пришел "сторож". Это стало заметным по резкому снижению количества выступлений и заявлений Митрополита в прессе и на телевидении. Исчезли отклики на злободневные события и вызовы времени. Ни "карикатурный скандал", ни конфликт в Кондопоге, ни законопроект о новой системе налогообложения некоммерческих объединений не вынудили главу РПСЦ расторгнуть осторожное молчание. Казалось, старообрядцы умолкли.

Но и внутри Церкви не было дано ответов на многие вопросы. Кадровая политика владыки Андриана оказалась свернутой, священнические рукоположения и епископские поставления, которые активно проводил покойный Митрополит, прекратились или свелись к редким эпизодам. Кандидаты, готовившиеся во священники по всей России, оказались "заморожены".

В странном положении оказалась и внешняя церковная политика. Митрополия, находящаяся в румынской Браиле и называющаяся по традиции Белокриницкой, выступила с рядом радикальных заявлений, объявив себя "Матерью-Церковью" для всех староверов Белокриницкого согласия. На эти вызовы последовали только примирительные поездки в Киев и заминание всякой полемики. Наиболее яркие полемисты были осажены, а те, кто выступал против притязаний Браилы, оказались объявленными "экстремистами". Активный, но авантюристический протоиерей Елисей Елисеев из дальневосточного города Большой Камень выступил с несколькими скандальными инициативами, попытавшись канонизировать на уровне епархии нескольких деятелей старообрядчества. Но даже эти "самочиния" активного батюшки не заставили митрополию высказаться принципиально по каноническим и внутрицерковным вопросам.

В еще более непонятном виде предстали отношения староверов с РПЦ МП. Традиционно старообрядческое отношение к этой конфессии как к "никонианскому расколу" или даже ереси предполагает если не прямую оппозиционность "господствующей церкви", то, по крайней мере, "параллельность" ей. Да и РПЦ МП, в согласии с некоторыми представителями государственных структур, повела в отношениях со староверами жесткую линию. Отъем имущества, экспроприация храмов, игнорирование элементарных конституционных прав христиан-старообрядцев, жесткие заявления Патриарха Алексия II, истерия в никонианской прессе, возрождение дурно пахнущего "миссионерства" – все эти явления, казалось бы, показывают истинное отношение к старообрядцам со стороны "главенствующей конфессии". Есть, правда, еще ОВЦС с Комиссией по делам старообрядчества, откуда периодически доносятся ласковые речи, где заседает диакон Иоанн Миролюбов ("покаявшийся" поморский наставник), но, как оказалось, ставка на эту комиссию, которую сделали соратники Митрополита Андриана, не оправдалась. Ни одного храма, ни одной иконы не было получено от этого сотрудничества, а встречи с архиереями РПЦ МП оставили только чувство горечи и недоумения и у самого покойного Митрополита Андриана, и у всех старообрядцев. Сигналы, посланные в космос, остались без ответа "других цивилизаций". Да и сама комиссия, похоже, утратила интерес к "переговорному процессу", лишь изредка позванивая на Рогожское кладбище и разговаривая с его обитателями в приказном тоне.

Инициативы, поднятые, было, группой активных московских старообрядцев по возвращению некоторых храмов, оказались торпедированы священноначалием. Достаточно сказать, что на молебен к храму на улице Хавская, находящемуся в незаконной собственности криминального бизнесмена Ахапкина, пришли лишь два священника, которые как раз были вынуждены уволиться с должностей в митрополии с приходом Митрополита Корнилия. Митрополит и его окружение предпочли сохранять молчание, а в кулуарах даже и журить не в меру активных "борцов за храм". В этой ситуации и сами староверы поддались пассивному настроению и утратили пыл, так что молебны не возобновились.

Попытки Митрополита вернуть Церкви храм в Иванове, захваченный РПЦ МП, также оказались малоэффективными. При этом Митрополит Корнилий время от времени продолжает делать примиренческие заявления, которые критики Митрополита даже называют экуменизмом: об "общем пути", об "одном корабле" старообрядцев и новообрядцев, о том, что "главное - единство русского народа".

Впрочем, несколько ярких выступлений Митрополита все-таки прозвучало в 2006 году, но прозвучали они на мероприятиях, организованных или спонсированных ОВЦС МП: Всемирном русском народном соборе, Конгрессе соотечественников, выставке "Православная Русь". Митрополит откликается на все предвыборные инициативы митрополита Кирилла. Своих мероприятий такого масштаба староверы так и не организовали.

У кого-то может возникнуть впечатление, что глава РПСЦ за этот год вовсе удалился от дел и молится у себя в келье. Но это не так: он ведет активный образ жизни, ездит по выставкам художников, поэтическим вечерам, встречается с некоторыми чиновниками.

У этого пассивного засыпания оказалось одно положительное следствие. Увидев, что митрополия не особенно стремится участвовать в жизни Церкви, активизировались провинциальное священство и миряне. Появились новые газеты, сайты, возродился Союз старообрядческих начетчиков, многие интеллектуалы стали (несмотря на неудовольствие московского священноначалия) активно писать и даже критиковать эту пассивность и примиренчество. Активную позицию заняли и инокини Боровского монастыря, постоянно критикующие духовную расслабленность и пассивность церковного руководства. Монашество старообрядцев оказалось даже на некотором подъеме благодаря своему неравнодушию.

Событиями этот год оказался богат: и открытие новых храмов, и появление новых СМИ. В Самаре старообрядцам окончательно передано здание церкви, на которое уже было завезли колокола представители РПЦ МП, в Перми открылся новопостроенный храм, появились и укрепились новые активные сайты, из которых надо выделить "Самарское староверие" и "Правду Старой веры", появилась газета "Общий дом", возобновился альманах "Духовные ответы", молчавший несколько лет.

Таким образом, "засыпание" старообрядческой Церкви "в центре" оказалось стимулом для возрождения активного регионального и особенно мирянского движения, в котором староверы часто видят главное достояние соборности. И при том, что эта соборность иногда напоминает анархию, можно надеяться, что в следующем году она даст не один повод написать о РПСЦ.

Федор Конев,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования