Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Лавровый лист оказался фиговым… Но где теперь РПЦЗ(Л) искать омофор для прикрытия канонической наготы?


"Зимой неожиданно наступили морозы". Примерно так принято в России начинать разговор о работе коммунальных служб, ответственных за уборку снега,отопление и электроэнергию. Применительно к той части Зарубежной Церкви, которая возглавляется Митрополитом Лавром, та же самая фраза звучит так: "Многие среди русской эмиграции считают, что архиереи, которым они абсолютно доверяли, их предали". Здесь нужно добавить для ясности, что, конечно же, неожиданно предали.

Особенно это "неожиданно" относится к епископу Гавриилу, секретарю Архиерейского Синода РПЦЗ(Л). Несколько месяцев назад его кокетство с "легальной оппозицией" внутри РПЦЗ(Л) еще приносило хотя бы ту пользу, что увеличивало нервозность на переговорах между РПЦЗ(Л) и РПЦ МП, склоняя последнюю к некоторым относительным компромиссам. Но в последнее время становилось все больше и больше жаль простодушных русских эмигрантов, неизменно включавших епископа Гавриила в список "наших архиереев", которые, якобы, собираются их спасать от всепожирающего "красного дракона" советской патриархии… Что ж, как, должно быть, говорят в местах русского рассеяния — "леди с дилижанса, пони легче".

Впрочем, представление об РПЦ МП как о "красном драконе" или еще каком-нибудь не менее сказочном животном, никуда не исчезло из умов русской эмиграции, и его остается все так же сложно совместить с каким-либо каноническим подходом. Если спросить у представителей оппозиции внутри РПЦЗ(Л), почему же они, собственно, не хотят подчиниться Москве, то в ответ редко услышишь что-нибудь каноническое. А если и услышишь — то лишь в силу удачного стечения обстоятельств, а не по причине каких-либо твердых убеждений. Например, приняла в октябре Одесская епархия постановление о прекращении поминовения Митрополита Лавра, а сейчас глава этой епархии, епископ Агафангел, и сослужил с этим самым Митрополитом Лавром, и поминал его, и участвовал в заседании Синода РПЦЗ(Л), с которым, вроде бы, его епархия под его же председательством постановила прервать молитвенное общение. Но тут "поп" (в данном случае, архиерей) ровно таков же, каков и "приход" (в данном случае — вся "легальная оппозиция" внутри РПЦЗ(Л)).

Канонические правила в РПЦЗ традиционно работали лишь в пределах, точно обозначенных одним из участников нынешних интернет-дискуссий: "В определении степени отступления каждый исходит из меры своей решимости на те, либо иные поступки. И уже из этой решимости выводит степень отступления Синода". Поэтому не будем тратить время на чисто ритуальную каноническую аргументацию, специалистов по которой хватает и без нас, а сосредоточимся на тех мерах, которыми можно повысить решимость нынешних деятелей РПЦЗ(Л) к сопротивлению нынешнему курсу Синода.

Собственно говоря, нужно ответить лишь на один вопрос: если не с Синодом, то куда? Ведь Синоду подчиняются тогда, когда не видят альтернативы.

Отдельные миряне, монашествующие и клирики еще могут находить какие-то особенные решения для себя лично. Диапазон тут довольно широк. Но как быть общинам и приходам? Они гораздо менее маневренны. Они нуждаются в такой среде, которая была бы понятной им самим, и в которой бы понимали их. И это бы еще ладно. Самое трудное условие – что приходы не могут ждать, пока такую среду для них сделают. Они не могут делать шаг через вакуум. Им обязательно нужно такое решение, которое можно реализовать в одно действие, нужна "одноходовка".

Все это означает на практике, что переходы общин из РПЦЗ(Л) в юрисдикции греческих старостильников будут иметь место лишь в исключительных случаях. Нам достоверно известно о намерении некоторых приходов поступить именно так, но нельзя сомневаться в том, что особого распространения эта практика не получит. В РПЦЗ(Л) осталось очень мало приходов, где еще способны считать греков "своими".

Остальные альтернативы — грубо говоря, сводятся к двум вариантам: РИПЦ и не-РИПЦ. Рассмотрим обе.

1. Кому пойти в РИПЦ?

РИПЦ, иначе именуемая "лазаревской ветвью" (по имени своего основателя, ныне уже покойного Архиепископа Лазаря (Журбенко)) и ныне возглавляемая Архиепископом Омским и Сибирским Тихоном (Пасечником), имеет два серьезных преимущества, одно из которых неочевидно. Оба преимущества, впрочем, "на любителя", но оба сейчас достаточно востребованы в РПЦЗ(Л). Первое и очевидное преимущество — отчетливая русская национальная идеология. Это та самая этническая Церковь, которая наиболее привычна и близка основной массе русской эмиграции. РПЦ МП тоже пытается играть с эмиграцией на поле русского национализма, но тут ее возможности конкурировать с РИПЦ весьма слабы.

За счет этой идеологической окрашенности РИПЦ оказывается заведомо наиболее симпатичной для значительной части приходов РПЦЗ(Л). Особенно надо сказать о Южной Америке, где неприятие РПЦ МП весьма сильное, а симпатии к РИПЦ давно уже культивируются аргентинской газетой "Наша страна".

Как уже объявлялось, в январе 2007 года глава РИПЦ Архиепископ Тихон собирается посетить с пастырским визитом США и Канаду. Но было бы едва ли не более важно, чтобы именно он посетил Южную Америку, и чтобы объявление об этом визите прозвучало как можно раньше, на фоне намеченного на ближайшее время визита по тем же приходам эмиссара Митрополита Лавра, епископа Кливлендского Петра по прозвищу "Анаксиос". Личность Архиепископа Тихона будет для южно-американских приходов гораздо более привлекательной, чем личность другого епископа РИПЦ, Дионисия (Алферова), чьи проповеди не сходят со страниц "Нашей страны". Дело тут как в статусе первоиерарха, которым располагает только Архиепископ Тихон, так и в том, что личность епископа Дионисия как церковного идеолога является достаточно спорной, тогда как Архиепископ Тихон мог бы найти общий язык как с "симпатизантами" алферовской идеологии, так и с теми, кто настроен к ней критически.

Даже если посещение Южной Америки Архиепископом Тихоном будет ограничено одной только Аргентиной, можно не сомневаться в его большой эффективности в масштабах не только всей Южной Америки, но и Австралии (учитывая взаимные связи приходов, сложившиеся в РПЦЗ(Л)).

Второе преимущество РИПЦ менее очевидно, и оно наиболее актуально для тех приходов, которые не собираются сознавать себя частью русского этнического православия. Нужно понимать, что РИПЦ не требует никакой присяги на этническую верность, и вполне может принимать в себя те общины, которые не разделяют господствующей в ней националистической идеологии. РИПЦ более нуждается в приходах, нежели в идеологии по второстепенным для Церкви вопросам, и ее наиболее трезвые лидеры четко об этом помнят.

С учетом этого, РИПЦ может быть актуальна также и для тех общин РПЦЗ(Л), которые просто не видят в себе способности пойти по более сложному пути, о котором мы скажем ниже. РИПЦ — единственный из "осколков" старой РПЦЗ, который уже в настоящее время имеет вполне убедительную структуру управления, а также достаточный по нашим нынешним скромным меркам запас прочности. Говоря о "наших нынешних скромных мерках", я имею в виду, что она может не раскалываться в течение нескольких лет, несмотря на наличие в ней внутренних напряжений, потенциально чреватых расколом. Кроме того, продолжительность жизни РИПЦ как единого целого может регулироваться, если кто-то будет заниматься этим специально. Поэтому было бы неправильно говорить, будто не следует идти в РИПЦ только потому, что, мол, это структура слишком недавняя, и еще надо посмотреть, каково будет ее будущее. Таким любителям "посмотреть" можно тактично указать: чтобы "посмотреть", еще надо дожить.

Итак, РИПЦ — вполне разумная альтернатива РПЦЗ Митрополита Лавра, которую теперь все чаще называют "РПЦЗ(МП)". Более разумная альтернатива, чем об этом принято думать.

Но сейчас мы перейдем к другой альтернативе.

2. Если не РИПЦ, то что?

Рассуждая отвлеченно, вариант "не-РИПЦ" можно рекомендовать всем, кто не имеет особой потребности в русской этнической церковной идеологии. Но, рассуждая практически, его можно рекомендовать только тем общинам, которые имеют в себе силы для совершения хотя бы некоторых активных действий и проведению хотя бы сколько-нибудь последовательной политики. А это, как мы знаем применительно к РПЦЗ(Л), весьма серьезное ограничение.

Любой вариант типа "не-РИПЦ" предполагает переход от привычного в РПЦЗ отношения к Церкви по типу "молиться подано" к отношению по типу "сделай сам". Да, аще не Господь созиждет дом, тем более, дом Церкви, то всуе трудишася зиждущии. Но привычный для нынешних верующих вывод из этого псаломского стиха – будто им не надо в Церкви трудиться вообще, а достаточно лишь платить пожертвования, доверяя остальное "профессионалам". Такой вывод нельзя считать вполне соответствующим Библии и святоотеческому Преданию, тем более и с "профессионалами" сейчас туго. Церковь – это такое здание, в котором идет постоянная стройка, и она требует участия личным трудом, а не только деньгами.

В среде РПЦЗ(Л) едва ли не до сих пор кое-где обсуждаются проекты "возобновления РПЦЗ" из оставшихся "на развод" верных архиереев — Агафангела и Даниила. Предполагается, что они смогут рукоположить новый состав Архиерейского Синода , как в свое время рукоположили его основоположники РПЦЗ(В) Митрополит Виталий и епископ Варнава, и вернуть РПЦЗ(Л) к состоянию, в котором она находилась до начала переговоров с РПЦ МП. Такие мысли по-человечески понятны (тем более, что они рождались еще тогда, когда их авторы рассчитывали на епископа Гавриила и чуть ли не на архиепископа Илариона), но их трудно считать реалистичными. Конечно, я буду рад ошибиться в таком прогнозе, но все же выскажу тут свои критические соображения.

Создание нового Синода РПЦЗ потребовало бы такого уровня активности ее двух оставшихся архиереев и такой степени их взаимодействия как друг с другом, так и со всеми региональными лидерами оппозиции, на которые они едва ли способны. Особенно маловероятным представляется участие епископа Даниила, не вполне располагающего собой по причине возраста, болезней, а также того, что мы бы деликатно назвали особого рода "канонической невинностью" (да, он знает, что подчиняться РПЦ МП плохо, но он не тот человек, который будет делать из этого какие-либо канонические выводы для себя лично относительно необходимости замены состава Синода РПЦЗ). Поэтому я всерьез опасаюсь за тех, кто сейчас рассчитывает на возобновление Синода РПЦЗ изнутри нынешней оппозиции: когда они столкнутся с крушением своих планов, они могут испытать слишком сильное разочарование и, как часто бывает в таких случаях, вообще отпасть от Церкви или потерять к ней интерес. Поэтому было бы более разумно иметь в виду какие-то более приземленные, но и более реалистичные сценарии ближайшего церковного будущего.

Более реалистичные сценарии требуют обходиться теми архиереями, какие есть: с деятельным, но не выходящим в своей деятельности далеко за пределы СНГ епископом Агафангелом и с бездеятельным, но все же носящим архиерейский сан епископом Даниилом. От них нельзя ожидать всерьез ни возобновления Синода РПЦЗ, ни какого бы то ни было объединяющего воздействия на зарубежные приходы РПЦЗ(Л). Но зато эти приходы могут сами поддерживать свое единство, используя этих архиереев.

Еще раз возвращусь к одному важному обстоятельству, о котором упоминалось выше: приходы, разрывающие с нынешним Синодом Митрополита Лавра, не могут сделать шаг "в никуда". Им нужна хоть какая-то временная церковная организация, и всего лучше, если это будет их прежняя церковная организация, РПЦЗ(Л), пусть хотя бы и в сильно усеченном виде. Спешка требуется только при ловле блох, а отнюдь не архиереев.

Поминая за богослужением епископов Агафангела или Даниила (зарубежному церковному сознанию непременно потребуется кого-то из них назначить первоиерархом, но к этому, кажется, никаких препятствий быть не должно), отдельные региональные организации (епархии) смогут хотя бы немножко придти в себя после нескольких лет систематического разгрома. Им всем нужно постоять на месте и отдышаться. Прямо сейчас они не очень нуждаются в реальном лидере, который бы их куда-то повел. Пока что им надо просто потихоньку начинать учиться ходить, а отнюдь не предпринимать марш-бросков.

Наиболее реалистичная временная структура РПЦЗ под возглавлением епископа Агафангела (назовем ее РПЦЗ(А)) представляется в виде нескольких автономных округов, в которых поминают за богослужением епископа Агафангела (а в Америке, возможно, епископа Даниила) и тем временем учатся в совете друг с другом самостоятельно определять свое церковное будущее. В интересах епископа Агафангела будет постараться вести себя так, чтобы как можно больше таких округов связали свое церковное будущее именно с ним.

Но, так или иначе, через какое-то время (ориентировочно, от одного до трех лет) РПЦЗ(А) придется вступить в более тесное взаимодействие с какими-то из прочих оставшихся "осколков" прежней РПЦЗ, с участием их архиереев рукоположить епископов на вакантные зарубежные кафедры и постепенно интегрироваться в возрождающуюся структуру уже не РПЦЗ, а Поместной Российской Церкви.

Особую проблему представляет епархия самого епископа Агафангела, расположенная, главным образом, на территории Украины. Ей будет важно построить правильные отношения со светским обществом и властями этого государства, формирующего в настоящее время свою долговременную политику в религиозной сфере.

На фоне известных проблем украинской церковной жизни было бы очень важно, чтобы епископу Агафангелу и его епархии удалось позиционировать себя в качестве Церкви для верующих людей — именно просто верующих христиан, которые не склонны смешивать свою религиозную веру с какой бы то ни было национальной идентичностью или политической ориентацией. Помимо того, что именно такая позиция должна быть свойственна настоящему христианству, в украинских условиях она помогла бы выгодно отличиться как от УПЦ МП, так и от украинских национальных Церквей - УПЦ КП и УАПЦ. Хотелось бы пожелать Церкви епископа Агафангела быть в одинаковой степени русской и украинской и при этом строго "ортогональной" ко всем светским политическим процессам на Украине — так, чтобы и "бело-голубые", и "оранжевые", и просто аполитичные люди могли бы с одинаковым правом считать ее своей. Эта Церковь может иметь серьезное будущее только как Церковь не "русская" или "украинская", а как единая Истинно-Православная Церковь в Украине, общая для всех ее православно верующих граждан.

Итак, резюмируя, повторим, что ближайшие итоги нынешних церковных процессов будут зависеть, с одной стороны, от степени и характера активности РИПЦ и особенно ее Первоиерарха Архиепископа Тихона лично, и, с другой стороны, от активности региональных лидеров нынешней РПЦЗ(Л), особенно епископа Агафангела. Все они имеют сейчас богатое поле для деятельности, и по результатам их работы станет совершенно ясно, кто из них чего стоит.

Игумен Григорий,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования