Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Не хотели, но жизнь заставила. При Всемирном русском народном соборе все же создается "Правозащитный" центр


Российская жизнь полна противоречий и скрытого обмана – говорят, что дефолта не будет, а он случается, уверяют, что страна и ее жители богатеют, а цены перед Новым годом ползут вверх, убеждают в том, что власть строит равноправное общество, а на самом деле отменяются демократические свободы. К числу такого рода обманок-перевертышей относится и инициатива создания Правозащитного центра при Всемирном русском народном соборе (ВРНС), опекаемом митрополитом Кириллом (Гундяевым). Предполагается, что православные правозащитники начнут свою активную работу в феврале 2007 года. Если их намерения осуществятся, то нам предстоит узнать немало нового и интересного о том, что такое права и свободы человека и как зовут этого человека...

В отличие от массы общественно-политических проектов, которые предлагают, к примеру, властные структуры, Правозащитный центр при ВРНС собирается налаживать отношения с обществом, помогать православным гражданам (тем самым, членам одноименного "Союза"?) и государству в отстаивании прав человека, основываясь на четких и понятных принципах, противоположных европейскому либерализму. Видимо, и под самими "правами и свободами" будет подразумеваться тоже нечто четкое и понятное, противоположное значению этих слов в других европейских языках. В общем, если врага не удается уничтожить, надо заговорить на его языке и назваться его именем.

Именно с трибуны ВРНС и именно устами митрополита Кирилла Московская патриархия впервые заявила о том, что же Церковь хочет построить в России. И эта честность намного дороже того лукавства, которое позволяют себе чиновники и политики, заявляющие о демократии и одновременно голосующие за отмену выборов. После советского времени, а также эпохи становления и замораживания демократии при Борисе Ельцине, российские граждане, пусть даже пассивные и инертные в политическом смысле, во многом отчаявшиеся, очень плохо переносят и чутко чувствуют ложь и всякого рода лицемерие. Если вместо православной культуры в школах начинают преподавать антисемитизм, антисектантство и Закон Божий, то никакие уговоры и самовнушения о плохих чиновниках и статистические данные о 80 % "православных по рождению" не смогут убедить граждан в том, что это необходимо. Существует как в центре, так и в регионах некоторая усталость от жестких радикальных заявлений о том, как нужно справляться с разрушенной страной, с демографией и пьянством, развратом на телевидении и в газетах. Разумный гражданин уже никогда не поверит, что если дать больше денег и собственности РПЦ МП и ввести в обязательном порядке ОПК, то Россия возродится (в таком жестком, ультимативном стиле - деньги в обмен на духовность - часто выступает управделами Московской патриархии митрополит Калужский и Боровский Климент). Существует усталость и от схоластических афоризмов, красивых и интеллектуальных, но ни к чему не ведущих (в этом немалая заслуга диакона Андрея Кураева), а также от театрального радикализма, когда звучат предложения преподавать Закон Божий по телевидению в прайм-тайм и развешивать на столбах списки "врагов Церкви" (подобные идеи высказывал протоиерей Димитрий Смирнов).

Правозащитная идея митрополита Кирилла основана на своеобразном "евразийском" толковании прав человека, по сути дела, камня на камне не оставляющем от этих прав. Как сообщалось официально, Правозащитный центр станет подразделением ВРНС, призванным содействовать практической реализации Декларации о правах и достоинстве человека, принятой Собором в апреле этого года. Если вкратце излагать основную идею Декларации, то она заключается в том, что соблюдение прав и свобод – это не демократический, равный для всех, механизм защиты прав личности или организаций, а это скорее способ защиты "самобытной" культуры России, прежде всего "традиционных религий" и нравственных ценностей, которые отстаивает руководство этих религий. Преимущество, безусловно, отдается в рамках этой системы православию, точнее – Московской патриархии. Любой светский политик, ради сохранения лица обязан говорить о защите демократических ценностей, но для митрополита Кирилла и его сподвижников демократическое европейское общество является безнравственной моделью существования иной цивилизации – неправославной, нерусской.

Об этом много раз публично говорил протоиерей Всеволод Чаплин, заместитель председателя ОВЦС МП. В своих дневниковых "Лоскутках" (часть 11) отец Всеволод пишет: "Россия перемелет идеологию и строй западной демократии, как перемолола марксистский коммунизм, наполнив его совершенно иным содержанием. Мы можем прийти к монархии или к государству, основанному на принципах соборности, при котором выборы народных представителей будут совершаться местными общинами или сословиями. Но даже если всего этого не произойдет, то за фасадом формально "прогрессивного", прозападного политического режима у нас всегда будет идти собственная жизнь".

В том, что касается соблюдения религиозной свободы и равенства религий, представитель РПЦ МП, наверное, впервые откровенно высказал свою позицию в июле 2005 года. Комментируя доклад ПАСЕ, касающийся свободы совести в России, отец Всеволод Чаплин отметил, что не согласен с докладом в той его части, где критикуется "привилегированное положение" в России Русской Православной Церкви Московского патриархата: "Не вижу в этом ничего ни противозаконного, ни аморального. При всем равенстве религий перед законом общество не должно лишать себя права отдавать предпочтение одним религиозным общинам или отказывать в предпочтении и привилегии другим".

Сама по себе постановка вопроса, рассуждения церковных руководителей о правах человека положили начало диалогу Церкви со светским обществом хотя бы в этой узкой сфере. На фоне торжественных церковных событий, помпезных и елейных церковных конференций критика Декларации прав человека на ВРНС выглядела настоящим антиклерикальным походом, но критика – это всегда начало более глубокого диалога. Изначально и отец Всеволод Чаплин отмечал эту выгодную сторону церковных инициатив: "Мы готовы работать с самыми разными общественными силами, в том числе с правозащитными организациями, даже видя нашу мировоззренческую разницу с некоторыми из них. Чего бы не хотелось видеть в будущем, – это попыток утвердить радикально-либеральный взгляд на права человека как единственный, безальтернативный и не подлежащий обсуждению" ("Интерфакс-Религия", 4 апреля 2006 года). Но в мае 2006 года митрополит Кирилл еще сомневался в необходимости создания особого Правозащитного центра, видимо, не совсем понимая, как он может себя оправдать и какую пользу принести. В интервью КГТРК "Калининград" (Religare.ru, 4 мая 2006 года) иерарх отмечал: "Собор высказался в пользу создания правозащитной программы. Некоторые наши правозащитные организации почему-то перепугались, что вот теперь Собор, так сказать, монополизирует работу в области правозащиты. Не говорилось, но подразумевалось, что Собор или Церковь приватизирует все гранты, которые из-за границы поступают на такого рода деятельность. Я уже неоднократно говорил и сейчас хочу сказать и успокоить людей: Собор не получает никаких грантов из-за границы, ни от нашего Правительства, ни от каких-то государственных организаций. Собор вообще не имеет бюджета. Собор с шапкой ходит и собирает на всё то, чем он занимается. Поэтому мы не являемся конкурентами ни для кого. Кроме того, мы не будем создавать так называемого правозащитного центра, о котором почему-то стали говорить в СМИ, потому что центр – это юридическое лицо, это зарплата, бюджеты. Это опять не то, чем мы хотим заниматься". Однако, заявив свое стремление общаться с "мыслящими людьми", в том числе и с теми, кто имеет противоположные взгляды на права человека, представители ВРНС, поколебавшись, признали, что часть россиян идет путем именно западной демократии, а поэтому "евразийцы" должны защищать свои права, пока, вероятно, они не построят "православное соборное общество" - новый Советский Союз, но без атеизма.

Очевидно, что Правозащитный центр будет одной из программ ВРНС, а в то же время на должность исполнительного директора программ этого собора назначен кандидат исторических наук Роман Силантьев, год назад вынужденный покинуть должность секретаря Межрелигиозного совета России. Скандальную известность ему принесла  книга "Новейшая история исламского сообщества России".

Остается только ждать, чем ответят на опыт "конфессионализации" правозащитной деятельности мусульмане и другие религиозные меньшинства России, последователи которых уж точно нуждаются в защите своих и так сокращенных до минимума прав.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования