Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Огненная смерть и огненная вода. От освящения водочного завода до убийства священника-борца с выпивкой расстояние короче, чем кажется


Чем дальше продвигается расследование загадочного и жестокого убийства священника Андрея Николаева и его детей в селе Прямухино Кувшиновского района Тверской области России, тем больше возникает подтверждений первоначальной версии – "алкогольной". Эта версия, происходящая из недр Тверской епархии РПЦ МП, появилась еще в воскресенье, на следующий день после трагедии. Согласно ей, семью священника сожгли местные алкоголики за противодействие "нелегальному обороту алкогольной продукции", а еще больше - за то, что с ружьем в руках охранял храм, единственное место в селе, где можно было разжиться ценностями, которые можно продать и добыть денег на заветную дозу водки. Заветного "национального напитка", пристрастием к которому странным образом то ли гордятся, то ли кичатся многие русские.

Тверская трагедия в очередной раз заставляет задуматься над теми особенностями современной постсоветской истории, о которых мы писали более двух лет назад. Тогда мы составили список "типичных" причин убийств священнослужителей, а также обрисовали мистико-мифологические мотивы, возникающие в обществе и в СМИ в связи с такими убийствами. Главным, вполне предсказуемо, оказался мотив покушения на "сакральное пространство" посредством своеобразной "черной метки", которую как бы отправляет злодей всему доброму, чистому и нравственному. За эту зловещую "мистическую романтику" хватаются и политики, и журналисты. К сожалению, трагедия отдельного человека становится при такой интерпретации поводом или инструментом социальной мобилизации (часто на довольно ничтожные цели - как, например, в нынешнем случае СПГ пытался мобилизовать власть на протаскивание "Основ православной культуры").

Но, кажется, что история убийства в Тверской области ужасна именно своей "типичностью". Действительно, в Прямухине пьют, и пьют довольно сильно. Как, собственно, по всей России. На заснеженном и покинутом "постсоветском пространстве", где царит предсказанная пророком Даниилом "мерзость запустения" после того, как здесь пролились реки христианской крови, в пролитии которой никто не раскаялся, - житель села, как правило, оказывается никому не нужным балластом. Совхозы ликвидированы, колхозы распущены, фермы закрыты, МТС расформированы… Если раньше у селянина помимо бутылки оставалась какая-никакая работа, то теперь нет и ее, есть, как правило, лишь свой огород. Да и бутылку по нынешним ценам особенно не укупишь. Положение "спасают" производители денатурата и дешевого гидролизного спирта, который привозят с уральских заводов в Ленинградскую область и там разливают в "фуфырики", небольшие бутылки по 0,3 л. с этикеткой "Средство для ванн". Вот его-то и пьет в подавляющем большинстве сельская Россия. Поскольку жидкость эта не предназначена в принципе для внутреннего употребления, ее воздействие на человека совершенно непредсказуемо: наиболее типичным результатом является патологическое опьянение на фоне сильной интоксикации. Именно в таком состоянии человек способен на немыслимые в нормальном состоянии ума поступки.

Недавние исследования социологов и демографов показали, что чудовищная убыль населения России и ранняя мужская смертность (до 45 лет) связаны, прежде всего, именно с употреблением крепких спиртных напитков и дешевых суррогатов вроде упомянутых "фуфыриков". Да и самая обыкновенная водка по своему воздействию на психику человека (при ее систематическом употреблении) может дать крайне печальные эффекты. Наркологи говорят: "Страшнее водки зверя нет".

В то же время, социальная среда постсоветской деревни очень плохо регулируется, ибо никаких механизмов, держащих людей вместе, поддерживающих пресловутую "соборность", не осталось. Дома культуры закрыты (да и самой культуры не осталось), в церковь, не без оснований считающуюся "старушечьим царством", мужики не ходят, остается один телевизор, который изливает с голубого экрана настоящий океан безнравственности и культа развлечений, в том числе алкогольных. И тот факт, что сельский священник Андрей Николаев пытался как-то наладить элементарные социальные связи, хотя бы затащив людей в храм или убедив не пьянствовать, вызывает уважение и сожаление. Дело в том, что любые попытки пойти против течения и поколебать устоявшийся порядок, в неадекватной пьяной среде чреваты вспышками немотивированной ненависти.

Известен такой механизм поведения алкоголика: когда терапевт пытается вывести его из состояния алкогольной зависимости, нарушить его порочное "равновесие", то сам врач превращается в главный предмет ненависти. У ребенка отнимают игрушку – он плакать, у зверя отнимают кость – он начинает кусаться. Две стороны русского пьяницы подметил Достоевский, говоря о старшем Карамазове: злоба и сентиментальность, даже плаксивость. Здесь, увы, все предсказуемо, так что не исключено, что поджог дома произошел не в пьяном угаре, а в состоянии помраченного ума, не способного разобраться со смутными проявлениями подсознательного страха и гнева. Нельзя забыть и того, что приезжий священник для селян – "чужак", а убить "чужака" в замкнутом коллективе с ослабленными связями всегда легче, чем "своего". Этот священник и его семья уже переживали попытки вытеснения их из другого села, где им также сожгли дом.

Слишком нереальной для современного сельского общества представляется жизнь человека (священника или простеца), для которого водка не является источником бытия, радости, энергии и одновременно ненависти. Уже поэтому он – "чужой". Некоторые горячие головы уже стремятся поставить это убийство в ряд политической "заказухи". Но правда может оказаться куда страшнее, чем криминальный авторитет, отстегивающий киллеру в черных очках доллары за неугодную журналистку. Страшнее детектива – обыденность, обыкновенность злодейства. Убить человека, мешающего уже одним своим существованием погружаться в алкогольное болото, становится банальностью.

Но задумаемся вот о чем: при всей закрытости связей РПЦ МП с бизнесом, сложившейся после известных табачных и водочных скандалов и вполне органичной для путинской эпохи сворачивания свободы слова, в СМИ все же проникает информация об "освящениях" высокими иерархами различных винно-водочных заводов, предприятий производства спиртосодержащих жидкостей (т.н. заводов "парфюмерной промышленности"), пивных концернов и подобных им "точек". Так архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн (Попов) недавно освятил на территории Валуйского ликероводочного завода скважину и назвал эту акцию помощью в осуществлении национального проекта по охране здоровья. Разумеется, вода из скважины пойдет и на производство "зеленого змия". Только теперь это будет "освященный змий для охраны здоровья". Не секрет, что, например, пивное производство в Ржевском районе Тверской области, недавно еще бывшее на устах в связи с массовым отравлением местных жителей, находится фактически в руках одного из высокопоставленных архиереев РПЦ МП. Да что там один из высокопоставленных архиереев, когда сам (!) святейший Патриарх награждает орденами, носящими имена святых, водочных королей из компании "Союз-Виктан"! В обмен на освящения и благословения эти заводы и компании оказывают "помощь" храмам, но в первую очередь лично священнослужителям. В этом нет ничего нового. Но много ли почтенных клириков, идя на очередную подобную "требу", задумывается, сколько трупов и несчастных семей породит этот освящаемый "завод", какова "цена крови" этих пожертвованных Патриарху или епископу грязных денег? Теперь лишь можно опасаться, что такие "священные бизнес-контакты" теперь еще больше засекретят.

Найдут ли следователи прокуратуры причину смерти прямухинского священника или добавят его в длинный список "глухарей" – этого мы не знаем. Возможно, что и найдут какого-нибудь несчастного мужичка, плохо разбирающего, где сон, а где – явь, живущего от дозы "жидкости для ванн" до глотка "освященной винно-водочной продукции". Да только будет ли он, по сути, виноват в том, что происходит? Как кажется, виновато все общество, живущее рядом с настоящим "Чернобылем", из которого фонтаном хлещет пагубная зараза, затопившая почти всю Россию, и ничего не делающее для искоренения русского пьянства.

Игнатий Алексеев,
для "Портала–
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования