Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

"Идоменей" по-берлински. Почему опера не может быть мишенью джихада


Как справедливо было замечено в одном из комментариев по поводу снятия с репертуара в Берлинском оперном театре оперы Моцарта "Идоменей, царь критский", мусульмане, чьего гнева так опасались, в связи с демонстрацией по ходу действия головы пророка Мухаммада, в оперу ходят не часто, да и не в массовом порядке. Шариат, в принципе, запрещает использование инструментальной музыки и довольно неодобрительно относится к драматическому искусству в том виде, в каком оно существует на Западе. Кроме того, оперу приходят все-таки слушать, а не смотреть, и, вполне возможно, межрелигиозная встреча в виде мешка с головами основателей мировых религий, не привлекла бы пристального внимания общества, в том числе и мусульманского.

Многие утверждают, что таким образом постановке хотели сделать рекламу. С этим трудно согласиться. Вряд ли в год Моцарта нуждается в особой рекламе его оперный шедевр, написанный в 1781 году и имевший огромный успех. Именно благодаря "Идоменею…" композитор освободился от тяготившей его опеки епископа Зальцбургского и уехал в Вену, где начался подлинный расцвет его творчества.

Снятие оперы с репертуара представляет собой на удивление гармоничный сплав недальновидности и глупости, демонстрирующий, что у ведомственных служб безопасности (а именно по рекомендации службы безопасности берлинского театра была снята постановка) во всем мире очень схожий менталитет. Зато теперь во всем мире, в том числе и исламском, знают, что эти "кяфиры" издеваются над пророком в своих операх. Узнают, причем и те люди, которые никогда не были в опере и даже не знают, что это такое. Им не до оперы – они джихад ведут. Но зато теперь они будут очень точно знать еще одну цель для бомбовых и иных ударов.

В этой связи понятна реакция на это событие, оценивающее снятие оперы как ошибку и демонстрацию возможности поступиться принципами культурной жизни, существующей на Западе, ради даже не межрелигиозной толерантности, а неправильно понятой угрозы собственной безопасности. Даже председатель объединения турецких общин Германии Кенан Колат, комментируя отмену постановки, заявил: "Я могу понять мотивы такого решения, но не разделяю их".

Самое интересное, что злополучный момент с головами в мешке никак не связан с изначальным сюжетным смыслом оперы. Незатейливый текст на античную тематику производства XVII столетия повествует о любви Идаманта, сына критского царя Идоменея, к пленной троянке Илии. Это с болезненной ревностью воспринимает критянка Электра, также претендующая на сердце Идаманта. Вдобавок ко всему царь Идоменей едва не погиб в кораблекрушении, и его спасло только обещание принести в жертву богу морей Посейдону своего сына Идаманта. Последнему предлагают бежать с Крита на корабле. Во время плавания из бушующего моря появляется чудовище способное уничтожить все живое, но Идамант побеждает и его. Идоменей в отчаянии, поскольку обещание, данное Посейдону, необходимо обязательно выполнить. Но грозный бог смилостивился, все остаются в живых, а Идамант женится на троянке Илии. Несколько не повезло только отверженной Электре — в финале ей пришлось заколоться…

Вот такая мелодрама из античной жизни, в которой, согласно законам жанра, действуют вместе люди и так похожие на них боги. Никакого драматичного противостояния мира дольнего и мира горнего. Мало того – сюжет с головами оказывается при подробном рассмотрении всего лишь иллюстративной режиссерской штучкой постановщика Ганса Нойфельса, не имеющей, повторим еще раз, ни малейшего отношения к сюжету оперы.

Итак, все происшедшее — это просто буря в стакане воды, еще менее опасная и менее связанная с реальной жизнью, чем морская стихия, разыгравшаяся по ходу действия оперы. И в этой буре следует видеть не оскорбление Мухаммада (равно как Христа и Будды), а просто не замечать очевидный провал неудачного и неуместного режиссерского кунштюка. Но в то же время в этом инциденте есть, как и во всех подобных случаях, свой урок.

Та европейская культура, которую принято называть классической, формировалась в те времена, когда религиозные цивилизации были глубоко разделены друг с другом и, естественно, никакого образа иной религии, кроме искаженного, а часто и заданного, быть не могло. Впрочем, и восток здесь не исключение. Любой мало-мальски продвинутый представитель иудаизма и христианства, прочитав Коран, скажет, что он преподносит совершенно неадекватно образ его религии. Но в наше время, когда мир так драматически взаимосвязан и когда искусство, в том числе и высокое, как говорится, принадлежит народу, надо быть крайне осторожным в подаче религиозных и околорелигиозных сюжетов. По крайней мере, не подавать их в однозначно в негативном или высмеивающем контексте.

… В классической мольеровской комедии "Мещанин во дворянстве" есть довольно обширный пассаж, где Журдена пародийно, в понимании того времени, обращают в ислам. Надо сказать, что многие моменты в нем могут показаться оскорбительными для практикующего мусульманина. Так что, будем снимать с репертуара? Или будем объяснять, что все это было написано до нас, в совсем другом XVIII веке?

Иван Нелюбов,
для "Портала–
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования