Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Домик Тыквы снести! Борьба за культовые здания может объединить большинство российских конфессий в их стремлении к реальному равноправию


На фоне широковещательно объявленной российской верховной властью так называемой "дачной амнистии", рассчитанной на восторги большинства избирателей накануне электорального сезона 2007-2008, меньшинство, а именно - верующие, принадлежащие к религиозным общинам различных деноминаций (на практике, все, кроме РПЦ МП), всё чаще стали получать от местных властей сигналы, свидетельствующие об ужесточении позиции бюрократии по вопросам культового строительства.

Происходящее - помилование "дачников" на фоне показательных порок "сектантов" - как-то очень напоминает горькую шутку советских евреев-отказников 1970-х относительно плодов разрекламированной властями СССР "разрядки международной напряжённости": "Два мира, два Шапиро"!

Категорические требования местных властей о сносе уже выстроенных молитвенных зданий протестантов в Краснодаре и мусульман в Астрахани, в последнем случае подкреплённые судебными решениями, вступившими в силу, - далеко не полный перечень "адресов беды" последнего времени. Что-то похожее, судя по достаточно скупым информационным сообщениям, происходит и в Хакасии. Как говорится, "лиха беда начало"...

Нельзя сказать, чтобы в предыдущее десятилетие местные власти – а практические вопросы градостроительства являются исключительной прерогативой муниципалитетов – не предъявляли верующим других деноминаций своих претензий, как и не донимали угрозами. Происходило ли это с подачи епархий РПЦ МП, или же по собственному почину, уже не суть важно. Сейчас бессмысленно говорить о первопричинах явления, превратившегося в "норму жизни". Но обычно выяснения отношений между властями и верующими на религиозно-строительную тему редко доходили до судов.

Чиновники мэрий и прокурорские работники применяли к построенным культовым зданиям, в общем, ту же мерку, что и к иным осязаемым итогам ведения строительной деятельности. Иными словами, руководствовались представлениями о том, что нарушают малопонятное, "резиновое" градостроительное законодательство абсолютно все, кто хоть что-нибудь строит: жилой дом, церковь, завод, офис, склад, забор, автостоянку, сарай, общественный туалет и т.д. и т.п.

Из таких рассуждений вывод напрашивался сам собой: "Раз уж возвели, не сносить же! Значит, надо легализовать". При этом сама процедура легализации могла затягиваться на годы, а случаи, когда чиновники действительно помогали верующим "нетитульных" деноминаций в таких делах, можно пересчитать по пальцам.

Похоже, до поры до времени роль сдерживающего фактора для представителей власти выполняла не cтолько гипотетическая опасность возмещения затрат, понесённых религиозными организациям, которые могли быть подвергнуты "показательной порке". Неизвестно чем, в конечном счёте, могли обернуться такие тяжбы уже состоявшихся сносов из-за неоднозначности подобных коллизий с участием властей. Наблюдались некоторые признаки серьёзности в отношении к принципу неприкосновенности частной собственности. Нынче, кажется, магия неприкосновенности рассеялась.

Но если претензии власти доходили до судов, решения выносились в пользу верующих. Так было в 2004 г. в Воронеже в деле о сносе молитвенного дома пятидесятников Ассоциации миссий христиан веры евангельской, что на Московском проспекте. Разбирательство инициировали власти городского административного района. Ранее суд точно так же узаконил право Свидетелей Иеговы на использование построенного Зала Царства в северо-кавказском регионе. Имеются и другие примеры разрешения подобных споров: в Вологде путём сложных переговоров с участием централизованной религиозной организации удалось добиться компромисса по вопросу о высоте возводившейся в городе мечети.

Когда власти вмешивались на более ранних стадиях строительства или переоборудования приобретённой общинами недвижимости, дела обстояли намного хуже. В таких случаях реализуется откровенно "тормозной сценарий". Другие ведущие строительство субъекты хозяйствующей деятельности – бизнес-структуры, - глядя на происходящее с религиозными общинами со стороны, могут только посмеиваться над подобными запретами и предписаниями, носящими порой характер сказочных приказаний: "Сходи туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что". Однако верующие их чаще всего неукоснительно соблюдают.

Впрочем, формы реагирования лидеров религиозных общин на запреты властей зависят от статуса вероисповедания. Вопросы ведения строительства не составляют исключения. Смелее ведут себя "традиционные" мусульмане и "полутрадиционные" баптисты, более осторожно – адвентисты и пятидесятники, мормоны же и Свидетели Иеговы во всём стараются соблюдать до одури изматывающие предписания чиновников.

В случае чинимых властями искусственных затяжек ведения строительства обращение верующих в судебные инстанции оказывается делом совершенно бесполезным, поскольку суды рассматривают очень конкретные вопросы, а не ситуацию в целом. Этим подобные судебные процессы, информация о которых редко кого интересует, кроме самих верующих, и отличаются от тех, где предметом споров становятся уже построенные здания. Там вопрос ставится только "ребром": "Имеют право пользоваться или не имеют?"; "Сносить или не сносить?". Парадокс состоит в том, что власти, инициирующие процессы о сносе, до недавнего времени проигрывали их, тогда как верующие не могли и не могут отстоять свои интересы в многочисленных "позиционных" тяжбах. Пока такие частные вопросы решаются в судах, снежный ком чиновничьих претензий к общинам продолжает разрастаться.

Третий сценарий, используемый властями для нарушения прав верующих на приобретение недвижимого имущества, связан с отказом в удовлетворении соответствующих прошений религиозных общин, а то и вовсе с нежеланием их рассматривать. Порой встречаются весьма курьёзные случаи, вплоть до утери заявлений.

К слову, федеральное религиозное законодательство предусматривает четыре варианта приобретения религиозными общинами прав на недвижимое имущество для уставной деятельности. Первый связан с получением зданий дореволюционных религиозных организаций или передачей общинам иных строений в статусе государственного и муниципального имущества, как на возмездной, так и на безвозмездной основе. Второй вариант предусматривает возведение культовых зданий на земельных участках, выделяемых муниципальными властями. Процедура, регулирующая способ подачи документов, сроки рассмотрения таких заявлений, наименование и число инстанций, занимающихся подобными вещами, перечень причин отказа и др. нигде ни в законах, ни в подзаконных актах на федеральном уровне не прописаны. С учётом сложившегося de-facto эксклюзивного характера отношений РПЦ МП с властями федерального, регионального и местного уровней, - это канал, которым повсеместно пользуются структуры Московского патриархата. У других деноминаций возможности опереться на эту норму закона варьируются от региона к региону. Где-то и для кого-то она работает, где-то и для кого-то – нет. Но везде даёт сбои. Поэтому община РПЦ МП в Татарстане может оказаться в точно таком же положении, как и Общество сознания Кришны в российской столице или мусульмане в Белгороде. Легко организуемый протест некоего "большинства" – и результата многолетних трудов и хлопот как не бывало: власти идут на попятную "под давлением" избирателей.

Третий вариант связан с приобретением недвижимости на рынке. В этом случае первоначальная степень готовности объекта для его последующего использования минимизирует последующие проблемы.

И, наконец, четвёртый вариант, когда формирование собственности общины идёт за счёт вклада самих верующих. Чаще всего им пользуются протестантские деноминации, в среде которых высокий уровень межличностного доверия – обычное дело. Но дома, строившиеся первоначально как жилые, не годятся для больших собраний, подлежат перестройке или сносу для сооружения на их месте новых. Вот тут-то и возникают различные перипетии…

Собственно, есть ещё пятый вариант – выкуп земли у муниципалитетов религиозными общинами на конкурсной основе. Хотя, на первый взгляд, он и вписывается в перечень гражданско-правовых отношений, тем не менее, возможность его реализации сопряжена с необходимостью дать правовой ответ, как минимум, по двум позициям: а) не противоречит ли применение этой нормы перечню источников формирования недвижимого имущества религиозных организаций, прописанному в федеральном законе "О свободе совести" и б) может ли религиозная организация на равных конкурировать с коммерческими предприятиями. Пожалуй, последнюю проблему целесообразно поставить перед Конституционным судом воронежской общине пятидесятников РАМХВЕ(п) "Центр духовного служения", которая по настоянию городских властей приобрела землю на условиях коммерческого конкурса, а потом лишилась её по решению суда, якобы на основании того, что мэрия выставила участок без соответствующего документального обеспечения. Интересно, что несмотря на наличие судебного решения с требованием возмещения общине затрат, воронежская мэрия до сих пор так и не компенсировала верующим средства, пошедшие на приобретение и документальное оформление земельного участка, как и на работы подготовительного периода.

Перед религиозными организациями России сегодня стоит серьёзнейшая проблема вывода "из тени" самой этой темы, доведения её до сведения общества – ведь сегодня многие так и думают – а зачем мусульманам мечеть, протестантам, католикам и "альтернативным" православным - свои церкви? Кроме неприятия ОПК, это будет уже построение некой позитивной программы, способной объединить большинство российских деноминаций в их стремлении к реальному равноправию. И первым шагом в данном направлении должно стать внятно сформулированное и публично озвученное требование к властям федерального уровня (быть может, подкреплённое созданием соответствующего общероссийского общественного движения) решить, наконец, проблему культовых зданий и обязательно с участием самих конфессий.

В подчёркнуто социальной сказке Джанни Родари "Чиполлино" лишённые прав Овощи объединились, чтобы отстоять домик Тыквы… И, в конечном счёте, они победили.

Михаил Жеребятьев,
для "Портала–
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования