Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Мировое господство и последнее искушение Буша. Почему "исламский мир" не любит Америку как до, так и после 11 сентября?


"Будут лица в тот день открытые, смеющиеся, весёлые,
и будут лица в тот день – на них пыль, покрыл их прах.
Это неверные и отступники"

(Сура Абаса, 80:38-42)

Сегодня - пятая годовщина самого кровавого дня Америки, когда в один день погибло около трёх тысяч человек. 11 сентября 2001 года Америка была атакована пассажирскими самолётами, которые по воле террористов-смертников, вдохновлявшихся, как считается, идеями "исламского фундаментализма" в редакции "Аль-Каеды", были превращены в управляемые крылатые ракеты, поразившие Всемирный торговый центр в Нью-Йорке и Пентагон в Вашингтоне. Трагедия унесла жизни около трёх тысяч человек и нанесла серьёзную психологическую травму американцам. Девятнадцать фанатиков заставили содрогнуться в панике самую могущественную и технологически высокоразвитую державу мира и посеяли глобальный страх, оправдывающий беспрецедентную мировую кампанию "борьбы с терроризмом". Под знаком этой кампании широко нарушаются права человека не только в России, что более или менее привычно, но и в той же Америке.

В тот же день, 11 сентября 2001, сразу после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне президент США Дж. Буш произнёс ключевую фразу: "War on terror" ("Война против терроризма"). Он объявил против террора "крестовый поход", недвусмысленно дав понять, что поход этот организуется против "исламских экстремистов" из "мусульманских стран", которые, по мнению Буша, их укрывают. Так лидером западного мира был задан религиозный контекст, придавший определенную "межконфессональную" или, если угодно, "межцивилизационную" окраску всем дальнейшим событиям.

Кто бы ни был заказчиком столько грандиозного удара по Америке, Вашингтон и его союзники, вплоть до России, которая, вообще-то, редко и очень неохотно становится союзником Вашингтона, решили использовать эту трагедию как удобный повод для решения своих внутри- и внешнеполитических задач. Администрация Буша инициировала кампанию, в ходе которой обществу внушалось, что исламская культура враждебна Западу и создаёт питательную почву для террористических нападений на Америку.

"Америка, её друзья и союзники, едины со всеми, кто хочет мира и безопасности во всём мире, и мы плечом к плечу победим в войне против терроризма", - заявил Буш в своём обращении к нации, прозвучавшем в эфире через несколько часов после того, как "Боинги" врезались в башни Всемирного торгового центра и в здание Пентагона. Удачная с пропагандистской точки зрения метафора, в которой в яркой и выразительной форме соединились идеи всеобщего характера новой опасности и решимости "свободного мира" победить террористов, прижилась, несмотря на то, что в действительности войну терроризму, как абстрактному понятию, объявить невозможно.

Антиисламская воинственная риторика, как по команде, была подхвачена СМИ. Ведущие американские газеты опубликовали серию статей под заголовками: "Это – религиозная война"; "Да, это имеет отношение к исламу"; "Ярость исламского мира"; "Гнев приверженцев ислама"; "Гнев мусульман"; "В чём суть яростной реакции исламского мира?"; "Джихад 101"; "Глубокие интеллектуальные корни исламского террора"; "Реальные культурные войны"; "Восстание ислама"; "Первая священная война" и др.

Под лозунгом "Войны против терроризма" начались боевые действия в Афганистане в 2001 году и в Ираке в 2003-м. Правда, их непосредственной целью стали всё-таки не абстрактные идеи, а конкретные люди и правительства. В Афганистане американцы сражались с режимом талибов, открыто поддерживавшим "Аль-Каеду", а в Ираке военная машина США обрушилась на тоталитарный режим, контролирующий солидную часть мировых запасов нефти, но прямого отношения к террористам из "Аль-Каиды", а, следовательно, и к терактам 11 сентября, не имеющий. Весь мир понимает, да и США этого не скрывают, что во многом силовые акции на Ближнем и Среднем Востоке продиктованы стратегическими экономическими интересами.

В результате военно-силовых операций американской армии удалось одержать ряд военных побед, но при этом выяснилось, что достичь победы над "исламским терроризмом" сугубо военными методами невозможно: не были пойманы и наказаны не только непосредственные организаторы терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне, но и не прибавилось безопасности в мире. Оказалось, что военными средствами с террористами не в состоянии справиться даже самая мощная армия в мире.

Расчёт террористов состоял в том, чтобы спровоцировать симметричный ответ со стороны более сильного противника в таких масштабах, которые обеспечат дополнительную поддержку и даже легитимность террористов и будут иметь негативные последствия для США. Антиамериканские стратеги не просчитались. Уже через полгода после событий 11 сентября на смену практически единодушной всемирной поддержке Америки стали приходить скептицизм и усиливаться критика её военной политики, что показало неспособность нынешней американской администрации делать правильные уроки и выводы.

Критики США отмечают, что при нынешнем президенте эта страна ведет себя в мире как слон в посудной лавке, чем только приближает создание альянса, направленного против Америки и разрабатывающего свой "альтернативный проект глобализации". Парадокс, по факт: злоупотребление могуществом подрывает глобальную роль США и ставит под вопрос легитимность этой роли.

Война, объявленная президентом Бушем абстрактному терроризму (потому что трудно считать реальным врагом США полумифическую и в большей степени виртуальную организацию "Аль-Каеду", о которой рядовой американец или европеец знает только то, что в неё входят исламисты и что её возглавляет Бен Ладен), сильно затянулась. Опрос, проведенный компанией "Gallup" в июле 2005 года, показал, что лишь 34 процента американцев верят, будто Америка побеждает в этой войне.

Политика грубого военно-силового вмешательства спровоцировала нарастание не только политических, но и религиозных умонастроений, враждебных США, усилила в исламской мире транснациональное политическое самосознание антиамериканизма. Кроме того, спровоцированные этим актом процессы привели к милитаризации внешней политики США, создали трещины между Америкой и Европой (в 2003 году значительная часть европейских стран отказалась поддержать военную операцию США против Ирака).

Но и это не остановило техасского ковбоя. В 2005 году в США была принята новая стратегия борьбы с международным терроризмом. 3 марта 2005 года министром обороны Дональдом Рамсфелдом и председателем Комитета начальников штабов Вооруженных сил генералом Ричардом Майерсом был подписан секретный "Стратегический план войны с терроризмом национальных Вооружённых сил". Ключевое отличие новой стратегии от прежней состоит в том, что в качестве угрозы безопасности США теперь называется "исламский экстремизм" в целом, а не просто ряд крупных террористических группировок во главе с "Аль-Каедой". Отныне "главными врагами" Америки официально признаны "экстремистские суннитские и шиитские движения", являющиеся частью "глобальной сети вражеских организаций".

Справедливое возмездие, безусловно, должно настигнуть исполнителей и заказчиков террористических актов. Но мир не должен окунуться в широкомасштабную войну, тем более, квалифицируя своих врагов по конфессиональному признаку. Предлагаемый сегодня стандартный набор мероприятий не решит проблемы международного терроризма. Непрекращающиеся военные конфликты и эскалация напряжённости свидетельствуют, что старые схемы безопасности сегодня не работают. Налицо определенный интеллектуальный кризис западной цивилизации. Политики не видят иного выхода, кроме ответного удара, который частично ослабит террористов, но быстрее всего послужит толчком к новому витку напряжённости и бумерангом вернётся обратно. С большой уверенностью можно сказать, что широкомасштабная акция возмездия, в которой гибнут мирные люди (мусульмане), привела лишь к радикализации религиозных организаций, да и в целом населения исламских стран. "Семя раздора" легло на благодатную почву "обиженных народов". В результате террористы получили поддержку широких слоёв населения (прежде всего, в арабском мире). Для арабского мира существенным стимулом является также открытая поддержка со стороны США Израиля, право на существование которого отвергается большинством арабов.

Кроме того, необходимо помнить, что у терроризма есть объективная питательная среда: несправедливое мироустройство. Его результатом являются нищета, голод, страдания и унижение миллионов людей. Поэтому единственным и эффективным средством борьбы с терроризмом, как ни банально это прозвучит, является политика уважения и взаимопомощи, проведению которой мешает великодержавный шовинизм, "политика двойных стандартов", межгосударственная конкуренция, эгоизм и групповые (клановые, конфессиональные и т.п.) интересы.

Надо понимать, почему террористы находят широкую поддержку. С одной стороны, государственный терроризм в отношении невинных толкает их в объятия бандитов, с другой, существует расслоение по мировоззренческому признаку ("мы христиане – они мусульмане", или "мы цивилизованные народы – они изгои" и т.д.). Переплетение религиозных, этнических, социальных противоречий создает "гремучую смесь", и порой бывает достаточно одной искры, чтобы она воспламенилась и унесла тысячи жизней.

Глобальные изменения, которые происходят в мире и свидетелями которых мы являемся, выносят на повестку дня необходимость иных принципов взаимоотношений, основанных на подлинном равноправии всех сторон. Политика, основанная на старых методах управления людьми и внешнеполитических принципах "разделяй и властвуй", должна быть устранена из системы современных международных отношений.

11 сентября Америке был брошен вызов, на который она так и не смогла за истекшие пять лет найти эффективный ответ. Она всё больше втягивается в столкновение с исламским миром, а несовпадение её курса с политикой Европы рискует расколоть Северо-Атлантический союз. Милитаризация экономики и стремление к гегемонии США подталкивает и другие страны к гонке вооружений, что может привести к апокалиптическим последствиям.

Итак, остаётся одно: менять политику. В конце концов, противоречия в мире будут столь сильно нарастать, что даже самая мощная в военном и экономическом отношении держава с мощным информационным ресурсом не способна будет сдерживать международный протест, который как бумеранг обрушится на Америку. Новая угроза безопасности нависла над Америкой на долгие годы, несмотря на её значительный оборонный потенциал. В условиях глобализации, когда американское общество тесным образом переплетено с остальным миром, национальная безопасность Америки, как и любой другой страны, попадает в зависимость от благополучия человечества в целом.

"Где бы вы ни были, захватит вас смерть, даже если бы вы были в воздвигнутых башнях" (Сура Аль-Нисаа, 4-78).

Сергей Мозговой,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования