Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

РПЦЗ(Л): пособие по самосохранению для ленивых. Ближайшие перспективы открывающегося церковно-политического сезона


Наименее церковная сторона церковной жизни наиболее точно следует церковному календарю. Церковный год начинается 1 сентября (правда, по календарю юлианскому это соответствует 14 сентября), и церковно-политический сезон, будучи частью политической жизни вообще, открывается в сентябре. Вот такие у нас бывают парадоксы.

Можно точно предсказать, что до следующего лета, то есть до июля 2007, нас ожидает гораздо больше значимых для церковной жизни событий, чем за аналогичный период любого из предшествовавших годов за последние, по крайней мере, 10 лет. Те формы церковной жизни, которые успели стабилизироваться в течение первого пятилетия после крушения СССР (1991—1995), теперь вновь испытывают сильные напряжения и готовы разрушиться, а кое-где уже и разрушились. Очевидно, та стабилизация церковных структур, которая была достигнута для переходного периода, когда роль России в глобальной политике оставалась под большим вопросом, более не отвечает современным реалиям. Но что же тогда этим реалиям отвечает? — Это вопрос, ответ на который должны дать ближайшие годы. Он был поставлен на повестку дня, приблизительно, в 2000—2001 годах, а в 2005—2006 годах у внимательных наблюдателей должны были отпасть последние сомнения в том, что грядущие изменения будут весьма радикальными. И некоторые из них, хотя еще далеко не все и даже не самые главные, должны ожидаться еще до июля 2007.

Подчеркиваю, что речь идет именно о глобальной церковной политике, а не только о России, СНГ или церквах русской традиции.

Наиболее важные для жизни всех номинально православных церквей, как официальных, так и "альтернативных", будут связаны с глобальным переделом зон влияния между Константинополем и Москвой. Почти сразу после распада СССР (и окончательно в 1995 году) определилось место будущей решающей битвы между этими церковными слоном и крокодилом — Украина. В 1995 году Константинопольский патриархат официально сформировал в своем составе Украинскую Автономную церковь, в которую были приняты (в 1995 и 1996 гг.) две юрисдикции украинских церковных эмигрантов, и с тех пор он не уставал подчеркивать, что не намерен отказываться от своих претензий на всю территорию древней Киевской митрополии, куда входили современная Украина и Белоруссия. Действительно, Киевская митрополия была переведена из-под Константинополя в Московский патриархат в нарушение всяческих канонов и грубой силой (в два этапа: в 1654—1657 и в 1686 гг.). Современная Украина — это место будущего церковного Сталинграда, то есть той битвы, которая еще не сможет определить окончательные условия будущего церковного мира, но которая определит общий исход войны. Понятно, что, победив на Украине, Константинополь сможет установить свое преобладание повсюду в СНГ за пределами России, а непосредственно в России также обозначить свое влияние. Но это, повторим, дела не столь близкие. Константинополь не торопится, так как время работает на него. И даже не столько время само по себе, как политика РПЦ МП — политика "слона в посудной лавке".

На ближайшие месяцы неопределенность политического режима на Украине не позволит предпринимать там какие-либо радикальные действия, которые могли бы заметно изменить status quo в сторону одной из борющихся партий, но зато такая неопределенность весьма удобна для подготовки общественного сознания к возможности подобных сдвигов в недалеком будущем. И такая подготовка уже ведется — в Великобритании.

Переход епископа Василия (Осборна) с большинством приходов его епархии, занимающей Британские острова, из юрисдикции РПЦ МП в Константинопольский патриархат был ярким событием, завершившим предыдущий церковно-политический сезон. Для Константинополя это была не просто победа, но качественно новая победа над Москвой. Впервые после 1920-х годов, вопреки протестам Москвы, под юрисдикцию Константинополя была принята одна из епархий, прежде находившихся в Московском подчинении. Жребий брошен и Рубикон перейден. Теперь остается только война, которую нельзя было начинать, если не иметь расчета в ней победить. Поэтому РПЦ МП пощады не будет.

Все лето Константинополь продолжал подготовку к дальнейшим военным действием. Это только отчасти было вызвано ближайшей практической необходимостью стабилизировать приходы епископа Василия (Осборна) и обеспечить максимальную полноту ухода из РПЦ МП ее бывшей британской паствы. Гораздо более общезначимый интерес представляют демонстративные аспекты деятельности епископа Василия и его нового церковного начальника, главы Западноевропейского Экзархата русских церквей Константинопольского патриархата архиепископа Команского Гавриила (де Вильдера). Владыка Гавриил демонстративно посещает Ноттингем — вопреки официальным протестам со стороны РПЦ МП, а владыка Василий дает официальное интервью, в котором жалуется на давление со стороны РПЦ МП, но, разумеется, не собирается отступать.

Такими мерами в общественное сознание — причем, далеко не только в Великобритании, — внедряется новый шаблон поведения по отношению к РПЦ МП: с ней можно не считаться в открытую. До самого недавнего времени такое было невозможно в течение более чем сорока лет, то есть с самого начала 1960-х годов.

Раньше не считаться с РПЦ МП могли себе позволить только те, кто вообще порвал с "мировым православием", — то есть различные истинно-православные церкви и РПЦЗ. Внутри же "мирового православия" РПЦ МП, опиравшаяся на государственную мощь Советского Союза, имела такой авторитет, что против нее были возможны лишь подковерные интриги, а выступать открыто не решался никто. Такого положения ей удалось добиться во времена Хрущева, когда она стала вновь, после некоторого перерыва, важным инструментом советской пропаганды и открыла для себя широкое поле внешнеполитической деятельности, вступив в 1961 году во Всемирный Совет Церквей.

Теперь эти великие завоевания советской эпохи утеряны для РПЦ МП безвозвратно. Мы уже имели случай написать, что для России как государства потеря невелика, так как у нее теперь открываются возможности для одновременного использования как РПЦ МП, так и Константинопольского патриархата. Но теперь остановимся лишь на внутрицерковных перспективах, причем, даже не всего открывающегося политического сезона, а лишь самых близких, на два-три месяца.

Итак, теперь в мировое общественное сознание внедрен новый шаблон: РПЦ МП можно открыто игнорировать — и даже не только другим юрисдикциям "мирового православия", но и ее собственным подчиненным, если они захотят с ней расстаться. Подобные поведенческие шаблоны вызывают много удивления и разговоров, когда их применяют впервые, но при повторном использовании они воспринимаются как самоочевидные и чуть ли не наиболее естественные.

Где же сейчас можно их применить, если в Великобритании, как будто, дело уже сделано, а до Украины очередь еще не дошла?

Я думаю, что тут пора вспомнить еще об одном постоянном церковном "ньюсмейкере" последних месяцев — РПЦЗ(Л), то есть той части исторической Русской Зарубежной Церкви, которая сейчас так содрогается от колючих прикосновений и вызывающего спазмы запаха вплотную приблизившейся к ней РПЦ МП.

В ближайшие дни РПЦЗ(Л) обязана провести заседания своего Синода. Формально — для того, чтобы рассмотреть предложения согласительных комиссий относительно дальнейших путей сближения с РПЦ МП. Реально — для того, чтобы дать официальный ответ Синоду РПЦ МП, который еще в июле одобрил предложения согласительных комиссий. Любое решение Синода РПЦЗ(Л), кроме такого же одобрительного, будет означать скандал в отношениях с РПЦ МП. Одобрительное решение будет означать скандал внутри самой РПЦЗ(Л). Рассмотрим, какие реально существуют перспективы выхода из такой ситуации.

Обычно альтернатив видят тут две, но их, как минимум, три.

Сценарий номер 1 — наиболее, как считается, естественный: Синод РПЦЗ(Л) полностью "продавливается", то есть уступает РПЦ МП. "Непримиримая оппозиция" внутри РПЦЗ(Л) отделяется (это те, кто не хочет даже евхаристического общения с РПЦ МП, то есть даже и без административного подчинения: почти вся Южно-Американская и вся целиком Одесская епархии, а также отдельные приходы других епархий). Оппозиция более массовая, которая хочет евхаристического общения с РПЦ МП, но боится административного подчинения, вынужденно смиряется. Безусловным лидером этой "массовой" оппозиции является епископ Гавриил Манхэттенский, который подтвердил эту свою репутацию в недавнем интервью "Новому Русскому Слову".

Сценарий номер 2 — назовем его "мечтами ленивых": Синод РПЦЗ(Л) продолжает "исповеднически" придерживаться своей "позиции" — прочно застрявшего между двумя корзинками с овсом Буриданова осла. Группа активных сторонников объединения, а также РПЦ МП больше не могут ждать и поэтому вынужденно решаются на сепаратное объединение. (Потенциальным лидером сепаратистов в этом случае называют архиепископа Берлинского Марка). После отделения "горячих голов" болотистая почва РПЦЗ(Л) временно успокаивается: выигрывается еще лет 5 спокойной жизни. Это идеал для таких лидеров, как тот же епископ Гариил, который старается делать вид, что он дорожный указатель, будучи на самом деле флюгером. Да, пожалуй, и сам митрополит Лавр, глава РПЦЗ(Л), в случае такого развития событий мог бы вздохнуть с облегчением.

Теоретически сценарий номер 2 вполне осуществим, но внутри РПЦЗ(Л) он не обеспечен кадрами: для успеха им должны заниматься более квалифицированные и, главное, более самоотверженные люди. Но "массовая" оппозиция объединению с РПЦЗ(Л), в отличие от оппозиции "непримиримой", — весьма безыдейная, а ее лидеры слишком ленивы. В отличие от своих визави из РПЦ МП, у них нет опыта выживания при коммунистическом режиме и в реальной внутрицерковной борьбе в масштабах крупного бизнеса. Если внешняя политика РПЦ МП обеспечивается профессионалами, которых можно сравнить с дикими волками, привыкшими охотиться в лесу, то в РПЦЗ на соответствующих постах — тоже, вроде бы, волки, но привыкшие жить в заповеднике и брать мясо из кормушки. Не нужно гадать, кто кого съест.

В осуществлении "сценария номер 2" могла бы быть заинтересована "непримиримая" оппозиция, но она уже упустила время: раньше надо было включаться в процесс. "Непримиримая" оппозиция не была настолько предусмотрительной, чтобы разработать какие-либо планы, не отвечающие ее интересам напрямую. Она давно потеряла рабочий контакт с оппозицией "массовой" и никогда не имела возможности манипулировать бескомпромиссными сторонниками объединения. Догматическая правильность заявлений о невозможности евхаристического общения с РПЦ МП никак не отменяет необходимости каких-то конкретных действий по отношению к тем, кто такого общения каким-то образом все-таки добивается — будь то при административном подчинении РПЦ МП или без оного. "Непримиримая" оппозиция занималась дипломатическими дискуссиями, когда давно уже наступило время для военных действий. А теперь стратегические позиции упущены, и надо работать с той реальностью, которая есть.

Поэтому не получится никакого "сценария номер 2".

Но зато появился сценарий номер 3. В нем ключевое слово — "Константинополь", и он удобен тем, что его осуществление под силу даже таким малоэффективным менеджерам, как Митрополит Лавр и епископ Гавриил.

Волшебное слово "Константинополь" уже сейчас годится, чтобы защититься им от тяжелых репрессий со стороны РПЦ МП в случае, если и ближайшее заседание Синода РПЦЗ(Л) не сдвинет эту организацию с позиции, описанной философом Буриданом. Теперь ведь можно сказать, что оппозиция выставила новую угрозу — будто она вся дружно уйдет под Константинополь. Для того чтобы так сказать, не нужно не только переговоров с самим Константинополем, но даже и особых переговоров с оппозицией: возможность ухода в Константинополь теперь стала очевидной для всех. Для РПЦ МП такая перспектива чрезвычайно болезненна в принципе, но особенно невыносима — сейчас, пока ей еще рано заканчивать подсчет потерь даже в одной только Великобритании.

Поэтому, независимо от дальнейших планов, все силы РПЦЗ(Л), противящиеся объединению с РПЦ МП на условиях Москвы, могут без малейших нервных и материальных затрат пользоваться новым магическим средством для отпугивания "москитов" — волшебным словом "Константинополь".

Но даже и неэффективным менеджерам можно рекомендовать подойти к делу серьезней — подумать о переходе под Константинополь всерьез. Для европейских приходов было бы естественно влиться в уже существующую структуру Русского Западноевропейского Экзархата, а для американских — создать еще одну, Русскую автономную церковь Северной и Южной Америки (и, возможно, Австралии) внутри Константинопольского патриархата.

Главное, что тут нужно объяснить верующим, — что именно это представляет собой эффективный способ добиться евхаристического общения с "Матерью-Церковью в России". Ведь РПЦ МП не сможет прервать евхаристическое общение с Константинополем, и, таким образом, также и евхаристическое общение с желающими из РПЦЗ(Л) будет навязано Москве без какого бы то ни было административного подчинения. Что же касается административного подчинения Константинополю, то, кажется, общеизвестных исторических примеров достаточно, чтобы убедиться, что бояться тут нечего.

Для "непримиримой" оппозиции внутри РПЦЗ(Л) "сценарий номер 3", разумеется, не годится, — но у нее, в любом случае, выход только один: в той или иной форме, окончательное слияние с церквами истинного православия. Для кого-то это присоединение к РИПЦ, а для кого-то — формирование новой временной церковной организации, до принятия каких-то более фундаментальных решений в перспективе последующих нескольких лет.

А тем, кому зависимость от бизнеса Бориса Йордана или Петра Холодного не оставляет никаких альтернатив, помимо МП, — скатертью дорога.

игумен Григорий,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования