Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Академик РАЕН ВАЛЕНТИН НИКИТИН: "Флоренского сравнивают с Паскалем, с Леонардо... Но кто еще среди гениев и энциклопедистов стал святым?.."


"Портал–Credo.Ru": 22 января исполнилось 125-лет со дня рождения великого ученого-богослова, философа, культуролога и поэта – православного священника Павла Флоренского. А кем был он, прежде всего?

Валентин Никитин: Прежде всего, он был мистиком. В видениях, сопутствующих ему с детства, обнаруживалось действие Высших Сил, за богослужением в храме он ощущал веяние ангельских крыл, его внутренний слух был отверст для музыки небесных сфер… Такой степени спиритуальной одаренности не было ни у кого из русских религиозных мыслителей. Это прекрасно понимали и Вячеслав Иванов, и отец Сергий Булгаков.

В чем его уникальность?

– Визионерство обычно отрывает человека от земли-матушки, уносит его в запредельность. Павел Флоренский же, в отличие от других великих мистиков, был глубоко укоренен в земных стихиях, в земнородных субстанциях. Василий Розанов не случайно писал о его сильных и жилистых "ползучих корнях".

А каким он был в жизни?

– Странным, почти юродивым – для посторонних людей, для взглядов со стороны. Странником в земной юдоли, истинным подвижником и богобоязненным служителем алтаря – для Бога. Пламенеющим любовью, самоотверженно-заботливым отцом – для своих детей. Гением, который стяжал мученический венец и сподобился святости – для всего человечества.

Что бы Вы могли сказать о мирской стороне его жизни?

– Это его занятия техникой, естественными и инженерными науками, вообще – всем прикладным. Можно говорить о многих сторонах, об исключительной многосторонности Флоренского как мирянина. Он знал и соблюдал традиции, любил православный быт, хорошо знал его потаенные особенности.

А как он относился к инославным?

– Апостол Павел пишет о том, что иных Бог поставил в Церкви апостолами, иных – пророками, других – учителями; наделил людей разными дарованиями, чудодейственными силами, благодатью исцелений, восприимчивостью к знанию различных языков. Во Флоренском эти дарования сочетались органически. Именно это придавало его богословским воззрениям удивительную высоту, глубину и широту. Отсюда и его отношение к инославным – как к родным и двоюродным братьям во Христе, членам одной христианской семьи, но с разными дарованиями, с разным служением и предназначением. Сказалась здесь, конечно, и удивительная родословная о. Павла – благоуханный букет, в котором причудливо сочетались цветы России и Армении, Грузии и Польши.

Словом, неотмирный был человек?

– Да. Но в той же равновеликой мере, как и "мирный". В нем сочеталось небесное и земное в идеальной пропорции.

Но, тем не менее, в его жизни присутствовало искусство...

– Искусство, в особенности иконопись и музыку, отец Павел превосходно знал, тонко ценил и очень любил. "Троица" Андрея Рублева была для него лучшим доказательством бытия Божия. Моцарт оставался любимым композитором.

Насколько я знаю, Вам довелось знать вдову отца Павла.

– Благодарение Богу, мне посчастливилось застать в живых вдову мыслителя Анну Михайловну, урожденную Гиацинтову. Чудный была человек! Вся светилась добротой и всепониманием... Преданный и верный друг, мать пятерых детей, бабушка множества внуков и внучек, она до конца дней достойно несла свой крест, не согнулась от горя, сохранила любовь к своему мужу и благоговейную память о нем. Но сохранила она и творческое наследие отца Павла, включая все его письма из Соловецкого лагеря, которые бережно пронумеровала…

Кажется, до сих пор жива одна из дочерей отца Павла...

– Да, младшую дочь Флоренского Марию Павловну в кругу семьи именуют Тиной или Тикой – в честь царевны Тинатин, героини Шота Руставели, олицетворяющей верность и преданность. Дай Бог ей доброго здоровья, – это натура героическая, очень самостоятельная, она и по сей день старается делать всё сама, никогда не жалуется и не просит помощи, хотя бы и очень в ней нуждалась. Общения с людьми сторонится. В ее сердце до сих пор не зажили раны, вызванные душевной травмой в детстве, когда она стала свидетельницей ареста отца.

А с кем можно сравнить Флоренского?

– Его сравнивают с гениальным Паскалем, с великим энциклопедистом Леонардо да Винчи. В этих сравнениях есть свой резон. Но кто еще среди гениев и энциклопедистов стал святым?..

Беседовал Алексей Феоктистов,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования