Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Глава Издательско-информационного отдела РПСЦ АЛЕКСАНДР АНТОНОВ: "Наконец-то старообрядчество стало предметом внимания для современного музыкального искусства"


"Портал–Credo.Ru":  Александр Васильевич, Вы были и на пресс-конференции в связи с мировой премьерой оперы Родиона Щедрина "Боярыня Морозова", причем по ее окончании довольно долго беседовали с композитором, и на самой премьере. Каково Ваше общее впечатление, как старообрядца, об этом сочинении? О ее музыке и общественно-церковном значении?

Александр Антонов:  Вы очень точно задали вопрос. Я бы так его и разделил – о музыке и о церковно-общественном значении этого события. В музыке, особенно современной, я не специалист, и мое суждение о ней не очень, быть может, основательно. Скажу так: у меня раздражения или отторжения эта музыка не вызвала.

Но и восторга тоже?

– Говорить о восторге я не дерзаю, потому что для этого надо быть специалистом. В смысле воздействия на слушателя, может быть, потому, что я старообрядец и во время исполнения следил по тексту либретто, замечу, что сам сюжет и без музыки мог быть действенным и впечатляющим.

Что касается самого факта явления такой оперы, то я его очень высоко оцениваю, потому что наконец-то старообрядчество стало предметом внимания для современного музыкального искусства. При этом совершенно неадекватна реакция на это событие некоторых журналистов. Просто иногда стыдно за них! Реакция порой просто неуклюжа, даже в некоторых солидных изданиях. Доходит до смешного. Демонстрируется такое незнание своей истории. В "Коммерсанте" рецензию озаглавили "Игра в фанатики". Писал журналист и думал: "Вот есть игра в фантики, а я напишу - в фанатики. Какой я молодец! Не зря свой харч отрабатываю".

Нет культуры тонкого прикосновения к сложному произведению. Хотя общий голос прессы об этом сочинении свидетельствует о непонимании причин такого развития событий в судьбе Морозовой. Сам Родион Константинович говорил на пресс-конференции, что ему непонятна причина, по которой Тишайший царь лично так возненавидел кроткую Феодосию Прокопьевну, которая ничем таким особым не провинилась. Я для меня эти события являются тайной беззакония в действии, по слову апостола. Мы часто пытаемся поверхностно, конспирологически подходить ко многим проблемам. Ну, царь гнался за ее богатством – понятно! Многие склонны редукционистским способом подходить к решениям, а здесь этот способ не работает. Здесь какая-то тайна. Ее можно только созерцать как некую трагедию, но объяснить ее до конца невозможно.

Сергей Зеньковский пишет в своем труде, что очень трудно понять, почему все это стало возможным, да еще в XVII веке. Даже сейчас (в ХХ веке – Ред.) Римский Папа не может единоличным декретом отменить древнюю традиционную форму перстосложения. Не говоря уж о Патриархе и даже, может быть, о Соборе. Мне сейчас рассказывают некоторые единоверцы: "А вот мы с завтрашнего дня перейдем на старый обряд", а новообрядцы воспринимают это с апокалиптическим ужасом. И я их понимаю! Это не просто привычка – это входит в натуру человека. Он 700 лет хлебал щи правой рукой, а вдруг ему говорят делать это левой! Без обоснования, без всего. Зеньковский удивляется, как могли в одночасье, одним никоновским меморандумом в 1653 году объявить, что с завтрашнего дня все должны креститься щепотью, тремя перстами. Как можно было на такое решиться!?

– Возвращаясь непосредственно к опере. Вам хорошо знаком музыкальный строй старообрядческого песнопения. Услышали ли Вы какие-то отголоски старообрядческой интонации в музыкальной ткани оперы Щедрина?

– Я не услышал в "Боярыне Морозовой" практически никаких прямых отголосков старообрядческой музыки. Да этого и не нужно. Здесь я расхожусь с большинством критиков. Вторжение сакрального в светское искусство и наоборот – это есть недопустимое смешение жанров. "Подсолнухи" Ван Гога мне больше говорят о Боге, чем "Христос в пустыне" Крамского. Есть православная икона, строгое унисонное пение, которое звучит внутри храма. И его куда-то инсталлировать, делать из этого коллажи – я всегда был против этого. Я резко отрицательно отношусь к опытам церковной музыки Чайковского или Рахманинова. Церковь должна быть Церковью, а светское искусство – светским искусством. Так что композитор все сделал правильно. В музыке оперы Щедрина "Боярыня Морозова" есть древнерусский дух, даже без цитирования или имитации. Это сильная сторона его оперы.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования