Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Корреспондент газеты "Комсомольская правда", автор книги "Невесты Аллаха", посвященной истории девушек-смертниц, ЮЛИЯ ЮЗИК: "Большинство шахидок, на самом деле, малорелигиозны"


Портал-Credo.Ru: Что вас подвигло взяться за такую книгу?

Юлия Юзик: Я этим занималась достаточно долго, одну из выживших девушек знала лично. Когда с ними общаешься, возникает ощущение жалости к ним.

Это люди, которые только начинают жить, у них все еще только начинается. Сама традиция использования этих женщин в качестве шахидок - такого ведь никогда не было, и мне жаль, что такое стало происходить.

Портал-Credo.Ru: Вам не удалось обнаружить в действиях смертниц религиозные мотивы?

Юлия Юзик:  Что касается ислама и тех женщин, о которых я писала, - мотив религиозный, именно ислам, на самом деле использовался там мало. Здесь чеченские женщины, шахидки -  это нечто совершенно отдельное. Это женщины, у которых разбита жизнь, у которых нет будущего, и они идут на смерть не ради того, чтобы доказать свое религиозное служение Аллаху. Здесь немного  другой крен. Это люди,  которые совершенно не видят будущего. У них разбита жизнь, у них нет мужей, у них убиты дети и близкие. Религиозный мотив нам представляют.

Допустим, в случае "Норд-Оста" они пользовались религиозной терминологией: они пришли "по велению Аллаха", - а ведь большинство из них оказываются на самом деле малорелигиозны. Там было всего несколько девушек, которые по-настоящему исповедовали ислам, у остальных же был личный мотив – они поставили перед собой такие условия, в которых выхода просто не было.

Когда это всё прикрывают исламом – возникает очень неприятное ощущение, потому что религия-то на самом деле другая и Коран говорит о другом. Все это используется и прикрывается религиозными мотивами, религиозной терминологией.

Я занялась этой темой после второго подобного случая – в ноябре 2001 года. Тогда девушка подорвала себя и военного коменданта – ее разорвало на куски. Я была близка ей по возрасту – мне было около 20 лет, и когда прошло информационное  сообщение о случившемся и прозвучало, что подорвала себя 20-летняя и в Чечне существует база подготовки этих женщин, меня это очень взволновало. Мне было дико, как в 20 лет можно идти и погибать. Казалось сначала, что это единичный случай – произошло и все. Но когда это стало повторяться, когда случился Норд-Ост – феерическое зрелище, невероятное. Столько женщин в одном месте. Меня это взволновало лично. Я хотела понять, как молодая женщина, у которой остались дети, может пойти на смерть. Что за этим может стоять? Что должны со мной сделать, что должно произойти в моей душе, чтобы я пошла и взорвала себя? И судьбы этих женщин в таком аспекте меня волновали. Тогда я стала этим заниматься.

Я очень надеюсь, что последний теракт, состоявшийся в Москве на Тверской-Ямской – действительно станет последним. Но изучая проблему, я понимаю, что в Чечне еще много "человеческого материала" для свершения таких вещей. Я бы назвала это большой провокацией. Когда женщина взрывает себя, это всегда вызовет какие-то эмоции. Это вызовет в душе страх, об этом заговорят и  в средствах массовой информации. У меня такое ощущение, что все - это может еще повториться, и достаточно громко. Потому что все для того, чтобы это явление могло еще раз повториться, для того, чтобы эти женщины еще раз появились здесь, существует. Ничего в Чечне не поменялось. Ситуация благоприятствует этому. Одна шахидка, которая выжила - я с ней созванивалась - потерялась. Ее нет ни в Чечне, ни в Дагестане. Она мне говорила, что скоро приедет в Москву. К сожалению, что-то есть такое в душе, что это может повториться.

Для меня эта тема совершенно не проходная, я ею жила год и занималась год, это наболевшее. По книге это понятно – очень много эмоций и очень много личного отношения ко всему. То есть это не просто как если бы все произошло – я поехала собрала материал и написала. Я и сейчас очень слежу за этим. Я неделю назад выписалась из роддома и со мной в палате лежала женщина-чеченка. И я видела отношение всего роддома, всей больницы к женщине-чеченке: вплоть до того, что она якобы ходит выведывает местность для совершения теракта. Мне горько, потому что у меня есть подруга-чеченка, я знаю этот народ. Когда смотришь на это – становится по-человечески неприятно, потому что из-за таких провокаций к людям такое отношение. Это очень печально.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования