Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
13-12-2006 12:00
 
РЕПОРТАЖ: Как верят в России? В Институте Европы РАН эксперты Евразийского отделения Международной ассоциации религиозной свободы оценили религиозную ситуацию в стране

Можно с уверенностью сказать, что в России чрезвычайно редко проводятся конференции, где религиозные лидеры и ученые могут рассказать о реальных проблемах, с которыми они сталкиваются. То, что у каждого свои острые проблемы, показала конференция Евразийского отделения Международной ассоциации религиозной свободы (МАРС) "Свобода религии и права человека", которая состоялась 7 декабря в Институте Европы РАН. Приветствовал участников конференции директор Института академик Николай Шмелев, который подчеркнул значение выбранной МАРСом темы. По сравнению с предшествующими мероприятиями ассоциации нынешняя конференция была чрезвычайно представительной – уровень обсуждения проблем свободы веры позволяет говорить о новом этапе в развитии общественной деятельности МАРСа в России.

Фактически не столько идеи религиозной свободы, сколько возможное понимание свободы совести со стороны верующих и экспертов, заинтересовало также и представителей государства. Конференцию приветствовал глава Комитета Госдумы РФ по связям с общественными объединениями и религиозными организациями Сергей Попов, член Генерального совета партии "Единая Россия". В своем послании Попов отметил необходимость утверждения гармоничных религиозных отношений, толерантности и справедливости. Советник руководителя Управления Администрации президента РФ по внутренней политике Сергей Мельников заметил, что форум, собранный МАРСом, сможет стать серьезным фактором в защите прав верующих. Мельников обозначил основные проблемы, которые возникаютв отношениях власти и различных церквей и общин. К примеру, религиозные объединения уже участвуют в правотворческой деятельности, критикуя проект Минюста РФ о регулировании миссионерской деятельности. Реакция глав конфессий показывает, по мнению Мельникова, что в религиозной сфере активно функционирует гражданское общество. Сотрудник Администрации президента РФ сообщил о том, что существует проблема выделения земельных участков религиозным организациям, при том, что органы власти не обязаны в обязательном порядке по закону выделять участки для строительства культовых зданий. Что касается возврата культовых зданий, то этот процесс также связан со многими проблемами, так как возврат имущества не носит характера реституции. Подчеркивая светский характер государства, Мельников также отметил, что органы власти не предоставляют религиозным объединениям финансовой помощи, помимо налоговых льгот. А религиозное воспитание возможно только в воскресных школах и негосударственных учреждениях, а в муниципальных школах - только по желанию родителей, на основе свободного выбора. Как отметил глава Комитета по связям с религиозными организациями при правительстве Москвы Николай Меркулов, многие подталкивают чиновников к выходу из правового поля, для того чтобы проблема экстремизма появилась там, где ее не было.

Об особом значении национальных культурных ценностейв условиях глобализации напомнил ответственный секретарь правительственной комиссии по вопросам религиозных объединений Андрей Себенцов. Себенцов выступил с критикой либерального тоталитаризма, приведя в пример высказывания зампреда ОВЦС МП протоиерея Всеволода Чаплина о том, что "куда идет поезд глобализации, не могут сказать даже сами либералы".

Качественный состав конференции МАРСа отметил почетный президент ЕАО МАРС профессор Анатолий Красиков, руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН. Среди участников Красиков выделил членов Совета при президенте РФ и тех, кто занимает достойное место среди религиозных объединений России. Сравнивать религии, по словам Красикова, невозможно, так как каждая считает себя носителем Истины. Между тем, существуют общечеловеческие ценности, такие как свобода верить и не верить. Право на свободу совести записано в Конституции РФ и в международных договорах, которые подписывала Россия. Наша страна, подчеркнул Красиков, также подписывалась под договорами, в которых признавалось, что проблема свободы совести выходит за рамки отдельного государства. Это значит, что Россия и другие демократические страны могут давать оценку положению со свободой совести в других странах.

От лица религиозных объединений на конференции выступили представитель Традиционной буддийской сангхи России Санжей-лама Андрей Бальжиров и заместитель председателя Совета муфтиев Марат Муртазин. Председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России раввин Зиновий Коган отметил, что страну не смогут сберечь ни нефтепроводы, ни газопроводы, а лишь люди, которые в разных концах страны празднуют Пасху или какие-либо другие религиозные праздники. Коган заявил: "Я православный раввин, я все время выступаю за введение "Основ православной культуры", чтобы дети почитали своих родителей и сохраняли свою религиозную традицию, хотя это и не значит, что не должно быть места другим религиям". Бог, по мнению Когана, дал МАРС России, чтобы осуждать ненависть и учить не только терпеть друг друга, но и любить.

О том, что свобода религии может быть правом на свободное выражение своей верыи свободой союза с Богом, заявил митрополит Тадеуш Кондрусевич, ординарий архиепархии Божией Матери в Москве. По словам митрополита, свобода слишком часто понимается только как внешняя законодательная защита. В то же время необходимо иметь в виду и внутренний аспект этой проблемы. Тадеуш Кондрусевич привел в качестве примера слова философа Николая Бердяева о том, что "Бог в свободе видит достоинство сотворенного им человека. Только в свободном существе образ и подобие Божие обнаруживаются". Как заметил митрополит, подобной является и позиция Католической Церкви, выраженная, прежде всего, в Декларации II Ватиканского Собора о религиозной свободе "Dignitatishumanae". Этот документ является одним из фундаментальных плодов Собора. По своей сути он представляет собой прорыв в учении Католической Церкви, начало новой эпохи сосуществования с последователями других исповеданий и неверующими, оставляя полную свободу религиозного выбора. В понятии религиозной свободы и свободы совести необходимо различать два элемента: свободу внутреннюю, которая подразумевает формирование религиозных убеждений и мировоззрения, и свободу внешнюю, т.е. выражение религиозных убеждений и действие согласно им, заключил Тадеуш Кондрусевич.

Вместе с тем, представитель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП) священник Александр Васютин заявил о том, что превосходство индивидуального над коллективным характерно для западной либеральной концепции, тогда как у нас на Востоке все наоборот. Критерий истины, по мнению Васюкина, на Западе содержится только в юридической области, а значит, для либерального государства неважна мировоззренческая ценность религии. Гуманистическое общество берет под свою защиту и порочного индивида, полагает Васютин. Православное видение заключается в воссоздании связи с Богом и другими людьми, в богоподобии без юридических терминов. Призыв к уважению меньшинств, по мнению Васютина, это призыв к игнорированию "права" как праведности, тем более что и права человека не так уж и незыблемы и всеми по-разному признаются.

Прямо о том, что свобода совести и вообще любая свобода невозможна без демократии, сказал только председатель Российского союза евангельских христиан-баптистов Юрий Сипко. В христианстве, по словам Сипко, ярко выражена идея прав и свобод, но лишь со времени Мартина Лютера она стала открыто проявляться и воплощаться в жизнь. Либерализм, как его определял Джон Локк, - это парламентаризм и демократические свободы. Как подчеркнул Сипко, необходимо привести точное определение либерализма, так как часто используется представление о развратном либерализме. Но те, кто его используют, скорее, хотят опорочить либерализм в целом, отметил Сипко. На дворе ХХIвек, однако, по словам Юрия Сипко, в России 90 % влияния у исполнительной власти, 8% у законодательной, 2 % у судебной ветви, да и то эту ветвь еще называют "басманной". Скандал вокруг пенсионного фонда Сипко назвал показателем цинизма сегодняшних властей. На этом фоне растет число беспризорников, уменьшается продолжительность жизни, преследуют Армию Спасения, то есть такое впечатление, что Конституцию государственные мужи не читали. На надгробном камне Мартина Лютера Кинга было написано: "Наконец свободен", но все-таки хочется еще при жизни быть свободным, подчеркнул Сипко. Индивидуальные свободы еще не освоены обществом и государством, представители которого часто насаждают ненависть и инаковость. По словам главы Союза баптистов, если мы сами не будем защищать наши права, то и власть этого делать не будет. То, что человек ощущает себя выше государства – это признак повзрослевшего человека, а таким взрослым человек стал именно через Евангелие Иисуса Христа. Вторичность прав человека, которую объявляет Декларация прав человека Х Всемирного Русского Народного Собора, по мнению Сипко, это то, где человечество было примерно до ХVII века, и показатель того, что в Российской Федерации права человека пока действительно вторичны.

Для религиозных лидеров неожиданно актуальным оказался общий вопрос отношения государства и общества в России, потому что из-за искажения этих отношений страдают, прежде всего, верующие "нетрадиционных" конфессий. Так, по мнению пастора московской общины св. Михаила Евангелическо-лютеранской Церкви России Ивана Чернышева, государство и общество у нас воспринимаются как одно и то же, и только сейчас начинает приходить понимание того, что это не одно и то же. Каждый, как отметил заместитель начальствующего епископа Российской Церкви христиан веры евангельской Павел Бак, вкладывает свой ресурс в демократические основы земного Отечества, стремясь обеспечить его благополучие. Излишне, наверное, предполагать, что кто-то намеренно вырабатывает двойные стандарты, чтобы ущемлять права других. К сожалению, отметил Павел Бак, складывается впечатление, что свобода граждан – самый уязвимый сегмент в российском обществе.

Источником конфликтов и инструментом разворачивания серьезных конфликтов на религиозной почве часто становятся СМИ. Роль общественных институтов, как отметил сопредседатель Славянского правового центра и главный редактор журнала "Религия и право" адвокат Анатолий Пчелинцев, и журналистского сообщества весьма велика. Примером является дело об антисектантском сюжете в программе "Времечко", которое рассматривалось в Общественной коллегии по жалобам на прессу в Союзе журналистов России. Во "Времечке", заметил Пчелинцев, были подтасованы факты и представлены в неприглядном свете церковь ЕХБ "На Шелепихе" и ее пастор Александр Семченко. Известные журналисты и общественные деятели высказались в пользу церкви ЕХБ в ходе заседания Общественной коллегии по жалобам на прессу, которое состоялось 27 ноября. В сюжете "Времечка" упоминалась только пятидесятническая церковь "Торжествующий Сион", которая арендует помещение у баптистской церкви "На Шелепихе". Однако зрителям была показана часть проповеди пастора церкви ЕХБ Александра Трофимовича Семченко, снятая скрытой камерой, причем пастор был в сюжете назван Василием Петровичем. Пастора, показанного на экране, журналисты "Времечка" обвинили в том, что он собирает с прихожан деньги, что он тунеядец и имел судимость именно за тунеядство. В ходе заседания Общественной коллегии было заявлено о том, что трудовой стаж служителя Александра Семченко составляет 42 года, а судили его еще в советское время за распространение Библий. В 2004 году коллегия уже заявляла о нарушении профессиональной этики со стороны программы "Времечко". По словам Анатолия Пчелинцева, необходимо настаивать на рассмотрении подобных дел в суде. Показательно также дело Армии Спасении, по поводу которого рано делать выводы, так как российская сторона не выполнила решение Европейского суда по правам человека- не зарегистрировала Московского отделение Армии Спасения и не выплатила 10 тысяч евро. Как подчеркнул Анатолий Пчелинцев, все 5 лет дела Армии Спасения являются яркой иллюстрацией беспомощности чиновничьего аппарата. Кроме того, мировое сообщество рассматривает признание Пресненским судом Армии Спасения в качестве военизированной организации, в качестве анекдота.

Религиовед Сергей Иваненко особое внимание уделил индуистским объединениям и заметил, что всем религиозным традициям надо дать право удовлетворять свои духовные потребности. Между тем, в Москве Обществу Сознания Кришны запрещают строить храм, а в Архангельске с подачи православной епархии была закрыта организация "Сант Мат" (Путь Мастеров) за осуществление медицинской деятельности без лицензии, хотя медитация отличается от медицинской практики, с религиоведческой точки зрения. Наряду с этим, заведующий кафедрой религиоведения РГПУ им. А.И. Герцена профессор Андрей Григоренко заметил, что свобода и совесть вполне могут существовать отдельно друг от друга, свобода неразрывно связана с личностью и это утопия думать, что государство должно даровать нам все права. Пока же господствует политико-правовой взгляд на свободу совести, в том числе и из-за активной деятельность таких юристов, как сопредседатели Славянского правого центра Анатолий Пчелинцев и Владимир Ряховский.

Попытку понять особенности религиозно-общественной дискуссии на примере образования предпринял директор Центра изучений религий РГГУ профессор Николай Витальевич Шабуров, вице-президент МАРСа. По его словам, дискуссия о том, как преподавать религиозно окрашенные дисциплины в школе де факто свелась к обсуждению преподавания "Основ православной культуры". Аргументы сторонников ОПК заключаются в том, что в школах нужно преподавать культурологический курс, но тогда непонятно, почему речь не идет о внедрении "Основ российской культуры". Помимо этого, надо учитывать, что введение ОПК на практике обусловлено традициями, ведь огромную роль, по мнению Шабурова, в России играют не законы и указы, а внетекстовая реальность. Никто не спорит о том, что, к примеру, жителям Москвы необходимо знать и понимать смысл церковного искусства, окружающих храмов, а, значит, и элементов христианского вероучения в православном его варианте. Однако, подчеркнул Шабуров, анализ курсов ОПК показывает, что в них не говорится о культуре, а скорее проводится катехизация и проповедь, мягко говоря, изоляционистских идей, нетолерантного отношения к другим конфессиям и этносам. "На основании каких сочинений и авторов мог бы строится оптимальный курс ОПК?", - задается вопросом Николай Шабуров. Как это не покажется странным, по мнению религиоведа, эти книги были созданы еще в 1970-е годы. Это и "Поэтика византийской литературы" С.С, Аверинцева, и книги Д.С. Лихачева по древнерусской литературе, и В.В. Бычкова, а также труды прот. Александра Шмемана. Все равно, даже при внедрении курса ОПК, созданного на базе идей этих авторов, возникли бы проблемы, но острота проблемы была бы снята. Сейчас же предлагают курс Бородиной в разных вариантах, который представляет собой плохой курс катехизации с выпадами против других религий.

Многие говорят о том, что надо обратиться к религиозному и духовному наследию, но, по словам Шабурова, не было разговора о том, что такое православная или же русская культура. Вся суть проблемы, ее научное обсуждение были подменены публицистикой. Опыт показывает, что только светское общество и светское государство могут поддерживать свободу совести и свободу различных религиозных традиций. В школах, по словам Шабурова, должен преподаваться обобщенный курс по изучению всех религий, так же, как и в православных семинариях и академиях должны изучаться в уважительном ключе все религиозные традиции. Не следует дискриминировать, как заметил религиовед, православное образование, надо вводить стандарт "теология" в вузах и ВАКах, богословская наука должна быть признана. Вред, по мнению Николая Шабурова, приносит лишь попытка насильственного внедрения всего и вся.

Наступило время, когда необходим цивилизованный и открытый разговор о религии, о том, что такое свобода совести, о том, какие конфликты возникают в отдельных религиозных объединениях, а также в отношениях между общинами и чиновниками. Даже без теоретического осмысления свободы вероисповедания становится трудным организовать религиозную жизнь, а представителям власти и религиоведам беспристрастно относиться ко всем религиозным объединениям. Вместе с тем, часто не хватает самого элементарного практического представления о том, кто у нас в России существует и как он верит. С одной стороны, участники научных конференций МАРСа стараются воспитывать чувство ответственности и веротерпимости, с другой стороны, их слова свидетельствуют о том, сколь тяжело в России говорить о любой российской вере, помимо "традиционных" религий.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2018. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]