Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
20-06-2006 13:45
 
РЕПОРТАЖ: «Дело Грабового»: оборотная сторона медали. Правозащитники и адвокаты самозваного мессии Грабового обвиняют прокуратуру в выполнении политического заказа

"Нашим сознанием манипулировать нельзя!" - гласил один из лозунгов, под которым проходила пресс-конференция, организованная в Деловом центре Торгово-промышленной палаты РФ информационно-аналитическим управлением Российской политической партии (РПП) "Добровольное распространение учения Григория Грабового" ("ДРУГГ"). Название мероприятия - "Подробности противоправного преследования академика Григория Грабового. Новейшая история социально-политического террора в России" – полностью соответствовало его сути и направленности, которую можно обозначить всего одним словом: "правозащита".

Дата проведения пресс-конференции была выбрана не случайно. Потому что именно в этот день, 15 июня 2006 года, Московская городская прокуратура предъявила новое обвинение Грабовому по ч. 4 ст. 159 УК РФ ("мошенничество, совершенное в крупном размере"). Напомним, что до 13 июня его обвинение готовилось по ч. 2 ст. 159 УК РФ ("мошенничество"), но затем было переквалифицировано, и теперь предусматривает в виде наказания лишение свободы на срок от 5 до 10 лет.

Чтобы уяснить смысл этого мероприятия (с участием, кроме последователей Григория Грабового, и профессионального правозащитника ‑ Владимира Степанова из Общероссийского общественного движения "За права человека"), надо напомнить читателю, в чем, как сообщали о том разные СМИ, заключается "преступление целителя":

"Прокуратура заинтересовалась Грабовым после того, как, объявив себя мессией, он пообещал воскресить к 16 октября 2005 года погибших во время бесланской трагедии.<...> После окончания в 1986 года факультета прикладной математики и механики Ташкентского университета, Грабовой объявил себя ясновидящим и целителем, <...> получил после года обучения в медицинском училище г. Раменское Московской области дипломом фельдшера <...>; получил в Международной регистрационной палате информационно-интеллектуальной новизны (МРПИИН) при Международной академии информатизации (МАИ) лицензии на метод "Компьютерная технология дистантного управления"; <...> весной 1998 года по заявлению самого Грабового стал академиком Российской академии естественных наук. Несколько позже стал академиком Международной академии информатизации, членом Нью-Йоркской академии наук, рыцарем Мальтийского ордена, произведен во дворянство с титулом графа и награждением рыцарским Орденом Святого Станислава" и т.д.

Иначе говоря, для простого смертного действительно многовато. Если же добавить к этому веру последователей Грабового в то, что он воскрешает мертвых, лечит рак в четвертой стадии, управляет событиями и намерен спасти мир от глобальной катастрофы, став президентом, то не очень удивляет, что абсолютное большинство обывателей и экспертов, безоговорочно разделяют крайне негативное мнение журналистов, которые о том сообщали. А заодно и с мнение следователей, усмотревших в этом нарушение Уголовного кодекса. Согласно официальному заявлению представителя Московской городской прокуратуры Сергея Марченко, следствием "получены доказательства по 11 эпизодам мошенничества и уже в ближайшие дни, после ознакомления подозреваемого с материалами следствия, уголовное дело будет направлено в суд".

Однако на пресс-конференции эта нашумевшая история была представлена несколько иначе, в результате чего многие нюансы "дела Грабового" представляются в несколько ином преломлении. Если абстрагироваться от концепции о воскрешении мертвых, управлении событиями и сосредоточиться лишь на процессуально-правовом аспекте дела, никак нельзя уйти от многих логично возникающих вопросов, которые отчего-то никто не задает, и на которые никто, в том числе и прокуратура, не отвечает.

Например: почему в течение более чем десятилетней деятельности Грабового, которую следствие квалифицирует, как преступную, ни МВД, ни прокуратура, ни ФСБ и прочие спецслужбы не интересовались ею до поздней осени 2005 года? Почему после многочисленных публикаций с обвинениями Грабового в мошенничестве в газетах "Известия" и "Комсомольская правда", начавшихся с сентября 2004 года, когда Грабовой заявил о намерении создать партию, правоохранительные органы продолжали воздерживаться от проверки этих обвинений? Почему вплоть до созыва учредительного съезда созданной Грабовым политической партии "ДРУГГ" его безуспешно "ловили" полгода? Почему с постановлением о своем аресте Грабовой сумел ознакомиться благодаря адвокату лишь через несколько дней после ареста? Почему официальный представитель прокуратуры не может ответить на вопрос, какие именно "11 преступных эпизодов" вменяются Грабовому?

На пресс-конференции и сторонники Грабового, и его адвокаты, и правозащитник Степанов не скрывали, что хотят добиться лишь одного ‑ объективного рассмотрения всех обстоятельств дела, всех свидетельских показаний, их собственных заявлений и жалоб адвокатов с соблюдением всех гарантированных законом процессуальных норм. А в результате ‑столь же объективного расследования всего дела Григория Грабового. И все! Видимо, российские правоохранители привыкли даже те дела, в которых вина подозреваемого очевидна, расследовать с нарушением процессуальных норм - по общему российскому стандарту.

Уклончивая позиция следствия выглядит на фоне сформированного общественного мнения по поводу "жизни и подвигов экстрасенса" как-то странно. Ведь, если Грабовой действительно злостный мошенник, то почему бы ничего не скрывая и не нарушая уголовно-процессуального законодательства, не исследовать все обстоятельства дела, не принять к сведению все свидетельские показания?

Владимир Степанов категорично заявил, что возбуждение уголовного дела в отношении Грабового с обвинением его в мошенничестве было незаконным. Согласно газетным статьям, в которых Грабовой именуется "мошенником" и "сектантом", берущим "деньги за воскрешение детей в Беслане", где "адепты секты предлагали жителям Беслана воскресить погибших детей за 39 тысяч рублей", создается определенное общественное мнение. Но когда заместитель прокурора Москвы Никонов выносит постановление о возбуждении уголовного дела лишь на этом основании, то это уже откровенное нарушение закона. Ведь никакой фактической проверки их достоверности до сих пор так и не проводилось! В то время как опровергающих утверждения журналистов свидетельств реально существующих "бесланских матерей" и прочих лиц, вскользь упомянутых в публикациях лишь двух избранных журналистов (Дмитрия Соколова-Митрича и Владимира Ворсобина), хоть пруд пруди. Но свидетельства эти по непонятной причине не только не приобщают к делу, но и просто не принимают к сведению.

К сожалению, такой особенностью, как небрежение к правам российских граждан, отличается не только прокуратура, за которой подобные "грехи" известны давно, но и ...иные правозащитники. Вот, например, к главному омбудсмену Российской Федерации Владимиру Лукину обращаются с заявлением о конкретных фактах клеветы на человека, который из-за этого сидит за решеткой, и просят исследовать обстоятельства конкретных нарушений прав человека на объективное расследование инкриминируемых ему деяний, а в ответ получают откровенную насмешку? Официальное письмо на бланке УПЧ (за №16505-24 от 10 мая 2006 года), кроме ссылки на то, что "деятельность Уполномоченного по правам человека дополняет существующие средства защиты прав и свобод человека", содержит и следующее заключение: "Поскольку проверку законности и обоснованности принятых работниками правоохранительных органов решений вправе осуществлять прокуратура, Ваша жалоба направлена в орган, к компетенции которого не относится ее рассмотрение". Читатель, вероятно, уже догадался, что жалоба была на необоснованность заключения под стражу Грабового, осуществленного на основании постановления заместителя прокурора г. Москвы Никонова. То есть на действия сотрудника прокуратуры, которому омбудсмен и переадресовал свои полномочия. "О результатах Вам будет дан ответ из прокуратуры г. Москвы", - заверил своей подписью официальный "ответ Владимира Лукина" даже не его заместитель, а зам. начальника отдела защиты прав человека в уголовном судопроизводстве Управления государственной защиты прав человека при Аппарате Уполномоченного по правам человека в РФ В.П. Титов. То есть, до самого омбудсмена № 1 обращение не допустили.

Правозащитник Владимир Степанов, тщательно изучивший все материалы, касающиеся ситуации с возбуждением уголовного дела и арестом Грабового, убежден, что "Никонов <...> незаконно возбудил уголовное дело по ст. 159 УК. Если исследовать все документы, в частности, результаты экспертизы, то все документированные факты не соответствуют противоправности ситуации, поскольку все свидетельские показания, в том числе и то, на что указывается, как на якобы происходившее в Беслане, категорически не соответствует действительности и не позволяет ни определить состав преступления, ни указать на его несуществующих участников. Поэтому возбуждение уголовного дела, бесспорно, носит заказной характер и имеет под собой политическую подоплеку".

Но, в самом-то деле, что же произошло в Беслане; что могло бы стать свидетельством мошенничества Грабового? А была только публикация в газете с упоминанием Беслана и того, что ныне сидящий в Лефортове (кстати, почему в "политическом" Лефортове?) "целитель" и его "адепты" ездили в этот город и предлагали воскресить трагически погибших детей за 39 тысяч рублей. Правда, сотни свидетелей – в том числе, матери этих самых детей – отрицают такой факт, заявляя, что ни Грабового, ни его единомышленников в Беслане не было. Они пишут письма в прокуратуру, омбудсмену В. Лукину, президенту РФ, в редакции газет. Пытаются пробиться на телевидение в программы, где обсуждаются время от времени "масштабы мошенничества Грабового". Но матерей Беслана уже давно и публично игнорируют – с того самого момента, как с ними встретился и был весьма ими раздражен президент Путин: не принимают свидетельств, не отвечают, не выслушивают, не пускают под разными предлогами на радио, ТВ и в прочие организации.

"При сравнении количества и качества тысяч свидетельств различных независимых людей <...> с обвиняющими суждениями двух журналистов, основанными на вымысле, – заявляют адвокаты Грабового Филиппова и Политыко, – становится очевидной искусственная природа обвинения и всей ситуации преследования Грабового и его сторонников в целом". Увы, но очень на то похоже. Вот только один из примеров, которые позволяют наглядно оценить действия прокуратуры с точки зрения их соответствия закону и морали одновременно: уголовное дело возбуждалось на основании публикации в СМИ журналиста Ворсобина (далее по тексту постановления): "Прокуратурой г. Москвы проведена проверка в порядке ст. 144-145 УПК РФ,... следует, что лица, распространяющие "Учение Грабового Г.П." прибыли в г. Беслан,… где предлагали родственникам пострадавших от террористов воскресить погибших за денежное вознаграждение". Однако, до возбуждения уголовного дела и после того пострадавшие во время терракта делали публичные заявления о том, что ни сам Грабовой, ни кто-либо из его последователей никогда не были в Беслане, не требовали и не брали ни у кого никаких денег. Но тогда сразу возникает вопрос: когда, что и где "проверяла" прокуратура, ежели даже эти и все остальные, не приобщенные к делу заявления она игнорирует до сих пор? Если придерживаться буквы и духа закона, то в отношении возбудившего дело заместителя прокурора Москвы Никонова и опубликовавшего не соответствующие истине сведения журналиста Ворсобина прокуратура и сама была обязана возбудить уголовное дело по ст. 129 и 130 УК РФ ("клевета", "оскорбление"). Причем, в отношении собственного сотрудника она была обязана расценивать эти преступления, как совершенные при отягчающих обстоятельствах. Однако в данном случае прокуратура предпочла "запамятовать" об одной из своих основных обязанностей – функции надзора за соблюдением законности, и стыдливо и по тихому уволила Никонова, следуя принципу "нет человека – нет проблемы".

Участники пресс-конференции открыто заявили о том, что считают факты, использованные в публикациях двух журналистов, лживыми, а возбуждение на их основании уголовного дела - сфабрикованным. В качестве причины всей "информационно-следственной" кампании и объяснения отсутствия у прокуратуры реальных улик для уголовного преследования "целителя" они называют учреждение и регистрацию РПП "ДРУГГ". "То, что начало кампании по дискредитации Григория Грабового в СМИ совпало с заявлением о намерении создать политическую партию, а арест последовал через три дня после учредительного съезда "ДРУГГ", да еще и когда реальных обвинений до сих пор не предъявлено, указывает на то, что это был "заказ", - заявила на пресс-конференции руководитель информационно-аналитического управления РПП "ДРУГГ" Светлана Комарова.

Надо думать, что упомянутые совпадения наводят на подозрения не одну лишь Комарову или Степанова, отметившего тот же "почерк прокуратуры", что был продемонстрирован и при аресте Михаила Ходорковского сразу после начала его избирательной кампании в преддверие президентских выборов. На те же ассоциации наводят и известные действия государственной власти в отношении Михаила Касьянова, которые отличаются от предыдущих лишь тем, что задействована в них не прокуратура, а напрямую "высокая администрация". "Это то же самое – та же ситуация, когда государство, администрация президента занимает, как я бы определил, позицию противоправную. Поскольку эта позиция не привносит в общество нравственности, не является моральной, а направлена на преследование граждан за их политические убеждения - за попытку осуществления ими своего права на участие в выборах, да и просто за само их право управлять государством", - конкретизировал В. Степанов.

Административный произвол власти, ее правоохранительных и силовых структур в России последних лет окончательно перешел в разряд нормы. Он воспринимается обществом, как явление совершенно естественное – что-то вроде неприятных погодных явлений. В отличие от большинства граждан, которыми способность ощущать открытую насмешку над правом утеряна, сами властные "беспредельщики" незаконность своих действий прекрасно понимают. Возможность того, что вся подноготная истории вокруг Грабового станет из-за нешуточной активности его сторонников, адвокатов и правозащитников достоянием гласности, а затем и уразумения обществом, не может их не пугать. Поэтому защитникам "целителя", которых посадить за решетку вроде и вообще не за что, оказываются "знаки внимания" иного рода. Об этом на пресс-конференции рассказал доктор Лотфи из Санкт-Петербурга, который с момента ареста Грабового и начала кампании в его защиту подвергается постоянным угрозам и давлению. Начавшись по телефону, к настоящему времени угрозы "эволюционировали" до прямых физических контактов с криминальными личностями, которых Лотфи по "странной случайности" встречал при посещении им отделений милиции среди самих сотрудников. По его словам, попытки запугивания, а то и прямое применение насилия, предпринимаются "неустановленными" и никогда "неуловляемыми" лицами ко многим последователям Грабового, свидетельства которых носят нежелательный "органам" характер.

В заключение нельзя не заметить, что к доктрине Григория Грабового можно относиться очень по-разному. Кто-то в нее верит, а кто-то категорически оценивает ее как неэтичную авантюру или очковтирательство и спекуляцию на косности людей. Но его гражданские права, откровенно попранные государством с нарушением всех мыслимых норм действующего законодательства, это совсем другая проблема, касающиеся уже не личного Грабового и его последователей, а каждого из живущих в России. Да и лозунг о непозволительности манипулировать сознанием, с которого начинался этот репортаж, воспринимается уже совсем не иронично, а серьезно. Ведь, если из соображений устранения политического оппонента на выборах можно, вот так – легко и просто, под рукоплескания большинства "электората" упрятать за решетку "целителя" и "воскресителя", в деяниях которого, тем не менее, состава уголовного преступления до сих пор не обнаружено, то точно так же можно обойтись с кем угодно.

Ведь с таким же успехом, с точки зрения атеистов, или даже протестантов, отвергающих иконы, можно объявить мошенниками и православных священников, пропагандирующих чудотворные иконы, совершающих с ними крестные ходы. То же самое любой неверующий может сказать и о раздающих святую воду "во исцеление души и тела" и т.д. Кстати, не так давно, в течение почти 75 лет, в СССР так и делалось.

Михаил Ситников,
для "Портала–
Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]