Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
23-12-2005 19:00
 
РЕПОРТАЖ: Не стоит ожидать легких времен для защиты религиозной свободы на планете. Научно-практическая конференция Евро-Азиатского отделения Международной Ассоциации религиозной свободы. (Часть вторая)

Часть первую можно прочесть здесь.

Первый заместитель председателя Российского Союза Евангельских христиан-баптистов (РСЕХБ) Петр Мицкевич тоже отметил нездоровые тенденции вытеснения "нетрадиционных" российских конфессий из сферы общественной деятельности. То обстоятельство, что на поприще социального служения, в том числе в местах заключения, наиболее активны протестанты, никак не мешает администрации допускать до этого представителей "традиционных" православных и мусульман, чиня препятствия остальным. По мнению Мицкевича, такое "выборочное" отношение к религиям со стороны чиновников заметно препятствует в целом процессу консолидации общества. Кроме того, демонстративное предпочтение одних религий другим становится провокацией межрелигиозной розни и противоречит тому, что "Бог желает, чтобы человек был свободным в принятии решений". Правовая же роль государства сводится к тому, что оно обязано защищать интересы всех религиозных организаций, не взирая на их конфессиональную принадлежность и степень "традиционности". Только тогда о государстве можно будет говорить как о правовом.

П. Мицкевич убежден, что свобода совести должна гарантироваться всем без исключения, и что принципиальное отделение Церкви от государства - непременное условие позитивного развития общества. Он называет главными причинами существующих ныне проблем в области свободы вероисповедания невежество и склонность к экстремизму, которые можно преодолеть при помощи введения единого информационного поля для защиты свободы совести в нашей стране. В выступлении П. Мицкевича прозвучали очень важные и своевременные предложения: необходимо формирование единой информационной системы по защите религиозной свободы с участием всех заинтересованных сторон, что, в частности, создаст механизмы доведения позиций "нетрадиционных" конфессий до широких слоев общественности и государственных органов, а также облегчит обеспечение необходимой поддержки со стороны мирового общественного мнения деятельности по защите религиозной свободы и свободы совести.

Первый президент ЕАО МАРС Валерий Борщев в своем выступлении в оценках состояния свободы вероисповедания в России был особенно категоричен. Одному из наиболее последовательных российских правозащитников В. Борщеву, как никому более, известны все особенности и трудности, которые приходилось преодолевать отечественной правозащите в процессе ее формирования в советское, перестроечное и постперестроечное время. Поэтому его заключения следует считать наиболее объективными и ценными для дальнейшей работы ЕАО МАРС. Обращаясь к аудитории, он говорил об идущей полным ходом политической кампании государства, направленной на уничтожение как зачаточных элементов, так и самого гражданского общества в стране. "Нет, мы не апеллируем к государству в силу какой-то традиции, - заявил в связи с этим В. Борщев. – Но у меня нет никаких иллюзий на этот счет".

Государственная кампания по уничтожению основ гражданского общества, по мнению В. Борщева, началась давно. В качестве примера он привел абсурдную с правовой и этической точки зрения историю с развалом Комиссии по помилованию при президенте РФ. Тогда было искусственно сформулировано некое "общественное мнение" о ее бесполезности, основанное на столь циничной лжи, что стыдно говорить. "Муссировались слухи о том, что члены комиссии берут за свои "услуги" вознаграждение, то есть взятки, - свидетельствовал правозащитник. - То есть, это Булат Окуджава, Феликс Светов, Анатолий Приставкин, отец Александр Борисов взятки берут?! Такой бессовестности, такого цинизма еще надо поискать". По мнению В. Борщева, ожидать какой-либо "высшей административной справедливости" в России нет никаких оснований, потому что все зависит лишь от последовательности и активности защитников права на свободу совести. Однако утешает то, что "слава Богу, все поползновения в направлении удушения всевозможных свобод предпринимаются у нас людьми безграмотными, невежами. Об этом стоит подумать, и ни в коем случае не унывать".

В качестве ближайшей перспективы для работы ЕАО МАРС Валерий Борщев предложил проводить широкие исследования фактического состояния религиозной свободы в стране, на их основе составлять ежегодный доскональный доклад о состоянии религиозной свободы в России и направлять его от имени МАРС как российскому руководству, так и в международные межправительственные и правозащитные организации, такие как ОБСЕ, ПАСЕ, ООН, Хьюман Райтс Вотч и др."Чем это не предмет обсуждения в Женеве? – считает В. Борщев. – Однако в наши дни, наверное, надо прорабатывать и отдельную тему, которая касается положения в России мусульман. Я хочу сказать, что давно пора переходить в правозащитной работе на качественно иной уровень".

На вопрос из зала о причине игнорирования недавно прошедшим Вторым Всероссийским гражданским конгрессом проблемы свободы совести В. Борщев заметил, что это можно считать лишним подтверждением того, о чем он говорил в своем выступлении. "Я полагаю, что организаторы Конгресса просто не понимают важности и взрывоопасности этой проблемы".

В обращении к аудитории сопредседателя Славянского правового центра Владимира Ряховского было приведено множество фактов неквалифицированной экспертизы деятельности религиозных организаций на основании таких сомнительных "нормативов", как труды "американского профессора" Александра Дворкина и прочие "кустарные поделки" всевозможных дутых авторитетов. Их популярность обусловлена лишь тем, что, игнорируя все мыслимые нормы действующего законодательства и нравственные основы общества, они стремятся соответствовать той самой тенденции угробить гражданское общество, о которой говорил Валерий Борщев. Исчерпав в соответствии с регламентом весь лимит времени для своего выступления, Ряховский закончил словами: "К сожалению, мне потребовались бы часы, чтобы только перечислить документальные факты, подтверждающие то, о чем я сейчас говорил".

Не обошлось в процессе пленарного заседания и без некоторой эксцентрики, что немного разрядило безотрадную атмосферу свидетельств о тотальном нарушении свободы вероисповедания в России. На сей раз эту роль сыграло выступление главы Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России (КЕРООР) раввина Зиновия Когана. Начав с того, что приоритетом для людей любого вероисповедания, в том числе, в армии, должна быть не их религия, а гражданственность, и роль религиозного воспитания при этом весьма велика, уважаемый раввин до того увлекся, что, отвечая на вопросы из зала, произвел на свет несколько явно неожиданных откровений. В частности, комментируя вопрос о постоянном присутствии священнослужителей в военных частях, он предложил наряду с православными священниками прикомандировать в армию раввинов, потому что "подготовка к войне всегда была делом Церкви". А заодно упомянул и такой вариант межрелигиозного примирения, как возвращение всех конфессий "к истокам": "...была же еще до крещения Руси какая-то господствующая здесь религия, язычество, например".

Однако выступление ректора Заокского христианского гуманитарно-экономического института Евгения Зайцева вновь вернуло конференцию в академическое русло. Выступающий проанализировал российскую ситуацию с религиозным образованием, которую определил в общих чертах как вполне удовлетворительную. В частности, он обратил внимание на то, что в количественном отношении в этом направлении в стране достигнуты значительные успехи. "Десятки и сотни семинарий, академий, духовных университетов, колледжей и школ появились буквально за десятилетие с небольшим, - отметил Зайцев. - Если совсем недавно преподаватели и миссионеры приезжали в Россию, где в них ощущался серьезный дефицит, то теперь востребованными стали уже наши специалисты. Они выезжают с миссиями за рубеж, и спрос на них продолжает увеличиваться". По мнению Зайцева, "человеку свойственно обращать внимание больше на отрицательные явления", тогда как богатая религиозно-образовательная база ‑ явление бесспорно положительное. Хотя нельзя умалчивать и о некоторых недостатках. В числе таковых можно назвать заметное тяготение большинства религиозных образовательных учреждений к закрытости. Причем речь идет не о естественном академическом уединении, которое в определенной степени требуется для успеха процесса обучения. В отдельных семинариях и академиях, преимущественно готовящих кадры для "самых традиционных" конфессий, в закрытом от посторонних ушей и глаз обучении используются дисциплины и материалы необъективного свойства, которые формируют у воспитанников религиозный изоляционизм. Впрочем, бывает и хуже, потому что в некоторых солидных учебных заведениях, например, изучаются такие "академические дисциплины", как "сектоведение" или "основы духовной безопасности". Материалы курса ориентированы, соответственно, в духе антикультизма Александра Дворкина и "богословия" диакона Андрея Кураева. Какого рода "христиане" выйдут из таких ВУЗов, догадаться несложно. Поэтому, оставлять подобное без внимания тоже нельзя, тем более, что в настоящее время рассматривается вопрос о придании духовному образованию общегражданского статуса.

Профессор кафедры религиоведения Российской академии государственной службы при президенте РФ (РАГС) Михаил Шахов затронул в своем выступлении проблему светскости, как обязательного условия для несения государственной и общественной службы. На основании примеров, когда религиозная пристрастность становится источником злоупотреблений, порой достаточно серьезных, профессор убедительно доказал, что исполнение этого условия тоже представляет собой немалую проблему. И тоже, разумеется, требует самого пристального внимания и контроля со стороны правозащитных организаций, в частности ЕАО МАРС.

Обращение к участникам конференции известного религиоведа, доктора исторических наук Сергея Иваненко было посвящено особенностям социального служения российских религиозных организаций. Особенно активной и, соответственно, наиболее эффективной выступавший назвал работу в этом направлении христиан-протестантов. Однако, отметив несомненные успехи в этой области названных им религиозных организаций, С. Иваненко счел недостатком то, что информирование общества об этом опыте практически отсутствует. Поэтому религиовед рекомендовал организовать исследования по вопросу социального служения и включить их в постоянный информационный мониторинг с обнародованием его результатов. Такая инициатива представляется достаточно актуальной, особенно при явном недостатке информации о позитивной роли протестантских религиозных организаций в общественной жизни страны.

Несколько необычно прозвучало заявление сотрудника Академии управления МВД России Н. Володиной, полностью отрицавшее все, о чем свидетельствовали предыдущие выступления. Она сообщила присутствующим о том, что все особенности нынешних отношений между государством и религиозными объединениями следует считать явлением исключительно положительным. Что конфликтные ситуации в отношениях между самими религиозными организациями и государственной администрацией крайне редки, а если и возникают, то немедленно ликвидируются благодаря отлаженной системе правового регулирования. Что правовая база для осуществления свободы совести в России практически безупречна - в том числе и потому, что нашими законодателями внимательно учитывается опыт зарубежных стран. Успешная деятельность религиозных организаций в стране, по мнению Н. Володиной, возможна лишь при наличии специального государственного органа, регулирующего отношения между государством и религиозными организациями. В итоге, в основном все успехи в этом направлении, по мнению Володиной, уже достигнуты благодаря существованию "нормативно-правовой базы для широкого применения", "участия конфессии в решении общественных и социальных проблем", как например, "сотрудничество государства и РПЦ" в военной области и работе других государственных ведомств и органов. Требуется осуществить лишь совместную церковно-государственную образовательную программу для подготовки квалифицированных религиозных кадров. Ну и, разумеется, усилить внимание к проблемам "духовной безопасности", в направлении чего ведется серьезная работа.

После этой довольно-таки безапелляционной декларации из зала прозвучал вопрос о том, какими источниками пользовалась Володина, делая свои заключения, на который та ответила: "Многими. Я выбирала только то, что мне было интересно...". На вопрос же, что она имеет в виду под словами "духовная безопасность", ответ оказался еще более расплывчатым: "Ну, это пьянство, наркомания, преступность...".

Само собой, вопросы после таких ответов поступать перестали. Вероятно, из уважения к органам охраны правопорядка и российской медицине, дабы не лишать их "куска хлеба", отбирая у них прерогативу выполнения профессиональных обязанностей.

Сопредседатель Института свободы совести Сергей Бурьянов, приводя конкретные факты, говорил о ненаказуемых нарушениях чиновниками и государственными организациями прав верующих и религиозных объединений. По его мнению, эти нарушения входят в круг общих проблем свободы совести в стране, так как не рассматривать их вне контекста общего кризиса невозможно. Внутренняя политика власти придерживается ярко выраженного вектора, направленного в сторону тоталитарного порядка. Поэтому и сама свобода вероисповедания, и, тем более, гармония между многочисленными религиозными организациями разных направлений в стране в сложившейся ситуации нужна лишь самим верующим, но не государству. Именно поэтому постоянно появляются и успешно проталкиваются в законодательные и иные органы разного рода инициативы, прямо противоречащие принципам светскости общества, отделению религии от государства и осуществлению идеалов религиозной свободы.

Профессор Казанского государственного университета Шариф Азимов назвал в числе проблем, стоящих на пути у религиозной свободы, низкую активность в этом направлении священнослужителей. "Отдельные священники и имамы часто заражены инфантильностью, - считает он. – Поэтому каждый, заботясь о климате внутри своего узкого круга, не обращает внимания на то, что происходит вне его пределов". Ислам, по его мнению, не единственная религия с патриархальной и в какой-то степени изоляционистской доктриной. Таковы же ветхозаветная иудейская традиция, православное христианство и лишь затем мусульманство. К сожалению, упущений вследствие такой закрытости немало. "Это прозвучит неожиданно, но никто, по сути, не знает, что такое традиционный ислам. Даже понятие его до сих пор не определено", - констатировал Азимов.

Коснувшись темы экстремизма и признав существование в нем определенной религиозной составляющей, профессор выразил мнение, что успешно преодолевать экстремизм было бы возможно лишь комплексно. И первое, что необходимо для такого комплексного подхода, это всемерное содействие религиозному просвещению.

Интересным и познавательным с позиции официальной точки зрения на обсуждаемую проблему было выступление заместителя председателя Комиссии по религиозным объединениям при правительстве РФ Андрея Себенцова. "Вопросы, связанные с особенностями религии, несут в себе положительный социальный заряд, – заявил он. – Отсюда и особая озабоченность всем, что может иметь к этому отношение". Вероятно, это действительно так. Но тогда возникает вопрос, почему А. Себенцов считает нежелательным и даже "опасным" обсуждать существующее религиозное законодательство? Тем более что в своем выступлении он отметил немалые трудности, которые возникают, например, в процессе экспертизы, когда требуется придти к заключению, идет ли речь о личном экстремизме физического лица, либо об экстремистской природе религиозной организации, к которой это "лицо" может принадлежать. И все же А. Себенцов пришел к тому, что в числе основных проблем в вопросе о религиозной свободе лежит несовершенство религиозного законодательства, над которым надо еще много работать. В частности, путаница с понятиями "традиционности" и "нетрадиционности" религий требует своего качественного разрешения. Необходимо, по его мнению, определиться и с положением о миссионерской деятельности, упорядочить деятельность экспертных советов, роль которых велика, но все они все же очень условны и относительны.

А. Себенцову был задан вопрос: почему при предлагаемой им экспертизе учебников для общеобразовательных школ, например по православию, ее правомочна, по его мнению, проводить только Московская патриархия – ведь есть и Зарубежники, которых, кстати, сегодня признает РПЦ МП, и другие ветви православия? На что А. Себенцов ответил, что пусть Истинно-православные экспертируют книжки о себе, старообрядцы – о себе и т. д. Если предложение А. Себенцова будет реализовано в жизнь, то наши школьники обречены изучать православное христианство по уже ставшему одиозным в кругах защитников совести и вообще правозащитников учебнику Аллы Бородиной "Основы православной культуры".

Переходя к вопросу о немаловажности экономической основы существования религиозных организаций, А. Себенцов обнаружил, что он сторонник их государственного финансирования, потому что "например, в исламе отсутствие государственной финансовой поддержки становится одним из факторов раскола внутри религии, так как в некоторые религиозные организации поступают средства из арабских стран". Это обстоятельство создает, по мнению А. Себенцова, ненужное напряжение, которого при наличии государственного финансирования можно было избежать.

Правительственному чиновнику был задан еще один вопрос: "Почему поправки к законам, над которыми вы работаете, таинственным образом исчезают? В результате, в Думу вносятся совершенно другие документы, и создается впечатление, что ваша работа организована для отвода глаз"... А. Себенцов отверг эти обвинения, заявив, что деятельность правительственной Комиссии по религиозным объединениям прозрачна и все ее наработки и предложения доводятся до сведения широкого круга религиозных объединений и организаций.

Оригинальный взгляд на препятствия религиозной свободе озвучила руководитель Гражданской комиссии по правам человека Софья Доринская. Смысл ее выступления сводился к тому, что в некоторых религиозных организациях по отношению к их последователям негласно используются определенные методики отечественной психиатрии, в том числе медикаментозные. В частности, подобной обработкой людей можно в какой-то мере объяснить то, что иногда называют "религиозным экстремизмом", наиболее интенсивным проявлением которого стал "исламистский терроризм".

Выступление сопредседателя Института свободы совести Сергея Мозгового, в отличие от его коллеги, выступавшего ранее, было крайне критичным. Причем критика, в основном, прозвучала по поводу деятельности ЕАО МАРС. По мнению выступавшего, проблема преодоления препятствий на пути к этнорелигиозному согласию и миру многогранна. Немалую роль в ее решении играет компетентность и активность организаций, призванных защищать религиозную свободу. Отметив то обстоятельство, что одной из главных причин гонений на верующих в России сегодня можно считать антикультистскую деятельность "специализированных" организаций при РПЦ МП, С. Мозговой счел работу ЕАО в направлении борьбы с этим злом крайне недостаточной и неэффективной. Он говорил о формализме, проявленном Ассоциацией в те моменты, когда надо было жестко реагировать на факты нарушения религиозного законодательства. О двусмысленности членства некоторых участников ЕАО МАРС в таком претенциозном проекте, как Межрелигиозный совет России (МСР), который С. Мозговой определил, как "личный орган митрополита Кирилла (Гундяева)". О том, что за 15 лет присутствия МАРС в России ее участниками до сих пор не разработана и не предложена осмысленная концепция государственно-религиозной политики, ориентированной на идеалы религиозной свободы. Все это, по мнению выступавшего, представляет собой серьезные пробелы в правозащитной деятельности организации. Это тем более досадно, когда в стране уже сформирована религиозно-государственная политика, основанная на принципах клерикализации страны, что тождественно былой антирелигиозной политике манипулирования обществом ради удержания власти.

Впрочем, в процессе выступления С. Мозгового стало понятно, что все эти серьезные претензии относятся к деятельности российского отделения Ассоциации в период работы сменившегося к настоящему времени руководства, который и самими членами ЕАО признается далеко неудовлетворительным.

В выступлении советника Комитета Госдумы по связям с религиозными объединениями Степана Медведко прозвучала мысль о безосновательности беспокойств правозащитников МАРС в связи с законодательной возней вокруг закона о некоммерческих объединениях (НКО), которая, по мнению советника, не коснется интересов религиозных организаций. Тем более, что в процессе упорядочивания религиозно-государственных отношений, как считает С. Медведко, акцент следует делать на отлаживании работы специально предназначенных для этих целей государственных структур. "Быть может Межрелигиозный совет в его нынешнем проявлении и недостаточно хорош, как такой орган, – считает советник. – Но тогда надо создавать что-то другое, новый совет вместо этого. Да и почему всегда, когда заходит речь о проблемах свободы совести, виноватым считается государство? Почему мы не обращаем внимания на злоупотребления внутри конфессий и опасности, исходящие от них?"

С отдельными репликами выступили на конференции и другие представители разных религиозных организаций. Это, например, вайшнавы (кришнаиты), оказавшиеся по милости околоправославных антикультистов и московских чиновников обманутыми со строительством в городе культурного центра. Это молокане, которых также обманули и обобрали российские чиновники, и другие. Однако конкретные вопросы нарушения принципа религиозной свободы и факты незаконных притеснений религиозных организаций рассматриваются Советом ЕАО МАРС в рабочем порядке. Будучи заявлены на данной конференции, они автоматически приняты к сведению и находятся в производстве.

Нельзя не отметить отсутствие на конференции ЕАО МАРС представителей Русской Православной Церкви Московского патриархата, которая до 1997 г. была его членом, а потом перешла в ранг наблюдателя. Видимо, религиозная свобода РПЦ МП в России ничем и никем не ограничена.

***

Прошедший в Институте Европы РАН форум оставляет впечатление, что период своеобразной "спячки", в которой находилось ЕАО МАРС с момента ухода в 2004 году Анатолия Красикова с поста президента, наконец закончился. Крупнейшая религиозно-правозащитная организация не только в России, но и среди других отделений Ассоциации в разных регионах планеты, способна представлять собой серьезный фактор при решении вопросов, связанных с нарушениями принципа свободы совести и вероисповедания. Прежде всего это определяется составом членов ЕАО, среди которых нет "случайных" людей, некомпетентных в вопросах истории религии, социологии и права. Кроме того, нет и фундаменталистов, сосредоточенных на узких интересах какой-либо одной конфессии или религиозной доктрины, несмотря на то, что большинство участников МАРС люди верующие.

Научно-практическая конференция 21 декабря является одной из периодических рабочих встреч специалистов и представителей религиозных организаций. Предназначение таких форумов - обмен правозащитным опытом и определение основных направлений для дальнейшей работы. Поэтому, однозначно более активный характер прошедшей встречи по сравнению с предыдущими вселяет надежду на то, что ЕАО МАРС в полной мере вернет себе влияние и авторитет, которыми пользовалось по праву с 1992 по 2004 год.

СПРАВКА: Евро-Азиатское отделение Международной ассоциации религиозной свободы.

Международная Ассоциация религиозной свободы (МАРС) – старейшая в мире неправительственная организация по защите религиозной свободы, имеющая более 60 филиалов в разных регионах планеты - в 2005 году МАРС отмечает свое 113-летие. Евро-Азиатское отделение Ассоциации - ЕАО МАРС - появилось в России в 1992 году под названием "Российское отделение МАРС", впоследствии измененное при перерегистрации.

В состав ЕАО входят представители разных вероисповеданий и религиозных организаций, ученые – историки, религиоведы, социологи, философы, юристы и др. Руководство отделением Ассоциации осуществляется Советом под председательством Президента с участием Генерального секретаря.

Первым Президентом российского отделения МАРС был избран известный правозащитник Валерий Борщев. Его в 1996 году сменил на этом посту нынешний руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Анатолий Красиков. В конце 2003 года Президентом ЕАО МАРС был назначен экс-заместитель министра иностранных дел РФ Федор Шелов-Коведяев, а А Красиков был избран почетным президентом ЕАО МАРС. В конце октября 2005 года Ф. Шелов-Коведяев покинул пост президента ЕАО МАРС по причине принципиального несогласия большинства членов Совета ЕАО МАРС с политикой руководства.

С этого момента, вплоть до избрания нового Президента на отчетно-перевыборной конференции Евро-Азиатского отделения Ассоциации, его обязанности исполняет первый вице-президент ЕАО МАРС Абдул А. Нуруллаев.

Михаил Ситников,
для "Портала–
Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2018. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]