Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
19-12-2005 19:20
 
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: К новой и лучшей жизни готовится Межрелигиозный совет России. А к чему готовиться структурам государственного управления?

Межрелигиозный Совет России (МСР) пережил самый острый в своей 7-летней истории кризис. Именно пережил: сегодня, в отличие от того, что было еще недели три назад, никто не сомневается, что в ближайшее время развал этой организации не состоится. Но миновавший кризис Межрелигиозного совета актуализировал перманентный (в последние годы) кризис другой структуры, гораздо менее формализованной, но гораздо более важной, — административной структуры религиозно-государственных отношений.

В этой последней структуре место докризисного МСР было тем заметнее, чем меньше это имело официальных примет.

Дело было так. В постсоветской России наступила свобода вероисповедания. Наступила она несколько хаотически, как и вообще все наши свободы начала 90-х. Через несколько лет возникли серьезные проблемы - выяснилось, что "либерализация религиозного рынка" произошла не до конца, "не так как надо", и в соответствии с духом "грабительской приватизации". Тогда, в начале 90-х, свобода почти автоматически приводила к отмене советских "органов несвободы" — тех органов, которыми в СССР государство проводило свою волю в разных областях негосударственной жизни. В числе этих органов был Совет по делам религий — формально при Совмине, реально при КГБ. В условиях демократии стало ясно, что Совет по делам религий, как один из наиболее скандальных идеологических органов, больше не жилец на этом свете. Но усталость от демократической вольницы начала 90-х накапливалась, а идеология государственного строительства не менялась: робкие голоса тех, кто предлагал восстановить Совет по делам религий, воспринимались как рецидивы советского прошлого, и поэтому от них легко отмахивались. Отмахиваться-то отмахивались, а беспорядок в государственно-религиозных отношениях тормозил государственное строительство все больше и больше.

В этих условиях и явилась инициатива Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) МП по созданию Межрелигиозного совета России. Формально МСР был создан в 1999 году для целей "координации". — Как бы просто "координации" отношений "традиционных религий" между собой, без какой бы то ни было формализованной связи со структурами государства.

Реально всё было совсем иначе. По неписанному правилу, реальным модератором МСР - его исполнительным секретарем - мог становиться только представитель "самой традиционной" РПЦ МП, и даже не просто представитель, а креатура председателя ОВЦС митрополита Кирилла (Гундяева). Членами МСР могли стать, вопреки буквальному смыслу его названия, далеко не все религии, официально зарегистрированные в России, а только нехристианские, к тому же такие, с которыми у РПЦ МП имелись хорошие рабочие отношения (для христианских религий при ОВЦС был создан другой орган - Христианский межконфессиональный консультативный комитет, который развалился еще три года назад, и с тех пор не возрождался). Так, официально существующим в России с XVIIвека католичеству и протестантизму места в МСР не нашлось, несмотря на регулярные протесты соответствующих российских религиозных организаций.

Наверное, мало кому из читателей этих строк необходимо объяснять, почему неформальная сторона МСР так сильно отличалась от формальной. Поэтому ограничусь формулировкой одной только сути дела: создавая МСР, митрополит Кирилл (Гундяев) попытался подменить отсутствующую теперь государственную структуру (тоже называвшуюся "Совет", но существующую в качестве консультативного органа при администрации президента и состоящую из представителей самих конфессий, без всякий полномочий) структурой своей собственной, но мимикрировавшей под государственную.

Даже при отделении всех религий от государства государство не может не взаимодействовать с религиозными организациями. Полноценный государственный орган такого взаимодействия в современной России отсутствует. Если государство медлит само проявить инициативу в его формировании, то найдутся предприимчивые люди, которые государство смогут опередить. Это и удалось сделать, создав МСР.

МСР не успел сосредоточить в своих руках все вообще связи между государством и религиозными организациями. Отчасти этому помешало "глухое сопротивление" наиболее влиятельных неправославных членов МСР - Совета муфтиев России и Федерации еврейских общин России (ФЕОР). На словах как бы поддерживая идею митрополита Кирилла - доверить "самой традиционной" из российских конфессий монопольное представление интересов всех вообще "традиционных" конфессий перед лицом государства, - эти организации выстраивали, и довольно эффективно, собственную систему конфессионально-государственных отношений, несколько даже "усыпляя бдительность" ОВЦС МП. Особенно успеха в этом отношении добилась ФЕОР - за годы, прошедшие со времени ее вступления в МСР, ей удалось вытеснить из Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ своего главного конкурента - КЕРООР, а также поспособствовать установлению деловых контактов крупных российских компаний, контролируемых коррупмированным высшим чиновничеством, с еврейскими бизнес-кругами в США. Кремль практически перестал замечать МСР, что и позволило руководству мусульманских организаций заговорить с этим марионеточным органом ОВЦС на языке ультиматумов.

За все годы существования МСР со стороны государства так и не было проявлено никакого понимания противоестественности главной идеи МСР: делегирования РПЦ МП и даже, конкретнее, ОВЦС МП, отстаивания интересов государства в сфере отношений с религиозными объединениями, одним из которых как раз и является РПЦ МП.

Нынешний кризис МСР, разразившийся стараниями мусульман, поддержанных иудеями, приведет, как можно надеяться, к тому, что МСР потеряет способность заниматься чем-либо, кроме своих уставных задач.

Приобретет ли он, наконец, способность заниматься своими уставными задачами — это внутреннее дело МСР, которое не должно интересовать ни государство, ни кого-либо еще, кроме членов МСР, актуальных или потенциальных.

Важно, что как только место председателя МСР уйдет из рук РПЦ МП (точнее, повторим, митрополита Кирилла (Гундяева)), — этот орган перестанет быть подделкой под настоящую государственную структуру. И тогда та проблема, которую российское государство могло бы решить еще в 1999 году, но не решило, воспользовавшись суррогатом митрополита Кирилла, — встанет вновь на повестку дня.

Собственно говоря, она уже и встала на повестку дня в деле строительства России как государства. Государству необходим свой собственный, отстаивающий его собственные интересы, орган для взаимодействия со всеми религиозными организациями. Это может быть "министерство религий", "комитет", "совет". Как назвать — это дело техники, и чиновники всегда с этим справятся. Но важна суть.

У государства, помимо регистрирующего религиозные объединения министерства юстиции, должна быть своя собственная структура, формирующая государственную политику в отношений всех религий. Подобные структуры существуют почти во всех государствах. Если само государство не будет заботиться о своих интересах, то, под видом такой заботы о них "позаботятся" лоббисты всяких далеко не государственных структур, как это и происходило в МСР в течение первых шести лет его деятельности.

Итак, будем надеяться, что урок из нынешнего кризиса МСР извлекут не только и не столько в самом МСР, сколько в структурах российского государства. Пора ему перестать стесняться аналогий с антирелигиозным Советом по делам религий времен СССР. Стесняться надо только самой антирелигиозной деятельности. И особенно ее надо стесняться тогда, когда она проводится руками государства в интересах одних религий против других.

Игумен Григорий,
для "Портала-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]