Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
02-12-2005 21:04
 
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Вразумление Господне. Возможные истоки провокации почти бывшего исполнительного секретаря Межрелигиозного совета России

Итак, формально в результате "невинной шалости" 28-летнего исполнительного секретаря Межрелигиозного совета России (МСР) – общественного органа, созданного в 1998 году по инициативе ОВЦС МП, Совет муфтиев России (СМР) ставит вопрос о приостановке своего членства в этой солидной организации и даже оставляет за собой право выйти из нее вовсе. Сообщивший об этом председатель СМР, муфтий шейх Равиль Гайнутдин, заявил и о том, что мусульмане ожидают нравственной оценки "со стороны Членов Президиума и всего Межрелигиозного совета России о деструктивной и пагубной для межрелигиозного диалога деятельности Исполнительного секретаря МРС Р. Силантьева".

Тем временем, сам "виновник торжества" поспешил выступить с заявлением, в котором сам просит освободить его от занимаемой должности исполнительного секретаря МСР и провести независимую экспертизу написанной им книги. Как известно, скандал с выходом исламофобского опуса под названием "Новейшая история исламского сообщества России", принадлежащего перу юного сотрудника ОВЦС МП, разразился сразу после его презентации и восхваления "исследования" официальным представителем РПЦ МП, зам. председателя ОВЦС протоиереем Всеволодом Чаплиным. Утаить подобное было заведомо невозможно, поэтому скандал сразу выплеснулся в радиоэфир, на страницы газет и в Интернет. А общая напряженность ситуации, связанная с особо острым общественным восприятием всего, что касается мусульманства, только подлила масла в огонь. Поэтому, после первых же сообщений о том, что российские мусульмане сочли публикацию для себя оскорбительной и намерены требовать сатисфакции, возникла уверенность, что между патриархией и мусульманами назревает достаточно серьезный конфликт.

Несмотря на хорошую рекламу, сделанную Роману Силантьеву "Интерфаксом" в виде публикации биографии этого выдающегося "исследователя религий", после упомянутой книги верится в описанные там заслуги автора с большим трудом. Будучи номинантом Государственной премии в качестве одного из авторов энциклопедии "Народы и религии мира" в 1999 году и завершив в том же году обучение на кафедре экономической и социальной географии Географического факультета МГУ, уже в июле 2001 года Силантьев был избран исполнительным секретарем МСР (а в марте 2004-го - и секретарем-координатором Межрелигиозного совета СНГ). Сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, он, как сообщается об этом в биографии, "автор более чем 100 печатных работ по темам межрелигиозного сотрудничества, новейшей истории ислама, деятельности новых религиозных движений". А вышедший в свет в октябре 2005 года упомянутый опус по "новейшей истории ислама" именуется "Интерфаксом" "первым масштабным исследованием истории российского ислама последних 15 лет", в основу которого "легли данные более чем 20 тыс. источников" и "материалы полевых исследований, проведенных ... в 60 регионах России". Нетрудно предположить, что в случае строгого соответствия всего этого истине, потенциальные читатели имеют дело едва ли не с живым классиком. Однако, знакомство с текстом самого "фундаментального исследования" не только разочаровывает, но и вызывает тяжелое недоумение.

Поводов для этого слишком много, даже если исходить из того, что автор творил с сознательным намерением уязвить всех мусульман скопом. Многочисленные ссылки на ФСБ, подчеркивающие весьма странный трепет "религиоведа" перед авторитетом этого "эксперта", и бесконечные ссылки на предыдущие сочинения того же Р. Силантьева, выглядят довольно нелепо. Но это можно было бы отнести на счет сугубо личностных свойств автора, представления которого могут быть несколько несовпадающими с общепринятой этикой, что, в общем-то, вполне допустимо. Гораздо печальней выглядит другая особенность – не стиля, а позиции, которая обозначена в книге очень четко.

Весь этот "религиоведческий" труд проникнут откровенной неприязнью к иноверцам, в роли которых в данном случае выступают мусульмане, демонстрацией собственной религиозной принадлежности автора. Не имея сил сдерживать свою антипатию, в частности, к муфтию Талгату Таджуддину, автор выставляет его едва ли не сумасшедшим ("самодурство, граничащее с психическим заболеванием"), под чем угадывается некий общеконфессиональный признак, объединяющий мусульман в целом.

Достается от Силантьева и председателю Совета муфтиев России шейху Равилю Гайнутдину, муфтиям Гусману Исхакову, Мухаммадгали Хузину, Хамиту Галяутдинову, Магомеду Албогачиеву и многим другим. Не ограничиваясь исчерпывающим перечислением всех мало-мальски известных мусульманских лидеров, по описанию автора исключительно уродливых, он обращается к мусульманским Духовным управлениям и другим религиозным организациям, которые под его пером предстают эдакими источниками постоянных скандалов и опасности экстремизма. По мнению Силантьева, мусульманские лидеры почти поголовно заняты разного рода мошенническими махинациями, воруют, раздают чиновникам взятки, деньги на которые обретают, конечно же, в результате операций с наркотиками. При всем этом ни одного документа или хотя бы упоминания о существовании таковых, либо указания на заслуживающие доверие источники (хотя, по идее, такие факты должны породить массу уголовных дел) в данном "религиоведческом исследовании", разумеется, нет.

Еще в момент создания МСР не было секретом, что формально он задумывался, как некий межрелигиозный "арбитраж", общественная структура, призванная быть посредником в межрелигиозном диалоге, либо в разрешении возможных недоразумений между разными конфессиями. На деле же все планировалось и осуществлялось совсем иначе. Несмотря на то, что учреждение МСР по инициативе ОВЦС Московской патриархии было поддержано руководством практически всех вероисповеданий страны, по воле Силантьева (или в соответствии с указаниями его руководства?) кого-то в состав Совета вводили, а кого-то нет. Так, не представлены в Исполкоме МСР католики, лютеране, все российские протестанты, кришнаиты... Больше того, в отношении отдельных религиозных общин совет предпринимал "антикультистские" заявления, осуждая их благотворительные акции и практику социального служения. Недопущение в МСР некоторых деноминаций объяснялось, к примеру, тем, что протестантских организаций в России слишком много, а католиков, наоборот, слишком мало и т. д.

Во всем этом прослеживаются явные черты политического давления на неугодные в первую очередь Московской патриархии религиозные организации. В такое их преследование почти всегда включаются коррумпированные государственные чиновники и местные органы власти. Таким образом, МСР за семь лет своего существования зарекомендовал себя, как своеобразное ведомство – филиал РПЦ МП, проводящий политику религиозного изоляционизма и произвольно управляемый молодым и энергичным сотрудником патриархии.

Разумеется, нет прямых оснований предполагать, что нечто подобное последней исламофобской инициативе Силантьева могло напрямую исходить от его непосредственного руководства – председателя ОВЦС митрополита Кирилла (Гундяева). Более того, в ответ на недоуменные вопросы журналистов и представителей мусульманской уммы по поводу "патриотической акции" своего сотрудника, митрополит еще в первых числах ноября обещал разобраться с этой ситуацией.

Сегодня, уже после объявления о своей готовности к выходу из состава МСР, российские мусульмане, как и в продолжение всего прошедшего с начала скандала месяца, настаивают на том, чтобы незадачливый "религиовед" хотя бы принес извинения верующим за нанесенное им оскорбление. В соответствии с исламской традицией, таковое стало бы условием прощения, которое обязаны даровать в этом случае мусульмане. Но Силантьев до 2 декабря не обнаруживал никакой адекватной реакции на последствия устроенного им скандала, хотя Совет муфтиев и потребовал от РПЦ МП и членов МСР официальной оценки ксенофобской акции исполнительного секретаря совета и сотрудника ОВЦС МП.

Наконец почти одновременно появились заявления Силантьева и ОВЦС, которые выглядят вполне согласованными и даже, возможно, написанными одной рукой. Автор скандальной книги обнаружил в своем изложении событий позицию, прямо противоположную содержанию книги, заявив, что в патриархии по поводу издания своего труда не консультировался и принимает ответственность за скандальный резонанс целиком на себя. Что "попытки показать подоплеку клеветнических кампаний", которую он осветил нейтрально, "были расценены как тиражирование грязных слухов и сплетен и даже попытки вмешательства во внутреннюю жизнь мусульман". Понятно, что за "неправильную" оценку исследования Силантьева читатели должны быть благодарны тоже мусульманам, но, пусть что-то их и оскорбило, оговаривается автор, "все это категорически не входило в мои намерения". В результате Силантьев просит Президиум МСР освободить его от занимаемой должности и провести независимую экспертизу скандального издания.

Не менее логично для такой ситуации и заявление ОВЦС, в котором родная структура Силантьева категорически дистанцируется от него, так как "автор действовал как независимый эксперт, не согласуя свою позицию" с ОВЦС МП, и заявляет, что "эта книга не соответствует позиции Русской Православной Церкви в отношении ислама, и ее нужно воспринимать как выражение личного мнения и личных оценок автора". Презентация книги в Паломническом центре РПЦ МП (гостиница "Университетская") 12 октября протоиереем Всеволодом Чаплиным, разумеется, не в счет. А ведь, как хорошо все начиналось! Заместитель председателя ОВЦС МП отметил тогда, что книга написана с большим уважением к исламу, и выразил уверенность, что мусульманской уммой России монография будет воспринята благодарно и доброжелательно, несмотря на некоторые упомянутые в ней "неудобные факты".

Надо надеяться, что наиболее скандальная фаза ситуации на данный момент условно пройдена. Но только условно, потому что вместо извинений мусульмане получили от автора заявление, в котором он упорно сваливает ответственность за реакцию на книгу с больной головы на здоровую. А религиозная структура, на высоком статусе которой и держался весь авторитет работающего в ней Силантьева, самоустранилась, принеся своего сотрудника в жертву обстоятельствам, как это принято во всех наших административных аппаратах. Быть может, в другое время и в другом месте не было бы никаких сомнений, что религиоведческая карьера Силантьева на этом закончится. Но, вероятнее всего, как это бывает в России с оскандалившимися функционерами, он "уйдет с головой в научную деятельность", оптимальной нишей для которой представляется кафедра религиоведения Российской академии государственной службы при президенте РФ (РАГС).

Правда, не исключено, что опрометчивое требование Силантьевым независимой экспертизы для своего исламофобского опуса – это начало нового этапа в развитии событий. Ведь в случае проведения подобной экспертизы у мусульман вполне могут появиться серьезные основания для обращения в прокуратуру.

Несложно догадаться, что означала бы перспектива демонстративного выхода российских мусульман из межрелигиозного общественного органа. Гораздо интересней было бы понять, случайно или, в соответствии с какой-то странной логикой, а значит намеренно, рискнула РПЦ МП лишиться единственного, сравнимого с ней по авторитету и политической мощи, потенциального союзника в Межрелигиозном совете России. Впрочем, считать это абсолютной случайностью в условиях общественной напряженности, которую вызывают все события, связанные со словом "ислам", конечно, нельзя, какой бы ни была реальная причина выхода в свет провокационного опуса Силантьева. Ни в том случае, если это было инспирировано какой-либо из серьезных государственных или религиозных структур. Ни в случае, если это было следствием личного неразумия автора или кого-то еще. Потому что в обоих вариантах ситуация, в которой, в результате, пусть и косвенно оказалась замешанной РПЦ МП, в деликатной форме называется вразумлением Господним.

Михаил Ситников,
для "Портала-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]