Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
29-11-2005 19:30
 
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Оптический обман. Планы "укрупнения конфессий", вынашиваемые в российском минюсте, не подходят не только мусульманам и иудеям, но и старообрядцам

С того памятного многим выступления, когда министр юстиции Ю. Чайка "коснулся вопроса" религиозного миссионерства, различные религиозные общины стали спрашивать себя и других: "Какова роль миссионерства в нашей жизни, и в какой форме его готовы терпеть власти, покровительствующие одной, "господствующей", конфессии?" Многие общины традиционно зависят от этого самого миссионерства, более того, можно даже и так сказать: в мире нет общин, которые не зависели бы от миссионерства. С одним уточнением о самых "традиционнейших из традиционных" религиях, исламе и иудаизме. Реакции на планы упорядочить миссионерство и ввести посты "разводящих и смотрящих" для этих религий аналитики Портала уже рассматривали.

Иудаизм, как религия этническая, ориентированная на представителей узкой этнической группы, видит миссионерство, прежде всего, как внутреннюю проблему. Действительно, парадоксальным образом до 80 % жителей государства Израиль не соотносят себя (или, по крайней мере, не соотносят жестко) с иудейской религиозной традицией. Даже религиозное название своей страны – Эрец-Исраэль, то есть удел, земля Израилева – многие предпочитают интерпретировать в смысле исключительно политическом. Соответственно, главная миссионерская задача иудаизма – вернуть в религиозное лоно "иудеев по рождению". Эта задача никоим образом не противоречит новым инициативам.

С исламом дело, конечно, сложнее. Помимо "внутренней миссии", то есть обращения в исламскую веру этнических мусульман (татар, кавказцев, башкир и др.), ислам все-таки рассматривает внешний по отношению к "умме" мир не как "гоим" (иные народы, язычников), но как потенциальный объект миссионерства. Когда-то, во времена раннего халифата, миссионерство среди христиан и иудеев считалось нежелательным, но со временем ислам стал глядеть на "конвертов" из "религий Писания" вполне благосклонно. Поэтому миссионерское поле ислама потенциально куда шире иудейского.

Однако, когда мы переходим к христианским конфессиям и движениям, то мы попадаем на принципиально иную почву: христианство изначально ориентировано на раздвигание границ Церкви до пределов всего мира и его миссионерское поле безбрежно. Соответственно, исконное христианство представляет собой систематическую и организованную "иностранную религиозную экспансию". Почему "иностранную"? Даже не упоминая о евангельском "Царстве не от мира сего", а оставаясь, так сказать, на сугубо исторической почве, надо констатировать, что христианское миссионерство, будь то византийское или римское, всегда рассматривало иные страны и народы как объект своей миссии. А, учитывая совмещение военной и церковной образности в христианстве, множество миссионеров, от Фрументия, крестителя Эфиопия, до Кирилла и Мефодия и Стефана Великопермского, представляли собой авангарды целых армий, которые завоевывали религиозно и культурно "варварские народы". Слова министра юстиции о том, что-де "Россия подвергается "иностранной религиозной экспансии" соответствуют истине лишь с точки зрения голого факта. Однако по смыслу христианства, следующему из его истории, такая экспансия есть его сущностная характеристика.

Когда христианство превратилось в государственную религию на Востоке, а на Западе само стало государством, этот миссионерский запал несколько поугас. Но там, где ослаблялись государственные путы или где общины выходили из-под жесткого контроля Папы, миссионерство вновь приобретало тот же экспансивный и культуртрегерский характер. В этом во многом разгадка феномена протестантского миссионерства. Протестантские миссии еще в XIX веке активно работали в Индии, Эфиопии, Японии, Китае, Латинской Америке и даже в России. Причина их успеха лежала в их свободной организации. Каждая община, формально принадлежа англиканскому, пресвитерианскому, евангелическому или пятидесятническому сообществу, представляла собой самостоятельный церковный корабль.

У нас в России, хотя и были замечательные примеры миссионерско-проповеднического служения, такие как Николай Японский или Иннокентий (Попов-Вениаминов), но очень часто миссионеры воспринимали церковно-государственный контроль как непосильное ярмо, стеснявшее их и мешавшее успеху их предприятий. Замечательным примером такого миссионера был инок Иакинф Бичурин, в конце концов, снявший с себя сан и ставший великим ученым.

После Великого Раскола XVII в. миссионерский пыл духовенства растрачивался на абсолютно бессмысленную и временами даже пагубную "деятельность по искоренению раскола". Само собой, миссионерам официальной Церкви было выгодно иметь дело со староверами, разбросанными по различным согласам и упованиям. Но в то же время, внутреннее стремление к объединению старообрядцев пугало государство уже потому, что не вполне подвластные его контролю староверские общины имели бы куда большую свободу проповеди, чем стесненные многочисленными инструкциями и ограничениями синодальные "противураскольные" миссионеры. Это "псевдо-миссионерство" обессилило синодальную Церковь и едва не лишило ее поддержки в обществе.

Впрочем, сама возможность объединить внешним образом старообрядцев в одно согласие редко кому представлялась исполнимым делом и в прежние времена и, тем более, сейчас. Помимо серьезных внутристарообрядческих разделений, существование различных упований в староверии отражает до некоторой степени свойственную восточному православию в новое время большую юрисдикционную свободу и многообразие, чем в католическом мире или во времена Византийской империи. Именно поэтому предложение минюста "предусмотреть "существование одной центральной организации одной конфессиональной направленности на данной территории в качестве юридического лица" выглядят неисполнимыми не только в отношении мусульман или иудеев, но и в отношении православных - например, старообрядцев.

Разумеется, старообрядцы никоим образом не могут быть названы "иностранной религиозной группой" (хотя еще 150 лет назад российская власть считала некоторых из них "австрийцами"), более того, они в какой-то степени гораздо более коренные русские, нежели их новообрядные контрпартнеры. По этой причине применить к ним ярлык "нетрадиционных конфессий" будет крайне сложно. Но в то же время, централизовать их и заставить водить хороводы вокруг "властной вертикали" едва ли возможно. "Радикальные предложения" минюста вряд ли окажут должный эффект в отношении староверов. Ввести пост одного главы всех старообрядцев кажется для чиновников соблазнительным, однако невозможно по практическим соображениям. Каков же выход? Его можно увидеть в том, чтобы выделить одну старообрядческую конфессию в качестве "титульной" (на эту роль, скорее всего, предназначат РПСЦ), а остальные начать прессинговать вплоть до их делегализации.

Так, например, беспоповцы-филипповцы, которые после законодательства 1988 года, когда все пошли регистрироваться, напротив, стали чисто неформальной общиной и с регистрации снялись, как будто бы исчезли из контролируемого пространства и продолжают существовать внутри своего сообщества. Но долго ли продержатся такие замкнутые общины в современном информационном обществе с его тугой структурой общественных связей? Трудно сказать.

Поморец С.П. Пичугин, председатель автономной Рижской старообрядческой общины, рассуждает на эту тему так: "Что делать с беспоповцами, как их "централизовать" - государству вообще непонятно (но это и тревожит). Исторически они всегда жили отдельными общинами. Периодически появлялись духовные центры, объединявшие какую-то часть их, более или менее значимую. Но довольно много общин принципиально не хотело входить ни в какие союзы - ЦК или ЦС… Как государству быть с этой "самостийностью"? Ведь каждая община зарегистрирована по закону как отдельное юридическое лицо, сама выбирает духовный персонал и Совет". При такой постановке вопроса даже функционирование Центрального Совета будет под вопросом, не то что "единое ответственное лицо".

Как кажется, в концепции минюста на деле не идет речь о научно-фантастических проектах всеобщего объединения всех конфессий в ограниченное число подразделений, каждое во главе со своим обер-прокурором, которого, видимо, должен утверждать или даже назначать "гарант Конституции". Проект предполагает, прежде всего, контролировать духовное образование и "совместно с представителями традиционных конфессий обсудить вопрос о разработке программы подготовки кадров религиозных образовательных и иных учреждений. Организовать работу по контролю за соблюдением запрета на пропаганду экстремистских взглядов в учебных заведениях. При установлении такого рода фактов принимать решения о приостановлении или даже прекращении деятельности учебных заведений". Это значит, что страх внушают только откровенно деструктивные и террористические религиозные движения, а таких – 0,05 %.

Вспомним, как в условиях экономической и культурной либерализации, наступившей в 1905 г., пытались навести порядок на религиозном поле, но вся работа по вероисповедным законопроектам претерпела крах. Юридической силы документы не приобретали, поскольку были либо заблокированы Государственным советом, либо не удостаивались "высочайшего одобрения". В современном нашем либеральном обществе максимум, на который может рассчитывать государство, – это честная конкуренция и прозрачность образования при благожелательном нейтралитете государства. Остановить "религиозную экспансию" политическими мерами и запретами невозможно. Ввести "обер-прокуроров" нереально. В условиях здоровой конкуренции и сотрудничества "иностранные культы" станут просто непривлекательны для русского человека.

И вообще заставить кого-то делать что-то, показав ему кулак, просто не получится. Ведь будет, как у Хармса: "Иван Иванович надевает очки и видит: на дереве сидит мужик и показывает ему кулак. Иван Иванович снимает очки и видит: на дереве никакого мужика нет…". Так несколько раз, и, наконец, герой снимает очки и предпочитает считать это оптическим обманом.

Алексей Муравьев,
для "Портала-
Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]