Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
27-10-2005 19:00
 
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: "Каноковы казни". Руководство Кабардино-Балкарии создало атмосферу страха среди мусульман, которых оно само же боится

Война в Чечне давно приучила и федеральных, и региональных чиновников к тому, что надо избегать таких слов как "зачистка" и "военная или боевая операция". После 2000 года на территории Чеченской республики с легкой руки президента Владимира Путина началась "контртеррористическая операция", что привело к нынешнему так называемому "гражданскому миру в Чечне", несмотря на то, что боевики все равно там чувствуют себя как дома. Террористы, организовавшие нападение на Нальчик 13-14 октября этого года, действительно хотят превратить Кабардино-Балкарию во вторую Чечню. Об этом свидетельствуют заявления главного представителя непризнанной республики Ичкерия на Западе Ахмеда Закаева о том, что попытка захвата Нальчика - первая серьезная операция чеченского "сопротивления" после убийства Аслана Масхадова. Но в результате всех событий региональная власть впала в истерику.

Должна ли была бюрократическая верхушка Кабардино-Балкарской республики (КБР) поддаваться панике и поступила ли она в данной ситуации правильно? - это вопрос праздный. В связи с тем, что новый президент КБР Арсен Каноков был рекомендован на этот пост президентом России Владимиром Путиным, то и задавать подобные вопросы надо сотрудникам президентской Администрации. Объективные данные свидетельствуюто том, что в сентябре 2005 года Арсен Каноков, известный в республике предприниматель, стал наследником Валерия Кокова, опытного советского функционера, который проводил в регионе жесткую авторитарную политику. В. Коков, воспитанный в атеистической системе ценностей, стремился сделать Духовное управление мусульман (ДУМ) КБР тем органом, который должен контролировать все мусульманские группы в республике. Наряду с этим, Коков старался не допустить расширения деятельности и самого ДУМ КБР. Муфтий республики Анас Пшихачев не раз жаловался прессе на жестокое давление на мусульман со стороны милиции, несмотря на то, что власти справедливо, с точки зрения ДУМ, контролируют все мечети, и следят за тем, чтобы проповедь там велась только с его разрешения. Борьба с любой активностью вне ДУМ велась при Кокове постоянно и методично. В конце 90-х гг. был закрыт на "переаттестацию" Исламский институт в Нальчике из-за подозрений в распространении "ваххабизма" (вернул лицензию только в 2003 году). В 2000 году были закрыты все существовавшие в КБР исламские центры, за исключением исламских компьютерных курсов при Духовном управлении. Исламская молодежь ушла в подполье и превратилась в тех, кого правоохранительные органы стали считать "потенциальными экстремистами". Муфтий Анас Пшихачев перестал сопротивляться попыткам власти установить абсолютный контроль над исламом в республике и тем самым уменьшить его влияние.

Продолжение политического курса на уменьшение влияния ислама в целом, и независимых мусульманских групп в частности, стало неотъемлемой частью идеологии нового главы КБР Канокова.

Изначально с именем "цивилизованного" предпринимателя Канокова широкая общественность связывала две ложные надежды. Во-первых, это надежда на то, что он более благосклонно относится к исламу и лучше, чем партаппаратчик Коков, его понимает. Однако в интервью журналу "Профиль" в октябре Каноков лишь более четко высказала тот принцип религиозной политики, которую проводил Коков. По словам Арсена Канокова, "в республике необходимо пропагандировать "светский ислам", и в связи с этим необходимо взять "идеологический реванш, а именно – сформировать систему пропаганды и образования молодых людей". "Светский ислам" для Канокова является, прежде всего, тем учением, которое не выходит за рамки мечетей, и исходит из уст муфтия соборной мечети в Нальчике, строительство которой Каноков долгие годы финансировал. Подобная усеченная трактовка исламской веры и порождает у республиканской молодежи такое религиозное возмущение, которое правоохранительные органы называют "ваххабизмом".

Во-вторых, многие политологи называли Канокова более либеральным по сравнению с Коковым, и высказывали надежды на то, что он принесет в республику хоть какие-нибудь начатки демократического устройства общества. Однако и эта надежда не оправдалась, потому что преемник Кокова, по определению, не будет разрушать строго клановое традиционное общество Кабардино-Балкарии, где авторитаризм никто, по сути, и не начинал разрушать (лишь в начале 90-х гг. были демонстрации кабардинцев и балкарцев, а с главной площади был убран памятник Ленину). Кроме того, деятельность руководства республики после попытки захвата Нальчика ярко показала, что Арсен Каноков не только готов отказаться от следования каким-либо демократическим ценностям, но и готов действовать по-военному решительно, без той осторожности, которая была свойственна Валерию Кокову.

В Нальчике сотрудники милиции и ФСБ стали проводить массовые аресты и "зачистки". Так, около 400 мусульман Кабардино-Балкарии обратилась к президенту Владимиру Путину с просьбой о содействии в выезде за пределы России в связи с опасениями за свою жизнь и здоровье. 23 октября был повторно задержан Руслан Кудаев, инвалид, бывший узник Гуантанамо, которого уже задерживали в августе этого года, а затем отпустили. Обыск был устроен у Руслана Нахушева, координатора движения "Российское исламское наследие" по Северному Кавказу. Более того, был с позором задержан и отпущен депутат органа местного самоуправления пригорода Нальчика – Хасанья и член партии "Единая Россия" Рамазан Темботов. В рамках этой кампании муфтий КБР Анас Пшихачев объявил о том, что подозревает в участии в попытке захвата города Мусу Мукожева и Анзора Астемирова, которые еще до 2000 года входили в легальную молодежную оппозицию по отношению к лояльному власти Духовному управлению.

Хаотичные преследования мусульман руководством республики во главе с Арсеном Каноковым – это свидетельство отсутствия у власти иного выхода и другой программы действий. Дело не в том, что у сотрудников МВД не существует четкого, установленного законом определения понятия "ваххабит" или "боевик", на что сетует вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин, или же определенного списка каких-либо организаций. Дело в том, что вплоть до сегодняшнего дня в Кабардино-Балкарии внутримусульманские споры и проблемы загонялись вглубь с помощью запретов. И для молодежи независимый ислам стал своеобразным синонимом "свободомыслия". Авторитарно-клановый строй сделал молодежную активность единственным самостоятельным проявлением общественной жизни, направленным против нищеты и застоя при режиме Кокова-Канокова. В результате часть молодежи взяла в руки оружие, а чиновники учинили в республике"каноковы казни".

Роман Лункин,
"Портал-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]