Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
06-09-2005 19:00
 
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Городничий на распутье. Самара-городок через призму проблемы церковной реституции

Есть, как известно, на Волге утес. И не один. На Волге вообще много чего есть. Есть там, в Самаре-городке, например, одна старая церковь. Построена она была в 1913-1915 общиной старообрядцев-поповцев Белокриницкого согласия. Некогда это была самая большая старообрядческая община в городе, где есть еще и безпоповские общины. Строили староверы храм своими силами и за счет собственных средств на земле, выделенной старообрядкой, почетной гражданкой Самары Марией Кондратьевной Саниной. Внушительный храм во имя образа Казанской Пресвятой Богородицы открылся в 1916 г., но при Советах в 1929 г. он уже был закрыт. Как водилось в то время, все священнослужители были репрессированы: кто расстрелян, а кто и отправлен в те места, откуда мало кто возвращался.

Но вот недавно самарские власти в духе последних новомодных веяний по укреплению духовной составляющей решили вернуть храм верующим. Но только не тем, которые храм строили и молились в нем. Отдать решили в качестве подарка архиепископу Самарскому и Сызранскому Сергию. И вот тут есть два примечательных момента: во-первых, желающие услужить владыке чиновники лукаво поименовали староверский храм "единоверческим", умолчав о том, на чьи деньги и на чьей земле он построен. Но самое удивительное в том, что маститый архиерей, ни слова не сказав, вроде бы "согласился" с таким вопиющим искажением исторической правды.

Получается, что одной рукой в РПЦ МП создают "Комиссию по диалогу со старообрядчеством", а с другой, втихаря, "не возражают" против передачи храма в Самарскую епархию. Странная история получается. Казалось бы – какой эффектный "братский жест" – берите, нам не надо чужого. Но, увы! – такого жеста нет. Нет и ясного признания новообрядческим архиереем своего отказа от чужого достояния. Правда, во время встречи с ныне уже покойным Митрополитом Андрианом, архиепископ Сергий нехотя произнес фразу "Мы на храм не претендуем", но то, что сказано во время дипломатической встречи, видимо, несколько отличается от пожеланий владыки, как их поняли городские власти. Как только уехал старообрядческий Митрополит, власти начали "темнить" и говорить, что-де "староверы сами не могут починить храм", и оттого надо его передать в "хорошие руки", чтобы обеспечить сохранность. Логика интересная, но никак не законная: может, передадим наш Успенский Собор в Московском кремле какой-нибудь конфессии, которая "позаботится о его сохранности" и проведет соответствующие работы?

Старообрядцы, между тем, служат пока на улице. И в воскресные дни, и в большие праздники. На Успение их, правда, пустили в храм помолиться и... вновь опечатали его. Зрелище это напоминает мне трогательные истории многих батюшек РПЦ МП начала 90-х: "Храм передали нам в ужасном состоянии, одни стены… но нашлись доброхотные жертвователи…. Община включилась". На глаза всегда навертывались слезы умиления: могут же наши русские люди! Но оказывается, что они "могут" только, когда им разрешат идеологически ответственные чиновники.

Многие старообрядцы стали задаваться вопросом: а зачем же тогда диалог, зачем встречи с представителями РПЦ МП, если происходит такое беззаконие, а "партнеры по диалогу" молчат, как в рот воды набрали. Но на днях разъясняется и этот вопрос: участники комиссии неофициально, но недвусмысленно дают понять, что храм-то отдать можно, но за это нужно пойти на некоторые компромиссы, убрать одних людей из церковного руководства, поставить других… Вот что, оказывается, значит "братский диалог". Банальное "ты – мне, я – тебе".

Здесь есть еще одно прискорбное обстоятельство: до сих пор в российском государстве нет четкого осознания, что восстановление справедливости и законности в отношении прав религиозных организаций, включая и РПЦ МП, - это не новый "передел" собственности. Дескать, демократы "не так" поделили, так мы сейчас "правильно" переделим. Понятно, что реституции в полном смысле слова пока не предвидится: слишком много претензий возникнет у разных лиц и корпораций. А с этими претензиями разбираться некому. Да и новые собственники уже появились. Но ведь восстановление справедливости предполагает именно апелляцию к некогда бывшей справедливости вне зависимости от того, кто сейчас "может", а кто просто "хочет".

Разумеется, нельзя не учитывать и собственной интерпретации ситуации с собственностью самими религиозными организациями и, прежде всего, РПЦ МП. С одной стороны церковные иерархи постоянно подчеркивают непрерывность истории Русской Церкви на протяжении всей ее истории, а, следовательно, тождество РПЦ МП и, скажем, Русской Церкви XIV в. Соответственно, с этой точки зрения, именно РПЦ МП является настоящим владельцем всей церковной собственности. Но и тут есть проблемы: достаточно вспомнить, сколько церквей по всей России не приняло никоновских новин, но было захвачено и передано государственной Церкви с помощью стрельцов и "каптенармусов". Но это все же не касается церквей, построенных самими староверами на свои же деньги!

Кроме этого существует несколько сопутствующих идей, выражающих современную церковную точку зрения, например, идеи о "государствообразующей конфессии", "православии (= принадлежности РПЦ МП) по рождению" и "канонической территории", которые должны подкрепить монополию РПЦ МП на духовную традицию православия и на церковную собственность. Внутри церковного контекста такие идеи и воззрения, наверное, обладают органичностью и очевидностью. Однако при перенесении их в контекст светский возникает множество проблем, ибо Церковь и общество все же живут в разных системах координат.

В обстановке реальной многоконфессиональности, о которой говорил президент В. Путина в Казани, РПЦ МП приходится мириться с собственностью других религиозных организаций, хотя тенденция к монополизации духовного поля совпадает с тенденцией к монополизации культовых объектов. Идеологический монизм, тенденция к которому проявляется сейчас довольно ясно, некоторые недальновидные политики мечтают сделать рычагом, с помощью которого "нетрадиционные", "негосударственные" и неполезные Церкви и конфессии станут лишаться собственности. Дальнейшее развитие идеи "государствообразующей" конфессии и решения вопросов о собственности в ее рамках обязательно входит в их планы.

Однако не стоит забывать, что вопросы церковной собственности все же ставятся в контексте строительства правового государства, хотя модальность многих решений – скорее прецедентная, чем законная. Вероятно, эта тенденция сохранится, и сфера применения закона сузится одновременно с продолжением российского отношения к закону по "принципу дышла", что очень опасно в социальной перспективе. Ведь в случае тупиковых ситуаций с собственностью, их разрешение может принимать силовой оборот "снизу", что внесет серьезную смуту в имущественные отношения различных российских Церквей и конфессий. Тогда уже и диалоги не смогут ничем помочь.

Алексей Муравьев,
для "Портала-Credo.Ru"

 Фото: (с) Самарское староверие.

© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]