Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
25-06-2004 15:25
 
ИНТЕРВЬЮ: "Религия как набор ценностей - абсолютно естественная и гармоничная основа для проведения новой правой политики". Лидеры российских "Новых правых" отвечают на вопросы корреспондента «Портала–Credo.Ru»

Справка об участниках партии "Новые правые"

Шмелев Владимир Алексеевич (Москва)

1980 г. р., лингвист, окончил Российский государственный гуманитарный университет, выпускник Московский школы политических исследований, аспирант Института русского языка РАН. С 1996 года является председателем движения "Первого свободного поколение". Депутат муниципального собрания "Хорошевское" г. Москвы. Координировал работу оргкомитета по созданию партии "Новые правые".

Алхазуров Магомед Исаевич (Чеченская республика).

1973 г. р. инженер-нефтяник и менеджер государственного и муниципального управления, окончил Грозненский нефтяной институт и Российскую Академию государственной службы, аспирант РАГС. В 1996 году избран депутатом парламента Чеченской республики. В 2000-2004 работал в правительстве Чеченской республики. С 2003 - руководитель исполкома Ассамблеи народов Чеченской республики. Президент общественной организации чеченской молодёжи "Возрождение".

Гиренко Юрий Анатольевич (Ростовская область).

1964 г. р., политический аналитик и публицист, кандидат исторических наук. Преподавал в Ростовском государственном университете; работал помощником депутата Государственной Думы, политическим обозревателем ростовских СМИ; был членом политсовета регионального отделения партии Демократический выбор России (ДВР), лидером регионального отделения "Новой силы", советником мэра Ростова, помощником председателя Совета Федерации. Заместитель главного редактора журнала "Общая тетрадь". Координатор клуба "Новые Правые". Координатор идеологической комиссии партии.


Портал–Credo.Ru: Известно, что представители, так сказать, "старых правых", занимали достаточно активную позицию по чеченской проблеме, и в отличие от всех остальных политических сил в стране, принимали участие и поддерживали различные антивоенные акции. Какова позиция "Новых правых" по этому вопросу? Какие практические шаги вы собираетесь, если собираетесь, предпринять? Особенно интересны новые решения, которые вы предложите.

Магомед Алхазуров, член правления партии, представитель Чеченской Республики: Конечно, мы признаём, что в нашей республике есть проблемы, и проблемы большие. Нашей целью является вовлечение населения республики во всероссийскую политику и общественную жизнь, и самое главное, в построение гражданского общества. Скажу больше - республика находится в катастрофическом состоянии, существует множество случаев нарушения прав человека, и не может не радовать, что предпринимаются попытки изменить ситуацию к лучшему, возрождать республику, причём и со стороны государства, и со стороны самого общества.

Да, действительно, представители СПС и Яблока осуждали военные действия. Мы также осуждаем военные действия, насилие, нарушения прав человека. Цели и задачи партии "Новых правых" в республике таковы: содействие становлению в республике межнационального согласия, межконфессионального сотрудничества, и, что особенно важно, повышение уровня ответственности власти перед обществом. Мы все силы собираемся направить на то, что эти принципы были реализованы в многострадальной Чеченской республике.

Владимир Шмелёв, председатель правления партии: Ключевой момент - это включение населения чеченской республики в общероссийское пространство общественной, политической и гражданской жизни. За прошедшие 10-15 лет сформировалось целое поколение людей, живущих в совершенно в другой реальности. Страна живёт одной жизнью, чеченцы – другой.

У них другой образовательный фундамент, другие представления об окружающей действительности, иные представления о форме устройства общества. Все светлые воспоминания чеченцев, прежде всего, связаны с советским периодом - "Хорошо, когда был мир, когда был Советский Союз".

А потом была война. По сути, эти люди никогда не жили в демократической России. Поэтому мы разработали проекты по включению этих людей в мирную гражданскую жизнь. Упор мы делали, в основном, на молодых людей – как наиболее важную и в то же время наиболее сложную возрастную группу, потому что они вообще не имеют опыта мирной жизни.

Мы заведомо избегали распространённого подхода типа "Есть граждане России, а есть чеченцы, и с ними нужно специально работать". Мы стараемся включить людей в общий контекст. Ребята из Чечни участвовали в семинарах, в которых также участвовали представители других регионов России. Создание отделения нашей партии в Чечне - это способ решения той самой проблемы, о которой я говорил. Мы хотим, чтобы молодые амбициозные люди, проживающие в республике, оказались включены в живой общероссийский организм. Наша задача, в отличие от тех нескольких партий, представленных в республике, сделать так, чтобы перспективные люди с амбициями оказались бы включёнными в цивилизованную политическую жизнь.

Не секрет, что чеченцы до сих пор находятся под сильным влиянием традиционного жизненного уклада, тейповой системы, религии. Как вы в таких условиях собираетесь строить гражданское общество?

М. А.: Тейповая система и религиозный фактор действительно существуют, но их роль на самом деле сильно преувеличена. Действительно, за последние 10 лет в республике получило большое распространение такое крайнее течение ислама, как ваххабизм. И хотя этот фактор пока не является доминирующим, необходимо работать с молодёжью, чтобы он не стал доминировать через некоторое время. Тут больше политики, чем религии, поэтому есть поле для деятельности.

В. Ш.: Религия как набор ценностей - абсолютно естественная и гармоничная основа для проведения новой правой политики. Мы про это говорим во всех наших документах. Это относится не только к христианскому наследию основной части России, но и к мусульманскому наследию народов, населяющих некоторые российские регионы, не только к христианским ценностям, но и к ценностям, заложенным в традиционном исламе.

Юрий Гиренко, член правления партии, аналитик, публицист: Хотелось бы добавить реплику. Наша позиция не является пацифистской. Мы считаем, что террористы должны уничтожаться, а в республике должно строиться нормальное гражданское общество. Это если говорить об отличии наших позиций от позиций "старых правых". Чеченский вопрос - сложная история, и поэтому нельзя огульно осуждать кого-то, говорить, что какой-то дядя из Москвы устроил беспредел в республике. Не бывает простых ответов на сложные вопросы. И ещё раз подчёркиваю: наша позиция – не пацифистская.

– Некоторые из вас имеют отношение к Хорошевскому району Москвы. В этой связи я хотел бы поинтересоваться вашим отношением к скандалу вокруг строительства кришнаитского храма в этом районе. Ряд околоправославных организаций сознательно нагнетают истерию вокруг этой темы, утверждая, к примеру, что храм будет строиться на месте русской трагедии - Ходынском поле, тогда как фактически выделенный участок находится за его пределами...

В. Ш.: Так как я являюсь депутатом муниципального собрания Хорошевского района, то я, с одной стороны, буду говорить о своей позиции, как позиции местного депутата, а с другой стороны - как представителя нашей партии. Противоречий между одним и другим не будет. Ваш вопрос содержал пресуппозицию, говоря лингвистическим языком, т.е. в своём вопросе вы высказали свою позицию.

Я не сказал бы, что ваша позиция представляется мне убедительной. Могу сказать, по каким причинам. Начнём с истории вопроса. Конечно, это не проблема кришнаитов, а проблема системы, которая выстроена в Москве. Первый вопрос, который возникает - зачем их лишили того помещения, которое они занимали?

– Здание, которое они занимали, предназначено под снос.

В состоянии "под снос", как известно, находилось подавляющее большинство исторических зданий Москвы, которые и были вместо реставрации благополучно снесены. Второй вопрос - почему здание оказалось предназначено под снос, и кто заплатил за это "предназначение под снос", и почему, соответственно, нельзя было иным образом решить вопрос с этой организацией. Либо оставить их в том помещении, которое у них есть, либо предоставить им аналогичное.

То есть в начале была создана проблема руками правительства Москвы. Потом правительством же Москвы было предложено странное решение, которое состояло в создании самого большего в Европе кришнаитского храма на территории, прилегающей к Ходынскому полю, а исторически это тоже территория Ходынки. Дело в том, что Ходынка всё время сужается, и сейчас сужается ещё на 35 гектаров. Поэтому корректно говорить всё-таки о строительстве на Ходынском поле.

Почему это решение представляется очередной глупостью? По нескольким причинам. Первая - это межнациональное и межконфессиональное согласие в обществе. У меня, как у человека, работающего на этой территории и являющегося местным депутатом, есть абсолютное убеждение в том, что это решение спровоцировало виток межнационального и межконфессионального противостояния. Это был тот самый бензин, которым был полит тлеющий костёр. Как будто бы было особое желание спровоцировать эту рознь.

Вторая причина состоит в том, что совершенно ложным является утверждение о том, что соблюдение права на свободу совести не должно учитывать архитектурный облик того или иного города. Известно, что во многих странах мира не даётся разрешение на строительство православных храмов традиционной архитектуры. Они строятся в том виде, который учитывает общий архитектурный стиль того или иного города, или квартала города. И это нормально.

Основное право православных верующих состоит в том, что исповедовать свою веру и иметь возможность приходить в храм и молиться, а не в том, чтобы обязательно выстроить свой храм в той культурно-архитектурной традиции, к которой они привыкли, и которая является традиционной. Было очень настойчивое желание построить именно высокий храм. Шли разговоры даже о создании храма выше Храма Христа Спасителя, выполненного в особом архитектурном стиле.

Третий момент, в связи с которым я бы посчитал это решение глупым. Он связан с Ходынкой, как с историческим местом. Думаю, не надо рассказывать, с чем связана её история. Это и празднование в честь присоединения Крыма к Российской Империи, и дальнейшие торжества по поводу коронации российских императоров, и колыбель авиации в Советское время, и капитуляция фашистской Германии, ну и, разумеется, трагические события во время празднования по поводу коронации Николая Александровича, Николая Второго.

Застройка этого места спровоцировала массовое недовольство жителей района и многих москвичей вообще. По причинам историко-культурным, о которых я сказал, и по множеству практических причин. Создание жилого комплекса на Ходынском поле - это и транспортные, и экологические проблемы, об этом я могу говорить очень долго, потому что это реальная боль. Когда произойдёт жилая застройка, среда обитания на территории Хорошевского района сильно ухудшится, жить там станет очень сложно.

И вот это тот фон, на котором принимается решение о строительстве кришнаитского храма. Этот фон, разумеется, срабатывает как катализатор. Становится ещё одним моментом, провоцирующим рознь.

Для нас, как для всех "новых правых", а не только как для местных депутатов, позиция общества важна. Если представители общества в целом, и местного сообщества, в том числе, организованно выражают свою позицию, своё неприятие того или иного решения органов государственной власти, значит, государственная власть не должна занимать позицию типа "Вы все дураки, фашисты, православные экстремисты. Поэтому мы вас слушать не будем, а будем делать, как знаем". Государственная власть должна либо убедить людей, и объяснить им, почему это надо, с точки зрения, например, государственных интересов. Ведь государственная власть отстаивает позицию общества, а общество может чего-то не видеть или не замечать, действуя на локальном уровне. Либо власть должна пересмотреть решение. Но ни того, ни другого не происходит. И это третий момент – фон, на котором это решение принимается. Поэтому я считаю его полной глупостью.

И четвёртый момент, связанный со вторым и третьим - на Ходынском поле в досоветское время был полковой храм Сергия Радонежского. В нашем районе давно существует община, деятельность которой направлена на восстановление этого храма. Причём вопрос периодически то решается, то опять замыливается. Всё это продолжается уже довольно долго. В какой-то момент решение о строительстве храма было принято, и это было костью, брошенной людям, недовольным строительством элитного жилья на Ходынке - мол, строим жильё, но и храм тоже будет. Потом, когда решение о застройке было уже согласовано, решение, касающееся восстановления храма Сергия Радонежского, опять подвисло.

И вот мы имеем конфликтную ситуацию - на территории района есть православная община, к которой не прислушиваются. При этом принимается решение о строительстве храма кришнаитской общины, которой в районе не существует, и людей, которые объявили бы себя кришнаитами, по-видимому, также. Это тоже во многом воспринимается как негатив, и не содействует гражданскому миру и согласию. В целом решение, которое приняло правительство Москвы, я воспринял как глупое.

Теперь что касается коррекции, которая произошла. В заявлениях господина Михаила Меня можно услышать, что "будет небольшой храм, не нужно преувеличивать его размеры", и т.д.

Хорошо, что сильная позиция местного сообщества заставляет государственную власть корректировать свою политику, если это не некоторая попытка успокоить общество, сделав на самом деле так, как и собирались. Это, конечно, не может не радовать.

Я отвечаю так подробно, потому что, ответив кратко, мы можем либо получить обвинение в том, что мы, "новые правые", являемся православными экстремистами, либо, наоборот, защищаем кришнаитов.

И последнее, о чём я хотел бы сказать. Конечно, обвинять кришнаитскую организацию в том, что она не является религиозной организацией, а является опасной тоталитарной сектой, следует в суде. До тех пор, пока эта организация не лишена лицензии, не лишена свидетельства о регистрации в качестве религиозной организации, эти обвинения являются недоказанными. Тем не менее, множество фактов, которые приводятся в отношении деятельности кришнаитской организации в других уголках планеты, свидетельствуют, что такие обвинения не беспочвенны.

Заметьте, что я не опирался на эти аргументы, когда говорил о строительстве кришнаитского храма в данный текущий момент, но, тем не менее, этот момент я считаю очень важным. Но, повторю, это дело судебного разбирательства, подобного тому, которое имело место в Головинском суде в отношении организации "Свидетели Иеговы". Строительство храма спровоцировало обсуждение природы и происхождения кришнаитской организации.

– Вы и Ваши коллеги неоднократно заявляли о своём повышенном внимании к региональной политике, с одной стороны, и об акценте, который Вы делаете на традиционные ценности, с другой. В России есть три республики, население которых по преимуществу исповедует тибетский буддизм и считает Далай-ламу XIV своим духовным лидером. По политическим причинам он вот уже несколько лет получает отказ во въездной визе. Из российских политиков только Владимир Жириновский и Сергей Глазьев направили запрос Путину о причинах отказа в визе. Какова позиция вашей партии по этому вопросу?

– Я, безусловно, считаю, что защита интересов граждан России - основное правило, которым должна руководствоваться Россия в своей внешней политике. Эта позиция "новых правых", заложена, в том числе, и в нашей Программе. Ущемление духовных и традиционных ценностей и интересов наших сограждан - гораздо более важная проблема, чем во многом иллюзорное геополитическое сотрудничество с Китайской Народной Республикой.

Китайцы достаточно прагматичны. В очередной раз, ставя ценности, мироощущение, интересы своих сограждан на второе место, российское государство делает ещё один шаг назад в защите своих национальных интересов во всё мире. Одно связано с другим. Не дружба с Китаем является защитой национальных интересов, а защита своих граждан. Поэтому здесь, если угодно, я на стороне Глазьева и Жириновского.

Политика неких геополитических сотрудничеств и сообществ, треугольников, четырёхугольников, восьмиугольников, которые выстраивают стратеги-политологи, менее важна, чем защита интересов граждан. Поэтому, если для граждан важен приезд их духовного лидера, то, конечно, препятствовать этому крайне странно и безответственно.

– То есть, Вы считаете, что Далай-лама должен немедленно получить российскую визу?

– Это, всё-таки, вопрос скорее к МИДу, чем ко мне.

– Многие партии, от КПРФ и "Родины", с одной стороны, до партии власти - с другой, используют религиозный фактор в своей политике и пропаганде. Обсуждаются инициативы, подобные введению курса "Основ православной культуры" в школах, освящение здания Госдумы и т.д. Вы также заявляете о традиционных ценностях, на которые Ваша партия ориентируется. Какое место Вы уделяете религии в своей программе и деятельности?

Ю. Г.: Очень правильное слово вы употребили. Мы религию не используем. В отличие от левых, например. Они используют религиозные ценности, символику – мы ими руководствуемся. При этом имеются в виду не символы православной религии, а религиозные ценности в широком смысле.

То, о чём говорил Владимир в отношении защиты интересов буддистов, это и есть наше отношение к религии. Использовать религию для того, чтобы привлечь к себе чьи-то симпатии - это мы считаем неправильным и недостойным. Я не случайно попросил слова, чтобы ответить на этот вопрос, потому что, в отличие от многих моих коллег по партии я человек неверующий – я агностик.

Я считаю, что религиозные ценности глубоко важны для общества, для любого цивилизованного общества. И именно поэтому совершенно недопустимо делать их чьим-то орудием. Заигрывание с религией, попытки пристегнуться к ней, недопустимы. Как сейчас у нас: всё начальство – "подсвечники", все коммунисты – великие старые верующие. Это лицемерие!

Политика, конечно, лицемерие предполагает, но не всех случаях. Всё-таки стержень должен быть внятный, выдержанный, идеологический - это наша позиция. Что касается религии и религиозных ценностей, это как раз относится к стержню, а не к средствам.

– А что насчёт перечисленных мною инициатив?

Ю.Г.: Что касается "Основ православной культуры", этот вопрос обсуждался, в частности, на заседании клуба "Новые правые". Юрий Кузнецов – экономист, религиозный мыслитель, если можно так выразиться – делал доклад на эту тему. Мы довольно много спорили.

Здесь целый круг проблем. С точки зрения православного сообщества, которое представлял, в частности, Кузнецов, введение такого предмета - довольно скользкая вещь. Непонятно, кто будет преподавать, как они будут преподаваться. Здесь надо быть очень осторожным. То, что сама по себе православная культура будет преподаваться детям, это вроде бы хорошо, но вопрос в том, кто разрабатывает программу, кто, собственно, несёт за неё ответственность.

Судя по тому, как это делается сейчас, Православная Церковь имеет к этому косвенное отношение, и оправдывается это тем, что она отделена от государства, что соответствует действительности. Но культура-то православная! Велика опасность того, что представление о ней у детей будет, мягко говоря, неадекватным. Это не есть хорошо.

А то, что у нас не чисто православная страна, как раз менее важно, потому что мест, где компактно проживают представители других вероисповеданий, не так много. Там, конечно, речь должна идти о преподавании основ других религий.

Но чего обязательно следует избегать, так это какого-либо давления. На заседании нашего клуба выступал о.Тимофей, иеромонах и настоятель одной из московских церквей. Он говорил о том, что бывают случаи, когда оказывается давление. Это болезни роста, и мы считаем, что это недопустимо. Это подобно ситуации с Чечнёй, где нельзя решить все проблемы принятием одного законодательного акта. Написали программу и вперёд. Так не получится. Для того, чтобы действительно воспитывать православную культуру, как и любую другую, нужна кропотливая, повседневная, иногда нудная работа. По-другому не получится.

В. Ш.: Вопрос ещё в том, что такое православная культура. Культура России просто немыслима без православия. Если бы не было православия, сложилось бы другое государство. Поэтому православная культура - это культура России. В этом смысле этот компонент должен быть отражён во всех других школьных курсах, потому что все остальные предметы у нас преподаются исключительно с атеистической точки зрения.

Другой взгляд на мир не представлен в курсе биологии, например. До сих пор, по-моему, теория дарвинизма как происхождения человека изучается как единственно верная. Лучше, прежде всего, задуматься о религиозной компоненте в других школьных курсах. Мне кажется, это лучшее решение, чем введение ещё одного предмета, связанного с православной культурой. Иначе получается, что православная культура отдельно, а мироздание, литература, история страны отдельно. Нелогично.

Беседовал Алексей Белов,
для "Портала–Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]