Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
28-11-2003 16:47
 
РЕПОРТАЖ: Религиоведение от о. Георгия Чистякова. В библиотеке иностранной литературы обсуждали проблемы методологии и методики преподавания религиоведческих дисциплин в высшей школе

26-27 ноября 2003 г. отдел религиозной литературы и изданий русского зарубежья Всероссийской государственной библиотеки имени М.И. Рудомино провел V российскую конференцию "Методология и методики преподавания религиоведческих дисциплин в высшей школе". В конференции приняли участие религиоведы, юристы, представители неправительственных организаций и СМИ.

Открыл конференцию руководитель отдела священник Георгий Чистяков, который акцентировал свое выступление на проблемах католиков в России. Умело оперируя данными социологических исследований по регионам России, он сообщил, что в целом 74 % респондентов считают возможным совместное проживание православных и католиков в России.

О. Георгий считает, что никакой католической угрозы нет – "их слишком мало". Обвинения католиков в шпионаже также были опровергнуты: "В России католический священник - это полуголодный, плохо одетый и бездомный человек, - так что о принадлежности к западным спецслужбам говорить не приходится".

Затем организатор конференции отметил, что в целом у наших политических и конфессиональных элит имеется потребность в образе врага, но, к счастью, до народа оно слабо доходит, да и уровень толерантности достаточно высок.

"Бацилла нетерпимости умирает, если отторгается обществом. Но мы толерантны к нетерпимости, это беспокоит", - резюмировал о. Георгий Чистяков.

Президент Евразийского отделения Международной ассоциации религиозной свободы (ЕО МАРС) Анатолий Красиков рассказал о непростых отношениях между Москвой и Ватиканом в исторической перспективе.

А. Красиков отметил, что от визита Путина в Ватикан было много ожиданий, вплоть до визита Папы в Москву. "Но того, что могло реально случиться, так и не произошло – это подъема отношений с Ватиканом до дипломатического уровня".

Далее последовал краткий исторический экскурс. Присутствующие узнали, что дипломатических отношений России с Ватиканом не было с 1917 года... Сталин в свое время интересовался влиятельностью Ватикана, спрашивая советников о том, сколько дивизий у Папы... После смерти Сталина ситуация изменилась, и встреча главного редактора "Известий" (и по совместительству зятя Хрущева) Аджубея должна была стать переломной для отношений с Ватиканом. Но не свершилось – обоих сняли... Переговоры Папы с Подгорным прошли гладко, так как второму разрешили курить в присутствии первого, но постановки вопроса о правах верующих в СССР избежать не удалось... Встреча с Громыко прошла совсем не гладко, а сам он был раздосадован вопросами Папы о нарушениях прав католиков... В целом же отношения Ватикана при Брежневе не продвинулись.

Вспоминая о своей работе корреспондентом ТАСС в Ватикане, президент МАРСа рассказал о поставленной тогда, но актуальной и сегодня, задаче: "Показывать всем, что у нас есть свобода совести".

Что касается современных отношений с Ватиканом, то Анатолий Красиков с оптимизмом отметил – "они развиваются в благоприятном направлении".

Проректор Свято-Филаретовского православно-христианского института Маргарита Шилкина сообщила о сенсационных на фоне теологизации государственной высшей школы планах по открытию отделения религиоведения. Любопытно, что толчком послужил запрос студентов, а целью является "взаимное обогащение в междисциплинарном диалоге".

Признавая опасность раскола, проректор считает, что открытие отделения религиоведения в богословском вузе может стать ответом на потребность общества.

Среди проблем М. Шилкина выделила проблему подбора кадров и совместимость верующих и неверующих в одной группе, сообщив о предпочтительности раздельного преподавания.

Главный редактор журнала "Смысл" Максим Шевченко посвятил свое выступление пространству ислама в России, выделив административный, этнический, идеологический и информационный аспекты его присутствия. М. Шевченко считает, что муфтии в отличии от алемов не сильны в богословии и являются всего лишь административными фигурами: "Это миф, что российские муфтии контролируют и представляют ислам,... у муфтиев нет времени заниматься богословием – если посмотреть труды наших муфтиев, это видно".

По мнению главного редактора, мусульман в Москве на самом намного больше, чем принято считать, а мечетей сотни – "если все мусульмане вдруг захотят прийти в соборную мечеть, то она лопнет от напора нелегальных и полулегальных рабочих из Средней Азии".

Идею проекта "Русский ислам" Максим Шевченко в целом одобрил, отметив лишь ошибочность методологии. Исламофобия, по его мнению, - это проявление свободы слова, а мусульмане сами виноваты, так как не хотят вкладывать деньги в СМИ.

Старший преподаватель кафедры религиоведения РАГС при президенте РФ Александр Кырлежев рассказал о светском и религиозном в высшем гуманитарном образовании, акцентировав внимание на проблеме понятийного аппарата.

Еще один представитель кафедры религиоведения Александр Журавский сообщил о политическом измерении религии. В частности, он отметил, что на современных выборах православная или исламская риторика вполне обычна и "это уже не кажется стыдным". О Павловском Журавский сказал, что тот раньше недооценивал религиозный фактор на выборах, но сегодня изменил свою точку зрения.

Несмотря на доводы оппонентов, сотрудник академии госслужбы считает, что термин "религиозный экстремизм" годится для употребления не только "на кухне", но и в правовой системе.

Сопредседатель Института свободы совести Сергей Бурьянов выступил с докладом о проблеме свободы совести и отношений государства с религиозными объединениями в религиоведении.

С. Бурьянов полагает, что с одной стороны религиоведение оказывает огромное влияние на реализацию прав человека в области свободы совести и конституционных принципов, составляющих основу строя, но с другой стороны его состояние как науки "является не вполне определенным: различные исследователи зачастую трактуют одни и те же феномены диаметрально противоположным образом, являются или конфессионально ориентированными, или идеологически ангажированными"; "остра проблемарелигиоведческого сообщества в контексте научного обмена – существуют множество "узких кругов", далеких не только от народа, но и "круг от круга"; понятийный аппарат не адекватен и не может применяться в системе права".

Особое внимание сопредседатель ИСС уделил проблеме системной коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями, являющейся основным фактором кризиса реализации свободы совести и деградации религиоведения.

Говоря о необходимости трансформации российского религиоведения, Сергей Бурьянов, отмечает, что в данной области сформировалась тупиковая, но самовоспроизводящаяся наукообразная система, основанная на доминировании "официальной науки", выполняющей идеологический "госзаказ" и неких научно-образовательных структур, принадлежащих к тем или иным религиозным конфессиям, и ориентированных на решение сугубо корпоративных интересов.

Преподаватель Воронежского госуниверситета Александр Арапов сообщил о использовании архивных материалов в преподавании религиоведения. Прежде всего это материалы госорганов – Жандармского управления и Совета по делам религий. Первое отслеживало "сектантов", а второй вообще все религиозные организации. Правда, документы доступны только до середины 60-х годов – по стальным до сих пор не истек срок секретности.

В качестве выводов Арапов отметил, что в советский период было две политики: публичная, декларирующая свободу совести и секретная, эту свободу подавляющая. В этой связи некоторые участники высказали мнение, что подобная практика имеет место и в настоящее время.

Сопредседатель Института свободы совести Сергей Мозговой поднял вопрос "вероисповедной политики". По мнению С. Мозгового, "главная проблема в том, что "вероисповедная политика" допускает использование религии в политических целях, манипуляции общественным сознанием. В этом случае религия превращается в идеологию, что, как правило, сопровождается определенными религиозными пристрастиями (симпатиями и антипатиями) властных групп, и, в конечном счете, всегда заканчивается вмешательством во внутренние дела религиозных объединений, в жизнь верующих граждан". "Таким образом, вероисповедная политика (равно как и атеистическая), по своему определению, не способствует реализации конституционного принципа свободы совести", – резюмировал сопредседатель ИСС.

Сотрудник кафедры философии Казанского госуниверситета Валерий Королев осветил проблему гуманизации образования и религии. Начав с оптимистической ноты, он сказал о необходимости гуманизации образования, подчеркнув, что "человек должен быть целью, а не средством". Осторожно отметив связь гуманизации с религией, философ смело обозначил "широкое поле" для сотрудничества "традиционных" религий с государственной системой образования. Завершил свое выступление В. Королев категорическим утверждением: "Союз школы и религии необходим, так как России нужна идеология".

Профессор кафедры философии НГСА Галина Широкалова определила место и роль религиоведения в системе обществознания.

Доцент кафедры общей социологии и феменологии Ивановского госуниверситета Татьяна Белова подняла проблему религиоведческого подхода к анализу глобализации, выделив три аспекта: религиозные основания глобализации, влияние глобализации на религиозные феномены и анализ религиозных движений в контексте глобализации.

Преподаватель религиоведения РГПУ им. Герцена Павел Ленков рассказал о проблемах преподавания антропологии религии.

Закрывая конференцию, о. Георгий Чистяков позволил себе ряд критических высказываний в адрес Московской патриархии в духе, что она больше организация, ведущая диалог с властью, чем живое исповедание веры. Но его мнение по вопросу финансирования МП из госбюджета удивительным образом совпало с предметом вышеупомянутого диалога.

 Cергей Бурьянов, специально для "Портала-Credo.Ru".

© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]