Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
04-11-2003 12:39
 
"БИЗНЕС-ОБОЗРЕНИЕ": Биржевик глазетовый, с кистями. Сообщениями о Германе Стерлигове пестрели газеты, начиная с 1990 года

Биржевик глазетовый, с кистями

Сообщениями о Германе Стерлигове пестрели газеты начиная с 1990 года. Именно в этом году бывший токарь-расточник, имеющий за плечами 10 классов средней школы и всего один курс юридического факультета МГУ, вместе с братом Дмитрием Стерлиговым и двумя друзьями основал первую в России частную биржу

Секрет успеха – в искренности. Как только вы научились ее симулировать – успех вам гарантирован.

Жан Жирод, французский писатель

Идея необычного для постсоветской России бизнеса принадлежала самому Герману Стерлигову. И было тогда ему всего 24 года. Познакомившись в 1990 году с другим бизнесменом, Артемом Тарасовым, Герман предложил ему создать биржу, пригласив в качестве инвестора приятеля Тарасова — Александра Смоленского, главу банка "Столичный". Официально биржа была зарегистрирована на братьев Стерлиговых. Надо заметить, что большинство причастных к "Алисе" бизнесменов оказались весьма видными и при этом несколько экстравагантными персонами. Так, за Артемом Тарасовым прочно закрепилось звание первого официального советского миллионера после того, как он ошарашил страну, назвав сумму своих партвзносов — 1 млн рублей, которые он, член КПСС, честно уплатил со своих доходов.

Другой заметной личностью в "Алисе" был Малик Сайдуллаев. Сегодня он преуспевающий бизнесмен и политик, глава Госсовета Чечни, претендующий на пост президента республики, а тогда, в постсоветские годы, был простым чеченским юношей без гроша за душой. Решительно изменило его судьбу знакомство в 1989 году со студентом московского стройотряда Германом Стерлиговым. Три года спустя Малик впервые приехал в Москву, имея в кармане две тысячи рублей и единственного знакомого — Стерлигова, к тому времени ставшего владельцем биржи "Алиса". Сайдуллаев становится бизнесменом и остается в столице. Позже, вспоминая в одном из своих интервью совместную работу со Стерлиговым в "Алисе", Малик заметил, что резкостью характера его деловой партнер схож с бывшим чеченским лидером Дудаевым. Видимо, это стало одной из причин того, что Малик, совсем недолго поработав в "Алисе", решил уехать из столицы. Правда, отношений с биржевиками он не порвал, вместе с братом основав в Грозном дочернюю фирму "Алисы" — биржу "Амина".

БИРЖА С СОБАЧЬИМ ИМЕНЕМ

Биржа "Алиса", как, впрочем, и появлявшиеся вслед за ней прочие российские биржи, сильно отличалась от своих западных аналогов. Это были, по сути, оптовые базы с неким общим информационно-коммерческим центром. Никаких обязательных биржевых операций там не выполнялось и никаких необходимых для функционирования бирж условий не соблюдалось. Правда, "Алиса" юридически и не была биржей в прямом смысле этого слова, поскольку Стерлигов зарегистрировал свою организацию как торгово-биржевой дом.

Дела в организации сразу пошли очень хорошо. Как признавался позже в своей автобиографии сам Герман Стерлигов, создав первую в стране биржу, он "быстро разбогател". Правда, конкретной оценки своего богатства ни в автобиографии, ни в интервью журналистам он никогда не давал, однако за ним прочно закрепилась репутация одного из первых русских миллионеров.

За неполные два года существования "Алисы" ее популярность достигла невероятных размеров, не в последнюю очередь благодаря мощной рекламной кампании, в которой биржу рекламировала любимая собака Стерлигова — кавказская овчарка Алиса, чьим именем было названо предприятие. Собака не просто участвовала в рекламных роликах, она стала героем множества газетных публикаций, ее приглашали на съемки телепередач, а в период особенно массированной информационной атаки на зрителей и читателей даже вошла мода на эту породу собак. Узнаваемость бренда была настолько велика, что, случалось, им решали воспользоваться даже далекие от торговли и бизнеса структуры. Так, один из танцевальных ансамблей Владивостока получил название "Алиса" весьма курьезным способом. Когда ансамблю понадобились деньги на новые костюмы, руководство решило отправить письмо в Москву с просьбой о финансовой помощи. Как раз тогда по телевизору чуть ли не круглосуточно крутили рекламу московской биржи "Алиса". И, чтобы письмо подействовало, решили сообщить, что ансамбль тоже носит имя "Алиса". Правда, по словам художественного руководителя ансамбля, письмо так и не отправили, но имя за ансамблем сохранили.

ДУХОВНОЕ ПЕРЕРОЖДЕНИЕ

В 1992—1993 годах на биржевом рынке начался спад. Торговля физическим товаром (на чем специализировалась "Алиса") исчерпала себя. И Герман Стерлигов объявил о закрытии системы бирж "Алиса". "Когда все закончилось, было ощущение, что все мы блестяще сыграли в какую-то игру. Мы были в масках, вошли в роли, а Стерлигов сказал: "Поиграли — и хватит", — вспоминала в одном из интервью бывшая сотрудница саратовского отделения "Алисы" Гуля Погосян.

С этого момента Герман временно исчезает с газетных полос и экранов телевизоров, причем надолго — почти на десять лет. По его собственным словам, это был период духовного перерождения. "Господь открыл глаза и сподобил стать верующим человеком. Повенчались с женой Еленой и стали стараться жить по правилам Святой Православной Церкви", — писал Стерлигов в своей автобиографии. Во время венчания он первый раз принял причастие, и этот момент, по его словам, стал переломным в жизни бывшего биржевика. "Мы с женой стали каждое воскресенье ходить в храм, читать духовные книжки. Выбросили из дома телевизор, — признавался он в одном из своих интервью. — Одним словом, милостью Божией началась другая, новая жизнь, не имеющая с предыдущей никаких точек соприкосновения. От прошлого не осталось ничего".

До недавнего времени о жизни Стерлигова, последовавшей после первого причастия, практически ничего не было известно. В 1996 году, в преддверии 850-летия Москвы, газеты писали, что бывший биржевик решил отыскать либерию (библиотеку) Ивана Грозного в Александровской слободе и даже создал великолепно оснащенный поисковый штаб. Как известно из истории, в созданную почти 500 лет назад либерию Грозного входили сотни древних и чрезвычайно ценных книг — греческие пергаменты, латинские хронографы, еврейские манускрипты. Большинство этих книг, по мнению историков, привезено в Москву в XV веке бабкой Ивана Грозного — гречанкой Софьей Палеолог, ставшей женой московского князя Ивана III. Царь, сбежавший от московских мятежей в Александровскую слободу, по некоторым данным, прихватил с собой и ценную либерию.

Кто знает, что подвигло Стерлигова на поиски древних книг — желание найти клад или оказать культурно-просветительское содействие Отечеству, — однако известно, что ни то, ни другое сделать экс-биржевику не удалось. Через некоторое время, решив, что тайной библиотеки ему найти не удастся, Стерлигов тихо свернул работу поискового штаба.

ВЕРХОМ НА ГРОБЕ —

В ГУБЕРНАТОРЫ

Очередной всплеск внимания к своей персоне бизнесмен привлек в 1998 году, когда было зарегистрировано общероссийское общественно-политическое движение "Слово и дело". Председателем организации был сам Герман Стерлигов. По его словам, цель новообразованного движения — борьба против абортов, полового просвещения и сект. Приход в политику не отвлек Стерлигова от ежечасного служения Богу. Вскоре после регистрации движения его организаторы начали публиковать объявления с призывами сообщать на пейджер их "группы быстрого реагирования" обо всех случаях "надругательства над православной святыней". В том же году в МВД России поступило обращение от членов "Слова и дела" с требованием запретить Российскую ассоциацию "Планирование семьи" как филиала "иностранной организации, целью которой является борьба с рождением детей всеми средствами в интересах богатого Запада".

Спустя некоторое время стало известно о новом бизнесе Стерлигова — конторе по производству гробов. За счет доходов, которые приносит ему это предприятие, и живет сегодня экс-биржевик вместе со всей семьей.

"На сегодняшний день я являюсь совладельцем "Гробовой конторы братьев Стерлиговых", — пишет Герман в автобиографии. — Это оптовая торговля отечественными гробами. Такая работа каждый день напоминает мне о смерти. Ведь только памятуя о смерти, начинаешь по-настоящему радоваться жизни". Радоваться жизни, не забывая о смерти, призывали и рекламные щиты гробовой конторы, красовавшиеся в прошлом году на улицах Москвы. Проходящих мимо москвичей и гостей столицы реклама шокировала призывами следующего содержания: "Гробовая контора братьев Стерлиговых. Все дороги ведут к нам!", "Это ваша гробовая контора!", "Новая коллекция гробов". По признанию самого Германа Стерлигова, рекламные шедевры типа "Куда ты скачешь, колобок — спешу купить себе гробок" или "Вы поместитесь в наши гробики без диеты и аэробики" сочинены в отделе рекламы его конторы. Ни одно рекламное агентство не согласилось принять заказ от его предприятия — "они стучат по деревянному столу, плюют через плечо и отказываются". Между тем, эффект от кампании оказался огромный. "Реклама, которую нам удалось показать москвичам, приносит бешеный результат, — рассказывал Стерлигов. — Многоканальные линии перегружены, к нам невозможно дозвониться". И это при том, что гробы от Стерлигова производят из дорогой древесины, например из кедра, и обязательно с обивкой, так что цены на эти произведения конторы начинаются с $1500. Причем это оптовая цена — по словам главы компании, она торгует партиями от 500 штук.

Став первым в России гробовщиком-рекламодателем (до сих пор ни одно производство гробов не рисковало открыто рекламировать себя), Герман Стерлигов вынашивает амбициозные планы стать еще и первым гробовщиком-лоббистом. Он неоднократно заявлял, что намерен добиться принятия Госдумой закона, по которому госслужащих должны будут хоронить в гробах только отечественного производства, потому что, по его словам, русскому человеку "неприятно покупать импортные гробы".

Еще более массированную рекламную кампанию своей конторы (на сей раз с охватом всей страны) Стерлигову удалось провести во время губернаторских выборов в Красноярском крае, в которых он участвовал в качестве одного из претендентов на пост главы региона. На встречах с избирателями он всегда находил повод упомянуть о своем основном бизнесе, а порой даже выставлял продукты собственного производства на показ публике. Так, в августе прошлого года он пригнал к зданию краевой администрации две запряженных лошадьми повозки, на каждой из которых было установлено по гробу, обитому красным плюшем. Собравшейся публике и журналистам Стерлигов пояснил, что он пытается содействовать тому, чтобы в крае "навсегда были похоронены коррупция и олигархия".

ПАРТНЕРЫ-КОНКУРЕНТЫ

Любопытно, что в губернаторских выборах Стерлигов участвовал наряду со своим бывшим деловым партнером по бирже "Алиса" Артемом Тарасовым. Правда, на сей раз бывшие товарищи по бизнесу стали политическими конкурентами. И хотя шансов на успех в выборах ни журналисты, ни эксперты, ни политики им не давали (и оказались правы), оба вышедших из советских времен бизнесмена изрядно развлекли публику. Информация о них то и дело появлялась на страницах газет, в эфире теле- и радиостанций.

Если Стерлигов в основном удивлял народ своей способностью практически любое явление жизни каким-то образом увязать с собственным бизнесом и при этом демонстрировать эту связь наглядно, разыгрывая на встречах с избирателями целые спектакли, то Тарасов больше напирал на свою особенность, элитарность и состоятельность. Заявив о намерении "наняться на работу губернатором края", пусть даже и с очень низкой зарплатой, миллионер Тарасов, проживший последние 12 лет в Великобритании, начал действовать на избирателей простыми доходчивыми аргументами: обещал привлечь в Красноярский край $ 40—50 млрд инвестиций в год (больше, чем годовой бюджет России). Свои феноменальные возможности — привлекать огромные деньги, Тарасов объяснил большим опытом и связями, заявив, что контролирует "вместе с еще тремя тысячами бизнесменов третий в мире по величине капитал". К тому же, он "консультировал Ротшильда с Дюпоном" и имеет "право звонить по домашнему телефону Биллу Гейтсу и хозяину "Крайслера".

За два дня до выборов (и своего вполне прогнозируемого поражения) кандидаты еще раз щегольнули экстравагантностью. Столичный гробовщик Стерлигов пообещал провести ночь после выборов в истовых молениях в церкви. Ну а Тарасов, больше рекламировавший в Красноярске свою коллекцию шикарных галстуков, нежели реально участвовавший в выборах, в интервью местной телекомпании интригующе сообщил телезрительницам, что ночь с 8 на 9 сентября он будет спать один...

Трудно сказать, зачем вся эта губернаторская кутерьма понадобилась гостю из Великобритании Тарасову, но для Стерлигова предвыборная кампания оказалась чрезвычайно полезной. По мнению большинства экспертов и политологов, победа вовсе не входила в его планы. Предвыборная борьба была всего лишь декорацией, способом привлечения внимания к его главному делу — гробовому бизнесу, как когда-то овчарка Алиса послужила декорацией и запоминающимся элементом его товарно-сырьевой биржи. Губернатором Стерлигов не стал, зато организовал для своей конторы полномасштабную рекламную кампанию по всей России, причем абсолютно бесплатно — его предвыборные выходки с гробами попадали на первые полосы не только региональных, но и столичных газет.

Как и десять лет назад, уникальный предпринимательский талант бизнесмена укрепил позиции его компании. Так что сегодня вполне можно утверждать, что Стерлигов-гробовщик затмил Стерлигова-биржевика.

Анастасия Постнова

"Бизнес-обозрение", №04-05_2003, с.99-101


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]