Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
07-10-2015 10:32
 
БЛОГ ПРОТОДИАКОНА АНДРЕЯ КУРАЕВА: Епископ глазами попа. "Хочется сказать ему по Станиславскому: Владыка, мы Вам не верим!"

(Убрал все имена, поскольку картинка вовсе не частная: это "норма".)

Размышления сельского священника

Близится столетний юбилей 17-го года. Какие выводы из него вынесли церковные люди? Наверное, никаких.

Миллион раз правы Шмеман, Кураев, Адельгейм и другие трезвые люди Церкви, что священнослужители заигрались с мнением, дескать, «им все позволено» и они «особо значимы». Во многом этой вакханалии полагают начало архиереи.

Куда девались те благодатные времена, когда епископы управляя огромными епархиями были намного скромнее и религиознее нынешних; когда тогдашние мальчишки, пришедшие в храм и прислуживавшие в алтарях, хотели быть похожими на них и на священников старшего поколения; когда эти мальчишки, желая быть полезными Церкви, шли поступать в семинарии.

Сегодня другие епископы и другие «мальчишки». Одни — зарвавшиеся ненасытные нарциссы, другие — неудачники, которым некуда больше идти, как только в бурсу (конечно это не обо всех).

Мы любим экспериментировать и не важно, чем закончится этот эксперимент. Главное — его поставить! В Церкви пришло время экспериментов тоже и ставят их над живыми людьми: священниками и мирянами. И чувствуется, что этот эксперимент подойдет к провальному завершению. Особенно жесткий эксперимент сейчас проходит в *** епархии с приходом митрополита (М).

Когда в Интернете читали о внутреннем «выгорании» священников, всегда относились к этому скептически. Время шло, и когда становилось совсем невмоготу, каждый про себя говорил: «Господи, только не я!»

Понятно, когда молодая епархия начинает обустраиваться, нужны средства: необходимо привести в порядок епархиальное управление, наладить работу отделов, в общем, жить с чистого листа. Служа в небольших провинциальных городках и поселках, понимали это и входили в положение. Надо — значит надо! Но мы еще не знали, что мы должны оплачивать пышные приемы так называемому «начальству», которое поставлено Синодом, чтобы «ближе быть к народу».

Сегодня священники (только про себя) рассуждают о том, останется ли что-либо после правления митрополита, или это будет выжженная пустыня. Когда он прибыл в ***, все сильно обманулись. Отцы подумали, что к ним приехал тот самый иерарх, который описан в книге иеромонаха Тихона «Архиерей». Но как бы не так! Думаем, этот светлый образ архиерея из книги иеромонаха Тихона скоро станет канувшим в лету мифом.

Со временем, наблюдая за нашими восторженными братьями-священниками, стали замечать, что у них появляется внутренняя тревога и сомнения. Сегодня уже над *** епархией нависла обреченность. Митрополит через некоторое время стал превращаться во властного, жестокого и ненасытного феодала, погрузившегося в свой собственный мир, никому неизвестный. Находясь в тепличном вакууме, будучи огороженным ближайшей кликой от реальной жизни обычного священника и обычного мирянина, он не знает всей сложности и всех проблем реальной приходской жизни в сегодняшней российской экономической ситуации. Начнем с того, о чем уже вскользь было сказано выше: его прибытие в соседние епархии митрополии воспринимаются как бедствие. Постоянные угрозы епископам, истерики и недовольства без повода (недостаточно расшаркались ножкой, мало уделили внимания его персоне, не то слово сказали, не те ковры постелили и т. д.), обещания в случае неповиновения писать жалобы Патриарху.

Чрезмерную пышность визитов митрополита можно сравнить с визитами византийских императоров. И хотя он везде подчеркивает, что он помнит, как сам был когда-то священником, думаем, что он лукавит, так как напрочь забыл об этом. Если бы он помнил, то его визиты в приходы, особенно в сельские храмы, не были бы такими многочисленными со стороны сопровождающей свиты и столь дорогостоящими.

Отдельно хочется отметить его пул. Это многочисленные наглые иподиаконы; пресс-служба, которая до абсурда фиксирует каждый его шаг, которая ведет себя по-хозяйски, не останавливаясь на пути ни перед чем, чтобы заполучить информацию о своем высокопреосвященном авве.

Первое, он публично говорил, что будет максимально доступен для общения, и двери его резиденции будут открыты для каждого священнослужителя. В результате, не то что в дом, в епархиальное управление простому клирику попасть невозможно. На входе в управление установлен электронный замок и домофон, у митрополита нет ни дней, ни часов приема! Священники не имеют доступа к «телу» своего духовного отца. Все вопросы должны решаться через сложнейшую систему прошений и рапортов. Причем, настоятель храма любое обращение к архиерею должен письменно согласовывать с благочинным. Таким образом донести смысл реальной проблемы и обсудить ее невозможно, т.к. благочинный может легко не пропустить невыгодный для себя документ. Поэтому у главы митрополии в епархии ВСЁ ХОРОШО!

Если документу удается невероятным способом «просочиться» в епархию, то на страже установленного порядка стоит верный и абсолютно жестокосердный секретарь епархии. Этот иеромонах заслуживает тоже особого внимания. Человек прибывший вместе с М. в статусе иподиакона, спустя малое время стал «заслуженным и опытным» пастырем нашей епархии. Не имея никакого священнического, настоятельского и житейского опыта, он всегда и везде наставляет священников, имеющих за плечами десятилетия служения Церкви. При этом давая советы, рожденные воспаленным воображением и не имеющие никакого отношения к существующей реальности церковной жизни. Из уст в уста передаются наставления этого «маститого» иеромонаха молодым иереям. Особо стоит отметить и абсурдность явления, когда человек прослуживший три года, принимает исповедь и присягу у ставленников перед хиротонией. Хотя, ранее это всегда совершал старейший священник – духовник епархии.

Еще одна беда — клан ***. Митрополит окружил себя этими беспринципными и малограмотными людьми, способными делать хорошо только одно — размножаться. Здесь мы можем увидеть прайд, возглавляемый заносчивым чванливым секретарем митрополита, который без стеснения всем говорит о своем особом положении в епархии, влиянии на архиерея и завязками с криминалом. Его брат и сыновья находятся на ключевых постах. Старший сын благочинного — бывший священник, который оставил сан и уже находится толи в четвертом, толи в пятом браке; другой неоднократно привлекался за разбой и мошенничество. Проверить несложно: набрать в интернете имя и фамилию. Все это не мешает ему прислуживать папе в алтаре на службах, а также самому главе семейства рассказывать при каждом удобном случае о своем благополучном, дружном и очень благочестивом семействе.

Священники постоянно слышат из уст митрополита: «Денег нет, надо ужиматься!» А чтобы слова с делами не расходились, несколько раз в год поднимают епархиальные взносы и всевозможные поборы. Но вот что интересно. Призыв «ужиматься» не распространяется на самого архиерея. Его ризница ежемесячно пополняется несколькими шикарными облачениями и комплектами панагий, крестов и прочими архиерейскими «радостями». И, видимо, не далек тот час, когда пышностью одежд и блеском украшений он сравняется со Святейшим Патриархом. «Надо ужиматься» не обращено и к монахиням, которые прибыли вместе с ним и живут в его резиденции. Как рассказывают многие жители кафедрального града, среди которых депутаты и предприниматели, они периодически видят в аэропорту следующую картину: представительский авто с личным водителем подвозят «женщин, пожелавших иноческого жития» к аэропорту. Они в светской недешевой брендовой одежде следуют в бизнес-класс, а иногда проходят через депутатский зал. Ну, и летят, конечно, в бизнесе, на удивление предпринимателей, сидящих рядом, к которым, кстати, постоянно обращается митрополит с просьбой жертвовать на собор.

Создана видимость «симфонии» государственной и церковной власти в крае. А на самом деле испорчены отношения с представителями властей всех уровней, потому что митрополит говорит с ними с позиции силы и власти.

Открывается большое количество храмов, которые надо строить несметной армии рукополагаемых священников в возрасте от 20 до 25 лет, многие из которых в отчаянии, так как на дворе кризис. А строить надо, или ты — неэффективный священник и могут услать на край области.

Так в компании один священник когда-то спросил: «Вы наблюдали когда-нибудь, как хищник играет со своей жертвой? Когда он не голоден, то он может позволить жертве «поиграть» с собой. И ей при этом начинает казаться, что страшного уже ничего не случится, теряется бдительность. Вот точно также мы себя чувствуем с ним, ни на мгновение не доверяя обманчивым чувствам».

Также совершенно немыслимы суммы, которые тратятся просто на ветер по его благословению. Для мероприятий закупается все и в больших количествах: ковры, дорожки, чтобы единожды постелить на земле; флористы на сотни тысяч украшают улицы, храмы и подъезды к ним цветами. Все это необходимо лишь для нескольких часов мероприятия! А потом только ветер владеет этим богатством. По любым поводам устраиваются трапезы с изысками, сервировками, европейскими винами, кучей персонала. А ведь это деньги людей, которые жертвуют в храмах на реставрацию, благотворительность, воскресные приходские школы... Да мало ли на что, ведь в приходе всегда есть, на что потратить деньги! Но часто приходится их отдавать в угоду одного человека.

Для запугивания и «контроля» над духовенством создана ревизионная комиссия, приезд которой почти всегда «черная метка» настоятелю. Эти легаты всегда с пристрастием и придирчивостью стараются угодить «пославшему их» и найти как можно больше недостатков в ведении приходских дел. В расчет никогда не берется даже то, что храм сельский и приход очень бедный. Такие проверки всегда большое испытание в жизни приходской общины.

Ярким явлением в жизни епархии стало последнее годовое собрание, на котором митрополит произносил 4-х часовую речь, в которой были сплошные угрозы и запугивания. Подавляющее большинство клириков после такого «духовного» собора пребывало в подавленном состоянии и полном разочаровании. При этом следует учитывать, что все это облекается в изысканные словесные формы.

Почему мы решили написать все это? Потому что нам не все равно, что будет с нашей Церковью. Почему-то нам, решившим положить свою жизнь на алтарь служения Богу и людям, становится неловко за таких священников, как Чаплин или Смирнов, или за того человека, о котором мы осмелились написать.

Оглядываясь назад вспоминаем епархию с предшественниками митрополита, когда в храмах была приходская жизнь, когда в сослужении с архиереем можно было молиться, а не бояться, и от которого нельзя было услышать, что «приход — не твой, и ты не имеешь к нему никакого отношения, в любой момент готовься к переезду». Сегодня у нас архиерей, который торжественно служит, прекрасно и красноречиво говорит, с чувством здорового юмора, обаятельный и пунктуальный. Но при всем при этом хочется сказать ему по Станиславскому: «ВЛАДЫКА, МЫ ВАМ НЕ ВЕРИМ!»

Сельский батюшка

БЛОГ ПРОТОДИАКОНА АНДРЕЯ КУРАЕВА, 6 октября 2015 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]