Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
16-07-2013 15:41
 
БЛОГ СВЯЩЕННИКА ФИЛИППА П.: Я - БОМС! Священник РПЦ МП о клириках без определенного места служения

Разовью тему, которую вчера в нескольких словах поднял на Фейсбуке.

Есть люди - бомжи, а есть священники - бомсы.

("Без Определенного Места Служения"). Я - бомс уже с 2005 года. 9-й год, то есть. Если есть храм и настоятель, под крышей которого можно как-то трудиться и молиться батюшке-бомсу, при этом получая регулярную зарплату, это не так уж и плохо! Вот если нет, тогда иди хоть куда...

Впрочем, бомжом я тоже был по первому своему месту служения в Чите. Сначала я жил на одной из епархиальных квартир вместе с одним диаконом, потом диакон выбыл в другую епархию, а вместо него приехал послушник и стал преподавать на местных Пастырских курсах. Это было при еп. Иннокентии. Вскоре он женился, жена переехала к нему из Улан-Удэ. В двухкомнатной квартире оказались мы втроем, притом, что новая семья уже налицо!

Ясно стало, что надо отделяться. И с моей, и с их стороны были обращения к архиерею (уже сменившему Иннокентия еп. Евстафию) о помощи в разрешении данной проблемы. Тот просто отмахнулся, дав понять: сами решайте, это ваши проблемы. Ну, я и отделился, став жить у одной рабы Божией Надежды, продавщицы церковного киоска, предложившей мне свой кров. Епархия меня никаким жильём даже и не думала обеспечить! Хотя все возможности были.

Потом был парижский период, где, слава Богу, подобных неудобств не было. Но оставалась моя старенькая бабуля, с которой я прожил большую часть своей жизни и за которой регулярно некому было присматривать, и я стал просить завершить мою загранкомандировку, чтобы возвратиться домой (еп. Евстафий ни за что не выпустил бы в той ситуации из своей епархии!). Моя просьба была удовлетворена, правда... синодальная канцелярия сработала так, что решение Синода выглядело, что я поступаю в распоряжение того же еп. Евстафия, от кого я выбыл за границу! То есть, это значило опять стать тем же бомжом, и не взирая на мои семейные обстоятельства. Естественно, что я на это не пошел и не согласился. А из Москвы в Читу в 97-м году я уехал изначально из-за того, что главный патриарший викарий Арсений тянул и тянул с решением о моём рукоположении в течение почти четырех лет. Восемь лет спустя он припомнил мой отъезд: "Ага, тогда вы уехали, так теперь что же хотите? Нет, Святейший благословляет возвращение только тех, кто уезжал до 1990 года" (хотя конечно это была неправда в его словах). В общем, стал я бомсом. При патр. Кирилле я неоднократно направлял прошения на его имя с описанием всей моей предыдущей истории, но они оставались безответными.

Храм, где я сейчас помогаю, находится в центральном округе Москвы, то есть под тем же архиеп. Арсением. Уходить из этого храма куда-то еще совсем не хочется (тут настоящий церковный оазис, к тому же мне 46, хватит, достаточно я уже помыкался и поколотился на этом свете). Но это значит лишь обречь себя на дальнейшее бомсовское существование. Хотя в условиях нынешней церковной бюрократии понятно, что очень многие священники просто мечтают о подобном образе жизни! Но это если, конечно, есть, где служить... За всё время моего иерейского служения никто наверху из архиереев не поинтересовался, на что я живу, никто не позаботился о моём трудоустройстве. Дважды я сменял храмы, когда менялись в них настоятели, и подыскивал новые места. И всё сам или с помощью добрых людей и по Божьему содействию. Понятно, что если Система не принимает или даже отторгает, не нужно туда лезть. И вообще, "не верь, не бойся, не проси", как сформулировал еще Солженицын, находясь на зоне. У нас нет ни любви, ни законов. В отсутствие любви среди христиан неизбежно воцарялось право в виде канонов и правил: если ты не имеешь любви к ближнему, то, хотя бы, исполни минимум закона по отношению к нему же!.. Но когда ни любви, ни справедливости, ни права не отыщешь среди церковного начальства, а каноны всякий понимает так, как ему вздумается, то что это означает? Увы, ту же "зону" или "крепостное право", где действуют только по понятиям.

Об этом писал прот. Павел Адельгейм:

"Устав РПЦ признаёт епископа субъектом права и наделяет неограниченными полномочиями. «Персоналом» являются клирики, члены Приходского собрания и Совета. Они признаны объектами чужого права. Устав не признаёт их субъектами права и не применяет к ним этот термин.

Так возникает в РПЦ крепостная зависимость, разделяющая крепостных свящепннослужителей от свободных граждан.

Закон замалчивает правовые отношения священника с религиозной организацией. С молчаливого согласия государства РПЦ выстраивает бюрократическую систему, лишающую священника гражданских прав и личной свободы. Бесправный священник состоит в абсолютной зависимости от епископа. Кроме священника в религиозной организации трудятся другие церковные работники: бухгалтер, продавец, кассир, псаломщик, сторож и прочие работники, с которыми заключают трудовой договор. Закон «О свободе совести» в ст. 24 устанавливает трудовые отношения этих работников с религиозной организацией, гарантируя правовую защиту. Священники, под названием «персонал», исключены из категории работников, защищённых законом.

РПЦ МП запрещает заключать трудовой договор со священниками, оставляя их деятельность вне закона: «В учреждениях РПЦ трудовые договоры со священнослужителями не заключаются» (Письмо Управления делами МП РПЦ 11.03.1998 № 1086). Причина дискриминации не объясняется.

Устав Прихода подтверждает: «Приход принимает и увольняет работников по трудовым договорам в соответствии с законодательством РФ. На лиц, работающих в Приходе по трудовым договорам, распространяется законодательство о труде. Документы по личному составу работников Прихода по трудовым договорам хранятся Приходом. Документы на священнослужителей хранятся Епархией» (Устав 2009, ст.12,1). Клирик служит в приходе, имеющем юридическое лицо, получает от него зарплату, но трудовых отношений не оформляет. Клирик находится в зависимости от другого юридического лица, которое является его работодателем, перемещает, лишает работы, хранит его документы, но в трудовые отношения с ним тоже не вступает. Клирик юридически не существует нигде и трудится в правовом вакууме. Государство и РПЦ дружно игнорируют права священнослужителей.

Устав РПЦ МП гарантирует «соблюдение законов РФ» (Устав, ст.1,4). При этом ряд статей Устава РПЦ нарушает законодательство: Конституцию РФ и другие федеральные законы, в частности, закон «О свободе совести и религиозных объединениях». Устав РПЦ ограничивает гражданские права священнослужителей, подвергая их произволу, несправедливости и насилию церковной власти. Не защищено основное право, обеспечивающее средства к существованию и человеческое достоинство священника и его семьи - право трудиться по профессии.

Бесправное положение священника в религиозной организации ставит его в положение невольника епископа, который может лишить его работы и оставить детей без хлеба. Позволяя зарабатывать пропитание или отнимая хлеб, епископ манипулирует совестью и поступками священника. Этим страхом обоснована власть епископа в РПЦ. Это не власть любви, которую заповедал Христос. Она не ведёт к доверию и не нуждается в верности. Это власть насилия, основанная на страхе".

Буквально вчера прочел комментарий Ксении Чернеги:

"Епархии, монастыри, приходы, подворья, а также другие канонические подразделения Церкви не заключают и не должны впредь заключать трудовые договоры со священнослужителями", - говорится в комментарии инокини К.Чернеги на недавнее внесение поправок в Закон о свободе совести в части заключения трудовых договоров, сообщает в пятницу сайт Московского патриархата...

"Служение священника в Церкви не может рассматриваться как вид трудовой деятельности. Обязанности священника при осуществлении пастырской деятельности, при совершении церковных таинств, богослужений - это не трудовые обязанности", - сказано в комментарии."

Ну конечно, - кто бы в этом сомневался!...

священник Филипп П.

БЛОГ СВЯЩЕННИКА ФИЛИППА П., 13 июля 2013 г.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]