Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
20-01-2009 17:02
 
"ПЕРЕКРЕСТОК-ТВ": Можно ли утверждать, что митрополит Кирилл уже фактически занял патриарший престол? Интервью с главным редактором "Портала-Credo.Ru" Александром Солдатовым

"Перекресток.Тв":  Кто претендует на патриарший престол РПЦ МП, какие тут есть варианты?

Александр СолдатовВсе варианты не опишешь, поэтому остановимся на двух-трех основных интригах, связанных с этими выборами.

Самая главная интрига – классическая – это противостояние двух митрополитов-тяжеловесов, олицетворяющих (это можно по-разному формулировать) либеральное или консервативное течения, прогосударственную позицию и позицию Церкви как равноправного партнера Кремля. В общем, по многим позициям эти иерархи прямо противоположны друг другу. Это митрополиты Кирилл (Гундяев) и Климент (Капалин).

Судя по тому, как быстро и без всякой сложной процедуры митрополит Кирилл был избран патриаршим местоблюстителем, у него в первые дни этой кампании было больше шансов стать преемником Алексия II, у него была более очень выгодная стартовая позиция. Почему? Потому что, во-первых, это самая раскрученная масс-медиа фигура в Русской Православной Церкви. Как некоторые циничные аналитики его называют, "главный шоумен" Московского патриархата. Он имеет постоянную программу на Первом канале российского телевидения, он гость всех мыслимых ток-шоу, член жюри конкурса "Имя Россия" и так далее, и так далее. Раздает массу интервью, чрезвычайно медиа-активный, то есть это фигура, которая больше существует в поле средств массовой информации, нежели собственно в храме, на кафедре, в алтаре, на амвоне.

Это дает митрополиту Кириллу определенные очки, но очки очень специфические. В среде, которая на самом деле Патриарха воспринимает больше как политическую фигуру. Внутри же Церкви, где Патриарха воспринимают как пастыря, духовного руководителя, - все это работает против митрополита Кирилла: подрывает доверие к нему, формирует ему имидж не традиционного священника, тем более иерарха, а какого-то модерниста, "паписта", человека неправославной культуры, неправославного образа жизни. Поэтому надо сказать, что внутри Церкви, среди рядового духовенства и активных мирян, позиции митрополита Кирилла крайне слабы.

Вторая интрига, связанная с этими выборами, - это участие Украины, украинского епископата Московского патриархата, в решении судьбы московского патриаршего престола. Вы, наверное, знаете, что за последние лет 5-7 число украинских епископов Московского патриархата возросло почти в два раза. В результате они получили так называемый контрольный пакет при голосовании за Патриарха. Контрольный пакет составляет одну треть, потому что Патриарх избирается двумя третями голосов епископов. Украинский епископат, который сначала считался прокирилловским, потому что была версия (естественно, официального подтверждения этой версии нет), что процесс "размножения" епископата УПЦ МП подталкивал митрополит Кирилл. Потому что он был автором нового Устава Русской Православной Церкви 2000 года, где специально содержится такая юридическая лазейка, когда украинские епископы избираются без участия Москвы, в Киеве, Синодом УПЦ МП, но при этом они принимают полноправное участие в Архиерейских Соборах в Москве и они избирают московского Патриарха. Получается, что Патриарха избирают люди, которые "появились на свет" вне всякого контроля со стороны московского Синода. Поскольку митрополит Кирилл внес этот пункт в Устав, считалось, что весь этот многочисленный украинский епископат – его детище, его лобби. Но неожиданно, в конце декабря, на расширенном заседании Синода украинский епископат выдвинул своим кандидатом в Патриархи митрополита Владимира (Сабодана), предстоятеля УПЦ МП. И митрополит Владимир не отказался от этого выдвижения, чем вошел в прямую конфронтацию с митрополитом Кириллом. Это очень неожиданный ход, тем более что, с точки зрения верующих, духовенства, митрополит Владимир – более традиционная фигура. За ним не тянется шлейфа каких-то скандалов – табачных, нефтяных, бесконечных слухов о его моральной нечистоплотности, что тянется за митрополитом Кириллом. Кроме того, живя в Киеве, он воспринимается как фигура, менее связанная с Кремлем, способная позиционировать Церковь как независимую, политически не ангажированную силу. Поэтому популярность митрополита Владимира, хоть он уже немолодой и достаточно болезненный человек, намного выше, чем у митрополита Кирилла.

И вот, мы имеем такой сложный треугольник: митрополит Климент, который активно не выступает в процессе этой предвыборной кампании, но ведет административную - очень аккуратную, незаметную, но эффективную - работу. Мы получаем новости каждый день о том, что в епархиях Московской патриархии на епархиальных собраниях выбираются часто кандидаты, выдвинутые митрополитом Климентом или его представителями на местах. То есть он постепенно, шаг за шагом, создает себя большинство среди российских участников Поместного Собора. Вторая компонента – это украинский епископат, который может отдать свои голоса за того, за кого благословит митрополит Владимир, если сам митрополит Владимир не будет избираться.

Основная ставка митрополита Кирилла – это поддержка Кремля, поддержка бизнес-сообщества, политической элиты, которые сейчас в России, в общем, составляют одно целое. Но что такое поддержка бизнес-сообщества на Поместном Соборе? Может она там не сработать. Она эффективна при решении деловых вопросов, но может оказаться неэффективной при решении такого сакраментального вопроса, как избрание Патриарха.

Так что интрига будет сохраняться до последнего дня. И от моих предположений о том, что митрополит Кирилл фактически уже занял патриарший престол, которые я делал в первые дни после смерти Алексия II, я сейчас уже склонен отказаться. За этот месяц произошло много новых событий. В конце концов, может появиться и четвертый кандидат, если конфронтация станет настолько жесткой, что ни один из этих кандидатов не будет набирать достаточного числа голосов. Вполне возможна и какая-то компромиссная фигура.

- Такой фигурой может стать Минский Филарет?

- Насчет Минского митрополита есть много возражений. Во-первых, он, в общем, принадлежит к той же группе епископов - так называемых никодимовцев, духовных чад митрополита Никодима (Ротова), умершего в конце 70-х годов на руках Папы Римского, - к которым принадлежит и митрополит Кирилл. И результаты выборов делегатов Поместного Собора в Беларуси нам показывают, что там все-таки сторонники митрополита Кирилла не имеют никаких альтернатив и что Филарет настроен голосовать за митрополита Кирилла.

Для Кремля эта фигура также неприемлема, потому что он связан неразрывно с Лукашенко, а к Лукашенко отношение в Москве весьма неоднозначное, особенно в контексте всех этих газовых проблем с Украиной. Пожалуй, не стоит в таких условиях белорусского Патриарха сажать на московский патриарший престол, поэтому, думаю, что у Филарета мало шансов.

- Как изменится при новом Патриархе политика РПЦ МП по отношению к протестантам?

- Думаю, что существенно в первые месяцы патриаршества она меняться не будет. И гораздо больше эта политика зависит от условий общественно-политических, чем от внутрицерковных раскладов. Конфронтационная позиция по отношению к протестантам – это, в общем, можно сказать, общецерковная точка зрения, которая не сильно зависит от личности того или иного иерарха. Это, скажем, одна из функций, которую необходимо выполнять, войдя в определенную систему, которая имеет определенные групповые интересы. Один из таких групповых интересов – это борьба с реальным религиозным конкурентом, каковым являются, в первую очередь, протестанты в России. Поэтому каждый иерарх – жестче он или мягче – но в силу принадлежности к системе вынужден коллективные интересы этой системы отстаивать. Иначе, если бы он был такой белой вороной и хотел бы дружить с протестантами, система бы его рано или поздно исторгла как инородное тело.

Но, конечно, нюансы небольшие есть. Митрополит Кирилл, хоть он считается в определенных кругах либералом и он практиковал экуменизм в разных формах, тем не менее, известен как жесткий менеджер, как сторонник монополии Русской Православной Церкви, как автор теории о "православных по рождению", которые не имеют права свободно выбирать веру, потому что уже родились в этой культуре и должны до смерти в ней оставаться. Вот он, пожалуй, и в без того, в общем, несладкую жизнь протестантов в России может внести новые проблемы, может гораздо жестче, особенно если будут благоприятные политические условия и кризис быстро закончится, внести какие-то новые неприятные нотки. То есть он будет более настойчиво, последовательно добиваться монополии Московского патриархата на религиозную жизнь, на контакты с Кремлем. Мы видим это на примере его проектов: Межрелигиозный совет России, Христианский межконфессиональный консультативный комитет, где он пытался собирать под своей эгидой глав конфессий для того, чтобы от их имени входить в контакты с Кремлем, чтобы Московская патриархия получила монопольное право представлять всех вообще верующих России, вообще всех конфессий, в отношениях с властью. Это была задумка митрополита Кирилла.

Если мы прочитаем его высказывания на различных Всемирных русских народных соборах, на презентации "Русской доктрины", мы увидим, что он, может быть, под влиянием конъюнктурных факторов, но позиционирует себя сейчас как жесткий националист, жесткий клерикал, который говорит, что Россия – это моноконфессиональное государство, и более того – мононациональное. А Московская патриархия является "государствообразующей конфессией", то есть она стоит, в общем, выше государства, будучи источником его бытия. Конечно, ничего хорошего протестантам такой подход не сулит.

Митрополит же Владимир (Сабодан), живя в более демократической стране и участвуя уже в течение 15 с лишним лет в демократических процессах, на равных общаясь с лидерами других конфессий, в том числе и православных, я думаю, не имеет таких амбиций, претензий… У него есть просто навык более-менее равноправного диалога. Митрополит Кирилл, если и имел когда-то этот навык, как активный участник экуменических саммитов, то в последние 15 лет его потихоньку утратил, да и, в общем, нет нужды в российских условиях в таком навыке. Зачем договариваться на равных, если все равно у тебя вся власть, все инструменты, все контакты, если ты монополист?

Что касается Климента, он, как администратор, не думаю, что будет проводить какую-то уж слишком самостоятельную политику, он, скорее всего, будет выполнять установки Кремля. А нынешний Кремль воспринимает протестантов как "пятую колонну" Запада в большинстве случаев. Много намеков на это есть даже в доктрине духовной безопасности России. Так что в этом смысле он менее опасен, конечно, протестантам, потому что он не будет источником какой-то отдельной (от государства) опасности. Он будет только в той степени опасен, в какой государственная власть будет притеснять протестантов. Изменится политика власти – изменится и политика митрополита или Патриарха Климента.

"ПЕРЕКРЕСТОК-ТВ", 10 января 2009 г.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]