Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
08-10-2008 19:31
 
"ПСКОВСКАЯ ГУБЕРНИЯ": Иконоборчество равнодушных. Разрушение иконостаса работы архимандрита Зинона в псковском храме РПЦ МП отражает удручающее состояние священства и мирян

24 сентября "Псковская губерния" опубликовала статью Елены Ширяевой "Беседы без иконописца" [ 1 ] о судьбе иконостаса работы великого иконописца современности архимандрита Зинона, созданного в 1988 году для придела Серафима Саровского в Свято-Троицком соборе Пскова. Публикация вызвала большой общественный резонанс, обращения читателей в редакцию. 1 октября "Псковская губерния" напечатала отклик председателя Ассоциации реставраторов России Саввы Ямщикова [ 2 ]. Сегодня мы предоставляем слово Артёму Тасалову, псковичу, ныне живущему и работающему в Москве. 20 лет назад, при завершении работ архимандрита Зинона над иконостасом, он был работником Троицкого собора.

"…В период иконоборчества Церковь боролась за икону, в наше время икона борется за Церковь"
Л. А. Успенский, "Богословие иконы Православной Церкви"

Когда 16 сентября я прочитал в "Живом Журнале" новость о том, что в Пскове уничтожается иконостас работы о. Зинона [ 3 ] – об этом сообщал portal-credo.ru – моя первая реакция была: не может такого быть. Однако впоследствии, ознакомившись с другими источниками информации, особенно с интервью настоятеля Свято-Троицкого собора г. Пскова о. Иоанна корреспонденту "ПсковИнформбюро" от 16 и 17 сентября я понял, что ситуация серьезная.

И серьезной она стала не в одночасье, как можно было подумать, судя по полемике в СМИ, а созревала в течение последних 5 лет. В этом можно убедиться, посетив сайт ramaria1.narod.ru, посвященный именно иконостасу Серафимовского придела Свято-Троицкого кафедрального собора г. Пскова, на котором можно видеть фотографии всех икон иконостаса и их фрагментов.

Сайт датируется 2006 годом, и уже тогда на фотографиях чётко видно разрушение красочного слоя, которое затронуло в основном иконы второго яруса и дьяконские двери. Последний раз я был в этом приделе в 2001 г., и тогда ещё красочный слой был в порядке. Таким образом, активное разрушение происходило в течение последних 5-7 лет. Почему же это произошло? Почему стали разрушаться иконы, которые при условиях правильного хранения могли бы просуществовать не одну сотню лет?

Отвлечёмся немного и вспомним недавнее прошлое. В 1988 г. вся страна праздновала 1000-летие Крещения Руси. Этот праздник оказался нежданной радостью для многих и многих верующих людей в России. В Пскове он был ознаменован и тем, что по благословению митрополита Владимира (ныне митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, постоянный член Священного Синода) насельник Псково-Печорского Свято-Успенского монастыря иконописец архимандрит Зинон приступил к созданию иконостаса в приделе преп. Серафима Саровского Свято-Троицкого кафедрального собора.

Так сложилось, что в конце августа того же года я был принят на работу в этот собор на должность смотрителя, благодаря чему вскоре познакомился с о. Зиноном и был свидетелем того, как завершается работа над иконостасом. Вскоре она была закончена, и в приделе состоялась первое богослужение.

Признаюсь, более прекрасного иконостаса я в своей жизни не видел. Прекрасен был не только иконостас, но и весь придел, всё внутреннее убранство которого было оформлено по проекту о. Зинона в древне-русском стиле. В храме, кроме иконостаса, написанного по старым канонам, вдоль стен были расположены подлинные иконы XVI-XVIII веков, подсвечники были изготовлены из кованного железа без применения сварки, освещало храм кованное же паникадило. В таком первозданном виде храм продержался несколько лет…

В этом храме у меня состоялась примечательная встреча с одним человеком, которую уместно здесь вспомнить. Однажды, когда я находился в храме по служебной надобности, в него зашёл мрачного вида человек. Как стало в дальнейшем известно из нашей беседы, он оказался матёрым уголовником, чеченцем по национальности. Совесть его была обременена многими тяжелейшими преступлениями. Мы поговорили с ним около часа, и потом я оставил его одного наедине с храмом на некоторое время. Когда же он вышел из храма через полчаса, то сказал мне на прощание только три слова: "Здесь есть Бог". Именно такое впечатление производило изумительное убранство храма…

Икона ничего не изображает, она являет. Она есть явление Царства Христова, явление преображенной, обоженной твари, того самого преображенного человечества, которое в своем лице явил Христос.
Архимандрит Зинон, "Беседы иконописца"

В первые годы существования иконостаса руководство и обслуживающий персонал храма с пониманием относились к проблеме сохранности икон. На моей памяти нижний придел во имя преп. Серафима каждый день проветривался по несколько часов. Для этого открывалось небольшое окошко с алтарной стороны храма и створка входной двери с западной стороны – таким образом обеспечивалась сквозная вентиляция воздуха. Служили в храме в то время практически каждый день.

Постепенно, с течением времени, со сменой настоятелей, обслуживающего персонала и руководства епархии отношение к внутреннему убранству храма и к заботе о сохранности икон стало меняться. Появились новые иконы, изготовленные в XIX-XX веках в застеклённых громоздких киотах, появились пошлые, покрашенные краской под золото, подсвечники, изготовленные на заводе Московской патриархии в подмосковном г. Софрино, храм стал всё чаще оставаться без проветривания.

Последние годы, насколько мне известно из бесед с псковичами, храм преп. Серафима большей частью оставался запертым. А если учесть тот факт, что в 2003 г. в собор провели отопление, без которого он благополучно пребывал в течение трёх веков, то можно предположить, что ситуация с микроклиматом в соборе резко, радикально изменилась.

В своё время на форуме "Псковского агентства информации" мне приходилось поднимать вопрос о том, что последствия проведения отопления в соборе могут быть самыми негативными. Об этом говорил мне и о.Зинон. Однако эти предостережения никто тогда не услышал. Уверен, что проблемы с уникальным иконостасом начала XVIII века в центральном – Свято-Троицком – храме собора только ещё начинаются и будут иметь гораздо больший резонанс в обществе, чем проблема с иконостасом работы о. Зинона.

На фотографиях 2006 г. можно видеть, что иконостас уже тогда находился в ужасном состоянии. Достойно удивления олимпийское спокойствие руководства собора и лично о. Иоанна перед лицом очевидной гибели прекрасных Образов.

Сейчас в полемике в электронных СМИ сторонники о. Иоанна успокаивают нас тем, что иконостас полностью не погиб, что он на реставрации, и будет на месте к 15 января 2009 г. На сайте псковского храма св. Василия Великого (на Горке) опубликованы фотографии Царских Врат и больших икон Иисуса и Богородицы первого яруса обсуждаемого здесь иконостаса.

Нас – общественность – призывают радоваться тому, что иконостас окончательно не погиб. Местные оптимисты искренне не понимают, насколько дикой выглядит ситуация с иконостасом, который мог бы простоять века, но гибнет спустя всего лишь 20 лет после создания. Как бы то ни было, теперь очевидно, что иконостас снят и вынесен из храма. Часть его – наименее пострадавшая – вероятно, находится в иконописной мастерской при храме св. Василия Великого. Где находится второй ярус – пострадавший более всего – неизвестно. Как и неизвестно то, кому поручено восстановление или, что более вероятно, запись его поверх разрушенного слоя. Сообщить об этом общественности о. настоятель не счёл возможным.

Факт остаётся фактом – иконостас повредился и его надо спасать, если это ещё возможно. К сожалению, любые вопросы о том, что происходит с иконостасом, трактуются как посягательство на честь и достоинство правящего митрополита и даже на само православие. На воре, как говорится, и шапка горит. Такая реакция прямо указывает на то, что к плачевной судьбе иконостаса имеет отношение руководство Псковской епархии. Многие в курсе, что отношение к о. Зинону правящего архиерея оставляет желать лучшего. Особенно если вспомнить о том, что нынешний архиерей запретил о. Зинона в служении и изгнал из Мирожского монастыря в 1996 г.

Несмотря на то, что спустя несколько лет своим указом Святейший Патриарх Алексий II снял с иконописца все прещения, отношение владыки Евсевия к гениальному иконописцу не изменилось. Но это ещё можно понять. Даже между святыми отцами были недоумения, о которых мы знаем из истории Церкви. Что понять сложно, так это то, что отношение к живому человеку переносится на отношение к его трудам во благо Вселенского Православия. В конце концов, если присутствие этого иконостаса в Свято-Троицком соборе настолько нетерпимо для епархиального управления – почему было не передать его на музейное хранение в Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник? Или – если это невозможно – в другой музей?

Впрочем, это вопрос риторический. Потому что ясно же, что совершить подобное – значит расписаться публично в своём невежестве, в своей нетерпимости, в неспособности решать миром внутрицерковные проблемы.

Неужели кто-то не понимает, что Русская Православная Церковь живёт не в безвоздушном пространстве, а среди живых, не всегда и не во всём равнодушных людей? Неужели некоторым мирянам и священникам так трудно осознать свою ответственность не только перед правящим архиереем, перед своим конкретным духовником, но и перед всей Церковью, которая включает в себя людей самых разных культур и народов? Православие – это не местечковое явление, когда все смотрят в рот одному начальнику и не приемлют иной образ жизни и поведения. Православие – это воцерковлённый Космос, у которого нет границ, как нет границ у Церкви Христовой и у её Основателя.

Задача Церкви – возводить людей к высоте боговедения, а не самой снисходить до человеческого невежества. Поэтому отвергающий подлинно православную икону тем самым ставит под сомнение правильность своего восприятия богослужения и, в частности, Евхаристии, из которой икона рождается.
Архимандрит Зинон, "Беседы иконописца"

Недавно о. Зинон, по благословению епископа Венского и Австрийского Иллариона, расписал Никольский собор в Вене. Работа над росписью венского храма шла около двух лет – с ноября 2006 года по сентябрь 2008 года. По нашим сведениям, в настоящее время знаменитый иконописец работает в одном из православных монастырей на Афоне. Везде рады его приезду, его вдохновенный, высокопрофессиональный труд высоко ценит Вселенское Православие. Неужели же Псков станет здесь исключением?

Я не говорю сейчас о юридической стороне проблемы: о том, в какой степени творчество о. Зинона официально является национальным достоянием и культурным наследием. Этот вопрос должны решить специалисты государственных органов. Но не дивно ли: в то время, когда государство декларирует свою приверженность духовной истории России, а РПЦ называет своей паствой почти всё население России, отношение к иконостасу, через который с нами говорит Господь, принимает такую уничижительную форму? И тут подумаешь поневоле: нет, не диво. Так было и так будет там, где забывают Его заповедь о том, что: "Царство Мое не от мира сего" и начинают смешивать идеологию с учением Церкви.

В заключение не могу не сказать о том, что ситуация с разрушением прекрасного иконостаса стала возможной благодаря равнодушию православных людей к тому, что происходит у них перед глазами. С нашего молчаливого согласия только и могут происходить подобные вещи. Так что в конечном счёте – мы все, а не только иерархическое священство, несём ответственность за всё, что происходит в нашей Церкви.

Артём ТАСАЛОВ, г. Москва

1 См.: Е. Ширяева. Беседы без иконописца // "ПГ", № 38 (407) от 24-30 сентября 2008 г.

2 См.: С. Ямщиков: "Скажите мне, кому вы отдали иконы?" // "ПГ", № 39 (408) от 1-7 октября 2008 г.

3 Иконописец архимандрит Зинон (род. в 1953 году), в миру Теодор Владимир Михайлович, архимандрит, иконописец. Родился в Ольвиополе под Николаевом (на юге Украины, недалеко от Одессы). В 1976 г. он становится монахом в Псково-Печерском Успенском монастыре. С этого времени иконопись становится не только его творчеством, но и его служением. Приняв монашеский постриг, о. Зинон получил возможность работать для Церкви, и его искусство было вскоре замечено церковным священноначалием и востребовано. В 1979 г. Патриарх Пимен вызвал его в Троице-Сергиеву Лавру. Здесь о. Зинон написал иконостасы приделов в крипте Успенского собора, создал множество отдельных икон. Патриарх Пимен был большим знатоком древней иконописи и высоко ценил творчество о. Зинона. В 1983 г. по благословению Патриарха о. Зинону было поручено участвовать в восстановлении и благоукрашении Данилова монастыря в Москве. В 1985 г. он расписывал церковь св. Параскевы Пятницы во Владимирской области. Продолжал иконописец трудиться и для Псково-Печерского монастыря, здесь им были созданы иконостасы храмов преподобномученика Корнилия (1985 г.), Покрова над Успенским собором (1990 г.) и Печерских святых на горке (1989-1991 гг.). В 1988 г. о. Зинон написал для древнего Троицкого собора г. Пскова иконостас нижнего храма, освященного во имя преп. Серафима Саровского. В 1994 г. РПЦ МП был передан древний Спасо-Преображенский Мирожский монастырь в Пскове (за исключением собора XII в., который остался за Псковским художественным музеем) с единственным условием – в этом монастыре должна была располагаться иконописная школа. О. Зинон возглавил эту школу, и она стала успешно развиваться, сюда приезжали на обучение иконописцы не только из России, но и со всего мира. Вместе с о. Зиноном здесь трудились несколько монахов и послушников, избравших иконописание своим служением, - одни писали иконы, другие делали доски и т. д. Таким образом, насельники монастыря представляли собой не просто монашеское общежитие, а братство иконописцев, что само по себе было явлением для России уникальным. Постепенно силами братии монастырь, приведенный в советское время в состояние полной разрухи, стал возрождаться. В частности, была восстановлена надвратная церковь во имя св. Стефана Первомученика (1996 г.), в ней совершались богослужения. О. Зинон создал здесь оригинальный каменный иконостас и написал для него образы Спасителя, Богородицы и святых в медальонах. Еще работая в Даниловом монастыре, архимандрит Зинон приобрел известность как один из ведущих иконописцев России, и его стали активно приглашать в другие страны - он работал во Франции, в Ново-Валаамском монастыре в Финляндии, в Крестовоздвиженском монастыре Шеветонь в Бельгии, преподавал в иконописной школе в Сериате, в Италии и т. д. Архимандрит Зинон - один из самых авторитетных мастеров современной русской иконописи, строго придерживается древних византийских традиций. В 1995 г. за вклад в церковное искусство первым из церковных деятелей получил Государственную премию России. В 1996 году архимандрит Зинон вместе с монахами Иоанном и Павлом за то, что они причастились св. Христовых Тайн за литургией, совершенной католическим священником Романе Скальфи, были запрещены в священнослужении, изгнаны из клира Псковской епархии и высланы из Мирожского монастыря. Длительное время жил в деревне Гверстонь Псковской области, лишенный богослужения и причащения св. Христовых Тайн. Указом Патриарха Алексия II от 21 декабря 2001 г. прещения, наложенные архиепископом Псковским и Великолукским Евсевием в 1996 г., были сняты. В настоящее время живет в Австрии. Уже после снятия прещений архимандрит Зинон в 2005 году расписал храм во имя Сергия Радонежского на станции "Семхоз" Пушкинского района Московской области, воздвигнутого на месте гибели священника Александра Меня. В 2006-2008 г. по благословению епископа Венского и Австрийского Иллариона, распиcал Никольский собор в Вене. / По книге Ирины Языковой "Се творю все новое. Икона в XX веке".

8-14 октября 2008 г.

На фото: фрагмент иконостаса работы архимандрита Зинона в приделе Серафима Саровского Свято-Троицкого собора в Пскове


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]