Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
14-05-2007 14:20
 
"ЭКСПЕРТ": Страсти по корням. В архитектуре православных храмов сегодня почти нет ярких решений. Причина в том, что вместо образа храма идет поиск русского духа и подлинного православия

В России сейчас достаточно архитектурных конкурсов — всероссийских и локальных. На всех раздают премии: за новаторство, неповторимый художественный образ и прочие архитектурные достоинства. Среди осуществленных и еще не осуществленных проектов, которые удостаиваются этих наград, почти не бывает православных храмов. И не потому, что мало строят церквей (возводится много и в столицах, и в регионах), а потому, что архитектурные их достоинства в подавляющем большинстве случаев весьма и весьма скромны. Кажется, что в этой сфере качество архитектуры обратно пропорционально количеству разговоров о "вновь обретенных духовных основах", о возрождении традиций российского храмостроительства. Все же наиболее значительные храмы последних десяти лет — это либо копии прежних, разрушенных большевиками, либо вариации на тему одной из этих копий — храма Христа Спасителя. То есть, говоря словами Герцена, "пятиглавые судки с луковками вместо пробок, на индо-византийский манер".

По инстанциям

В советское время все архитектурное проектирование осуществлялось в стенах специализированных проектных институтов. На каждый вид сооружений был свой институт: один — для жилища, другой — для сельхоззданий, третий — для театров и кинотеатров, четвертый — для курортов, пятый — для заводов и фабрик и так далее. Плюс Моспроекты — для особо важных объектов вроде Кремлевского Дворца съездов. Не было одного — института, где проектировали церкви. Потому что их государство не строило.

Церковь иконы Богоматери

Церковь иконы Богоматери "Нечаянная радость" в Екатеринбурге

Фото: Андрей Порубов

Сегодня церкви проектируют и строят — например, всемогущий Моспроект-2, который подарил нам новый храм Христа Спасителя и не менее масштабный храм Живоначальной Троицы в Орехове-Борисове. Проектированием церквей занимаются также Архитектурно-художественный центр при Московской патриархии "Арххрам" (результат метаморфоз одной из мастерских того же Моспроекта-2), мастерские Свято-Данилова монастыря, Патриарший архитектурно-реставрационный центр в Свято-Троицкой Сергиевой лавре и Товарищество реставраторов. Проектируют их и частные архитектурные бюро.

Когда смотришь на результаты, то есть на уже построенные храмы, часто возникает ощущение, что проектировщики и есть сами себе "высший суд". Но нет. Ни одно из сооружений не строится без благословения Церкви и решения высоких архитектурных инстанций. В столице каждый проект рассматривает специальная искусствоведческая комиссия Московской патриархии, в которую входят известные не только в церковных кругах, но и в миру специалисты — искусствоведы, реставраторы, архитекторы. Комиссия выносит заключение о соответствии проекта каноническим требованиям и рекомендует (или не рекомендует) осуществлять его. Столичные проекты должны получить благословение святейшего Патриарха Московского и всея Руси, а также должны быть утверждены на Градостроительном совете. Последний призван ответить на другой вопрос — не о соответствии православному канону, а о том, нужен ли такой храм городу или нет.

Так что на самом деле то, что мы видим сегодня, — результат достаточно тщательного отбора. Следовательно, и качество, и образ новых православных соборов и церквей — не факт творческой биографии каждой отдельно взятой архитектурной мастерской, а свидетельство общего состояния умов.

Сундук с вариациями

Храмы, выстроенные в России за последний десяток лет, можно разделить на несколько типов. Первый — это "храмы Христа Спасителя" с вариациями, представленные в основном масштабными постройками. Таков моспроектовский сундук с псевдовизантийским пологим куполом а-ля Св. София Константинопольская — уже упоминавшийся храм Троицы Живоначальной в Орехове-Борисове. Кстати, некоторые издалека принимают его за мечеть, словно вдруг прозревая историческую судьбу Св. Софии, "исламизированной" при Османах.

Храм Христа Спасителя. Архитектор К. Тон.Фото конца XIX века :: Фото: ИТАР-ТАСС

Храм Христа Спасителя. Архитектор К. Тон.Фото конца XIX века

Фото: ИТАР-ТАСС

Свой "храм Христа Спасителя", то есть святых царственных страстотерпцев, есть в Екатеринбурге. Представляет он собой вопиющее пятиглавое безобразие с "элементами новаторства". В числе последних, например, двухчастное "венецианское" окно, растянутое на высоту всего фасада и приобретшее от этого уму непостижимые пропорции. Но это ничто по сравнению с абсидами, которые расположены с каждой из четырех сторон собора, заставляя думать, что в храме четыре алтаря, обращенных ко всем сторонам света. Собор Кирилла и Мефодия в Самаре, кафедральный собор в Калининграде — все это исключительно нехорошие по пропорциям и деталям, патетически доминирующие в окружающем ландшафте громадины.

Другой тип — с меньшей долей величия — может иметь два лица. Одно — до невозможности сказочно-пряничное в стиле так называемого русского узорочья (чудовищное слово!) XVII века. Другое — часто вполне сносное, в духе Щусева времен Марфо-Мариинской обители. Здесь немного оплывшие псковско-новгородские формы, дополнительно "подтопленные" столь свойственным русскому модерну стремлением к пластичности. Не сегодня, конечно, придумано. Но, скажем, церковь иконы Богоматери "Нечаянная радость" в Екатеринбурге, построенная в таких формах, отторжения не вызывает.

Другие варианты — редкость. Вроде проекта храма прп. Андрея Рублева в Раменках на Мичуринском проспекте в Москве мастерской Михаила Филиппова. В отличие от большинства новых православных храмов этот не эксплуатирует весь декоративный арсенал древнерусской архитектуры, а заставляет вспомнить раннемосковское зодчество, и прежде всего собор Спасо-Андроникова монастыря, в котором Андрей Рублев похоронен. Он строг и изящен, он демонстрирует деликатный баланс между стилизованными средневековыми формами и совершенно новыми, апеллирующими к классической архитектуре элементами, которые включены в окружающую храм галерею. Но это — исключение. А обо всем остальном уже сказал Гоголь, не меньше нашего переживавший за состояние современной ему церковной архитектуры: "Неужели невозвратимо прошел век архитектуры? Неужели величие и гениальность больше не посетят нас?"

КамерТон

Собор святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Самаре. Архитекторы В. Пастушенко и В. Самогоров :: Фото: photoxpress.ru

Собор святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Самаре. Архитекторы В. Пастушенко и В. Самогоров

Фото: photoxpress.ru

На самом деле Гоголю надо было бы побывать на каком-нибудь заседании общественного совета при московском мэре, послушать, как обсуждают проекты храмов. Например, на состоявшемся сравнительно недавно обсуждении проекта нового собора Рождества Пресвятой Богородицы, строить который собираются на территории Зачатьевского монастыря на месте разрушенного в советское время неоготического храма начала XIX века.

Храм решили не восстанавливать в прежних формах, потому что в Московской патриархии сочли готику неподходящей для православного храма. Вот удивилась бы игуменья, двести лет назад благословившая этот проект, узнай она, что неоготика — несовместима с православием и что по причине сугубо стилистической храм в подведомственной ей обители признан не соответствующим канону. Удивились бы и строители неоготической церкви св. Екатерины в Вознесенском монастыре, что с глубокой древности располагался на территории Московского Кремля. И еще немало тех, кто, подобно тому же Гоголю, увидел в неоготике спасение для архитектуры русских храмов, утерявших свою красоту и мистический дух с повсеместным утверждением "казарменного" классицизма.

Но собору Зачатьевского монастыря предписаны формы XVI–XVII веков, которые гораздо больше подходят православной архитектуре. Почему? Потому что мы восстанавливаем прерванные традиции, по ходу дела проводя ревизию и отбрасывая в сторону то, что мешает продираться к "корням". Что тут у нас? Неоготика? Нет, не нужно, откладываем в сторону. Барокко? Это пусть господа католики пользуются. Классика? Нет, люди православный храм не узнают. Новации? Нет, это не по нашему ведомству. Последнее вообще почему-то воспринимается непременно как намерение выстроить треугольный храм с ленточными окнами по всему периметру и портиком о стальных колоннах. Хотя, если приглядеться внимательнее, то вся история русской архитектуры от домонгольского периода до классицизма была не чем иным, как чредой новаций, связанных с освоением византийской традиции, ее продолжением после падения Второго Рима и впитывания классики. Сегодня из всего этого остался набор форм, просеянных сквозь сито Константином Тоном — орудием генеральной ревизии форм русской архитектуры на предмет соответствия николаевской официальной народности.

Храм святых царственных страстотерпцев в Екатеринбурге — один из

Храм святых царственных страстотерпцев в Екатеринбурге — один из "региональных" вариантов храма Христа Спасителя

Фото: Александр Забрин

Что все это значит для архитектуры? Первое, что кажется, — вечную обреченность на раз и навсегда отобранные формы. С другой стороны, когда речи о необходимости сначала воссоздавать, а потом уже творить слышишь от архитекторов, то невольно начинаешь подозревать, что такой, как говорили раньше, "творческий метод" имеет свои неоспоримые преимущества. В самом деле, достаточно освоить набор форм, комбинация которых на раз-два обеспечивала бы искомое — православный храм. "Взять луковичную главу (5 шт.), соединить с высоким цоколем, килевидными закомарами (по 3 шт. с каждой стороны), сдобрить поребриком, усугубить кокошниками (количество — по средствам заказчика) и все водрузить на высокий цоколь. Добавить по вкусу шатровую колокольню". И золотой ключик у нас в кармане. Пояснительная записка о возрождении традиций, припадении к истокам и возвращении к корням прилагается. Почти беспроигрышный вариант для тех, кому по существу вопроса сказать нечего, а строить надо.

Главная новация, которой стоило бы ожидать, — умение сказать обо всем этом средствами архитектуры, не забыв, что на дворе XXI век и многие вещи, включая те самые традиции, для нас означают не вполне то же самое, что для современников строительства храма Христа Спасителя. Того, первого.

Юлия Попова

7 мая 2007 г.

Вверху: Храм Троицы Живоначальной в Орехове-Борисове. Архитекторы М. Посохин, В. Колосницын и др. Фото: Дмитрий Алешковский


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]