Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
26-07-2008 11:46
 
Д.У.Идрисова. Омар Хайям: оправдание "полумусульманина". [ислам]

Омар Хайям - известный персидский ученый и поэт, чье имя и произведения прочно вошли в сокровищницу мировой литературы. Его рубаи читаются, цитируются, заучиваются наизусть и исследуются по сей день, несмотря на то что прошло уже более 1000 лет после их создания.

История второго рождения стихотворений Омара Хайяма очень занятна. Английский поэт и переводчик Эдвард Фицджеральд (1809-1883), увлекшись классической персидской литературой, издает в 1857 г. тоненькую книжечку под названием "Рубайят Омара Хайяма". Почти два года никто не обращал на нее внимания, и вдруг мгновенный взлет, оглушительный успех, блестящие отзывы критиков, почти 130 переизданий к 1930 г. Книга стала популярной по всей Европе и США (что удивительно, особенно в промежуток между двумя мировыми войнами). Даже Николай II читал рубаи на немецком языке (книга с пометками императора находится в Екатерининском дворце в Павловске) (1). Кто бы мог подумать, что благодаря личному интересу малоизвестного английского поэта произведения великого персидского поэта станут украшением мировой культуры.

Все, что видим мы, - видимость только одна.
Далеко от поверхности мира до дна.
Полагай несущественным явное в мире,
Ибо тайная сущность вещей - не видна.

Все, что связано с именем Омара Хайяма, покрыто вуалью неопределенности и припорошено пылью времени. Вот уж к чему действительно вполне подходит характеристика "тайная сущность вещей - не видна". Например, исследователи знают, что родился он в семье ремесленников, а в 1040-м или 1048 году - неизвестно. Вероятно, что стихи свои он держал в памяти так же, как загадочные буквы и знаки "Альмагеста" Птолемея, чей арабский перевод запомнил после семикратного прочтения. Так же вполне вероятно, но не достоверно то, что Хайям на сотни лет опередил самого Ньютона с открытием бинома. В общем, мало что известно наверняка, одно остается очевидным - личность эта историческая и, безусловно, гениальная.

Перейдем к поэзии Омара Хайяма. Как уже говорилось, точно что-либо сказать о его творчестве, так же как и о его личности, невозможно. Современным ученым неизвестно, что хотел вложить в свои стихи средневековый поэт. Обо всем этом мы можем делать выводы лишь по немногочисленной литературе об Омаре Хайяме и по своим личным ощущениям и осмыслениям.

Рубаи Омара Хайяма - безусловно, яркое явление в мировой литературе. Во многом благодаря оригинальной форме коротких, но в то же время емких, логически точных и афористичных четверостиший. Но не только поэтому. Омар Хайям в своих стихах предстает перед читателем в разных образах: ученого, отвергающего все ненаучное, пьяницы, восхваляющего вино, человека, высказывающего свою гражданскую позицию, атеиста, спорящего с небом. И данная многоликость всегда язвительна и остроумна.

Часто в глазах многих читателей Омар Хайям предстает в большей степени безбожником. Этот образ может последовать, например, из таких строк:

О небо, к подлецам щедра твоя рука:
Им - бани, мельницы и воды родника,
А кто душою чист, тому лишь корка хлеба.
Такое небо - тьфу! - не стоит и плевка.

В исследовательской литературе автор не нашел точного ответа на вопрос, был ли Омар Хайям правоверным мусульманином. Однако, судя по некоторым статьям, существует целый цикл стихов, где автор встает в оппозицию Творцу. Появляются эти произведения после убийства его покровителя Малик-шаха и изгнания недоброжелателями самого ученого из тогдашнего культурного центра Исфагана. Относительно принадлежности к исламу можно привести следующее мнение из труда М. И. Махмутова "Мир ислама". Автор пишет: "Хайям выступает как атеист, оценивающий жизнь и религиозное учение с точки зрения науки и практики. Но можно ли было быть атеистом в мусульманском мире? Творчество Хайяма показывает, что можно, благодаря догмату веротерпимости в исламе (см. суру "Аль-Кафирун")" (2).

Обратимся к суре "Аль-Кафирун". Это мекканская сура под номером 109 и называется "Неверные". В книге Аль-Мунтахаба предлагается следующий ее перевод:

Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного!

1. Скажи, о Мухаммед: "О вы, неверные, которые настойчиво упорствуете в своем неверии!

2. Я не поклоняюсь помимо Аллаха тому, чему вы поклоняетесь.

3. А вы не поклоняетесь Единому Аллаху, которому я поклоняюсь.

4. Я же не поклоняюсь тому, чему вы поклоняетесь, поскольку вы многобожники.

5. И вы не поклоняетесь моему Богу, которому я поклоняюсь. Ведь я исповедую единобожие.

6. У вас ваша вера, которую вы исповедуете, а у меня - моя, которую Аллах выбрал и одобрил для меня" (3).

В этой же книге дается следующее толкование:

Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного!

Сура "Неверные" ниспослана в Мекке. Она состоит из б аятов. В этой суре Аллах приказал Своему посланнику - да благословит его Аллах и приветствует! - положить конец алчности неверных, когда они торговались с ним о его религии -религии истины. Ведь он будет и впредь поклоняться Аллаху, кроме которого нет другого божества, а они будут поклоняться своим богам, которые никак не могут заменить истину. У них своя вера, которую, подражая своим предкам, они исповедуют, а у него своя, которую Аллах выбрал и одобрил для него (4).

Из этого толкования становится ясно, что мусульмане не должны идти на открытый конфликт, доказывая преимущества своей религии и упрекая других в их несовершенстве. Исходя из этого, М. И. Махмутов предлагает простить Омару Хайяму его неверие и отнестись к нему как "к мудрому советчику, смотрящему на мир трезвыми глазами рационалиста, человека, прославляющего жизнь, трезвый ум и справедливость". И этот же автор говорит, что Омар Хайям, "смело трактуя основные положения ислама", воспевает те же моральные и нравственные положения, которые описаны в Коране. Однако может ли человек "смело трактовать" какие бы то ни было догматические положения, если он в них не верит и отрицает? Возможно ли такое, если он атеист? К тому же будет ли он писать о них так метко и глубоко, что равнодушных не останется? Думаю, что нельзя так категорично обвинять Омара Хайяма в неверии. Во все времена существовали люди, которые воспринимали бога по-своему. Вот и творчество Омара Хайяма является своеобразной эволюцией религиозных воззрений, своеобразным диалогом его и Бога.

Перейдем ко второму пункту наиболее серьезных расхождений творчества О. Хайама с исламским богословием - месту вина в его поэзии.

Да, действительно, о вине в поэзии Хайама сказано много и красиво. Причем из-за этого у многих создается впечатление, что автор таких строк - беспробудный пьяница.

На эту тему существует много мнений, одно из которых заключается в том, что вино в поэзии Омара Хайяма - символ знания и вдохновения. Давайте посмотрим:

Моей руке держать кувшин вина - отрада,
Священных свитков ей касаться и не надо;
Я от вина промок; не мне ханжа сухой,
Не мне, а вот тебе опасно пламя ада.

Если вино - это символ знания, тогда здесь получается, что герой, который разговаривает с ханжой, признает себя умным и мудрым, достойным рая. А своего "непромокшего" вином-знанием (то есть глупого) оппонента свергает в ад. Подобными несостыковками и смущает эта версия.

Автор статьи придерживается другого мнения. Действительно, Омар Хайям часто и много писал о вине. Но стоит заметить, что в поэзии мусульманских народов существовало целое направление, связанное с воспеванием вина, идущее от древнейших традиций зороастризма - религии древних персов. Эта традиция продолжается и в доисламской, и в ранней исламской поэзии как поэтическое направление, которое воспевает не только процесс опьянения, но и сорта вин, дает правила и рекомендации, как пить вино. А Омар Хайям использует это поэтическое течение в своих рубаях, разоблачая ханжей и лицемеров (5):

Несовместимых мы всегда полны желаний:
В одной руке бокал, другая - на Коране.
И так вот мы живем под сводом голубым
Полубезбожники и полумусульмане.

В Коране говорится о запрете на потребление любых дурманящих разум веществ. Но во все времена вино пили и халифы, и султаны. И всегда существовали ханжи, потихоньку пившие вино, а на людях выступавшие против него. Как раз это подтверждает и высмеивает Хайям:

Запрет вина - закон, считающийся с тем,
Кем пьется, и когда, и много ли, и с кем.
Когда соблюдены все эти оговорки,
Пить - признак мудрости, а не порок совсем.

В поэзии Омара Хайяма нашлось место всем сферам жизни простого человека. Именно поэтому, а еще и благодаря легко запоминающейся форме его рубаи оказались так живучи и, как ни странно, современны. Один из эпитетов, который был присвоен этим произведениям - "одна из наиболее летучих форм персидской поэзии". В сущности, рубаи можно охарактеризовать как народную частушку. И некоторые мы знаем и используем как афоризмы, чтобы украсить нашу речь:

Чтоб жизнь прожить, знать надобно немало,
Два мудрых правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

В заключение приведем слова Ш. Шамухамедова: "Творчество Хайяма - еще одно доказательство того, что в средние века, в период инквизиции, всеобщего гнета, духовное развитие человеческого общества не останавливалось и не могло остановиться. Научное и литературное наследие Омара Хайяма служило и служит Человеку, являясь яркой страницей в культуре народов мира" (6).

----------------------------

1 Алиев Р. М., Османов М.-Н. О. Омар Хайям.

2 Махмутов М.И. Мир ислама.

3 Аль-Мунтахаб. Толкование Священного Корана на русском языке.

4 Там же.

5  Махмутов М.И. Мир ислама.

6  Шамухамедов Ш. Омар Хайям: рубаи.

Опубликовано в сб. материалов I Международной молодежной научно-практической конференции "Современные проблемы и перспективы развития исламоведения, востоковедения и тюркологии", - Нижний Новгород, 2007


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]