Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
23-07-2008 13:49
 
Свящ. Петр Иванов. Православные переводы Нового Завета на китайский язык. [библеистика]

Особый интерес для отечественного исследователя истории христианства в Китае представляет опыт православной Российской Духовной Миссии. Многое из трудов российских миссионеров оказалось несправедливо преданным забвению. Думаю, это в первую очередь касается переводов Священного Писания и богослужебных книг, а также миссионерской деятельности на просторах Китайской империи.

Перевод Священного Писания на китайский язык имеет долгую историю. Впервые библейские тексты попадают в Китай при династии Тан в середине VII в. по Р.Х., принесенные сирийскими проповедниками, принадлежавшими к несторианской ереси, получившей название цзинцзяо (религия света). Они были переведены на языки, которыми пользовались народы, населявшие западные регионы страны. В начале XX в. при раскопках в Дуньхуане был обнаружен список переведенных библейских книг, среди которых были: Бытие, Исход, Книга пророка Захарии, Книга пророка Осии, Псалтирь, очевидно Четвероевангелие, Книга Деяний, некоторые послания святого апостола Павла, Апокалипсис. Большая часть текстов не сохранилась.

В середине XII в. во время правления династии Сун в Китай прибывают еврейские переселенцы. Они преподнесли императору Ветхий Завет, который китайцы наименовали даоцзин (книга пути ) или чжэньцзин (книга истины). Предполагается, что пришельцы, впоследствии обосновавшиеся в Кайфыне, были потомками самаритян

Через Среднюю Азию христианская Библия достигла монголов, что произошло еще до возвышения Чингисхана. Известно, что основатель монгольской династии Юань - Хубилай обращался через родственников известного путешественника Марко Поло к Папе Римскому с просьбой помочь в переводе Священного Писания на китайский язык. К концу XII - началу ХIII века Новый Завет и Псалтирь уже получили распространение при дворе в Пекине, что, правда, не привело к обращению аристократии в христианство. Книги эти рассматривались монголами как магические или гностические.

К сожалению, до сих пор не обнаружены переводы Священного Писания на китайский язык, сделанные в те далекие времена.

В конце XVI - начале XVII вв. в Пекине при дворе императоров династии Мин трудился католический миссионер и ученый Маттео Риччи. В результате его усилий в Китай в разное время прибыли более 2 тыс. проповедников. В этот же период были сделаны рабочие переводы отдельных отрывков Священного Писания, предназначавшиеся исключительно для использования самими миссионерами. Первый католический перевод Четвероевангелия и посланий святого апостола Павла, дошедший до наших дней, - это рукопись французского миссионера Ж. Бассе, составленная в начале XVIII в. и хранящаяся в настоящее время в Британском музее. В конце этого столетия почти полный перевод Библии был сделан иезуитом Луи де Пуаро. Он также не был опубликован и хранится в Пекинской библиотеке.

В начале XIX в. появились многочисленные протестантские переводы Священного Писания на китайский язык. В 1819 г. был завершен полный перевод Библии, выполненный представителями Лондонского миссионерского общества Р. Моррисоном в сотрудничестве с У. Милном и опубликованный в Малакке в 1823 г. под названием "Священная книга Божественного Неба" (Шэнтяньшэншу).

Годом раньше в Индии был напечатан другой перевод, принадлежавший группе миссионеров из Английского баптистского миссионерского общества во главе с Дж. Маршманом. Оба текста во многом, очевидно, восходят к версии Ж. Бассе.

В 1835 г. образовалась группа переводчиков для переработки сделанного Р.Моррисоном перевода Священного Писания. В нее вошли У. Медхерст из Лондонского миссионерского общества, К. Гуцлаф из Миссионерского общества Нидерландов, Э. Бриджман, представлявший Американский совет уполномоченных зарубежных миссий, и Дж. Моррисон, сын автора редактировавшегося перевода. В результате в Батавии (Джакарта) в 1837 г. был напечатан новый текст Нового Завета Синьичжаошу, а в 1840 г. - Ветхого Завета. Примерно в это же время К. Гуцлаф напечатал собственный уточненный перевод Нового Завета (Цзюшичжу есу синьичжаошу).

В соответствии с Нанкинским договором 1842 г. для западных миссионеров были открыты пять крупных китайских портов. В 1843 г. американские и английские миссионеры собрались на конференцию в Гонконге для обсуждения проекта нового перевода Священного Писания. Началась коллективная работа. Основой для перевода Нового Завета был Textus Receptus. В качестве редактора пригласили известного китайского ученого Ван Тао. В дальнейшем в ходе консультаций выявились разногласия участников, касавшиеся богословской терминологии. Например, одни считали, что слово Бог следует переводить как шэнь, а другие - как шанди. В результате появились две различные версии Четвероевангелия, опубликованного в 1850 г. Ветхий Завет был переведен с участием выдающегося синолога Дж. Легга, что придало тексту изящество языка, однако многие богословские понятия были переданы через термины, привычные для китайской философии, но часто неадекватно отражающие истинный смысл текста. Этот перевод стали называть "Версия делегатов".

Следует отметить, что и до сих пор между различными конфессиями не достигнуто соглашение относительно перевода на китайский язык таких основных понятий, как Бог, Бог Отец, Святой Дух и др. Покинувший эту группу К. Гуцлаф в сотрудничестве с американскими пресвитерианами опубликовал в 1859-1862 гг. переводы Нового Завета и Ветхого Завета. В 1853-1868 гг. увидел свет и еще один перевод Библии, ставший результатом разногласий между представителями разных миссионерских групп. На этот раз работой руководил Дж. Годдард.

Если до середины XIX века главным адресатом миссионерской проповеди были образованные слои китайского общества, то со временем аудитория христианских проповедников расширилась. Возникла необходимость в упрощенных текстах. Раньше Священное Писание переводили исключительно на письменный язык вэньянь, теперь же были предприняты попытки приблизиться к разговорному языку. Первым таким текстом Библии на китайском языке стали несколько переводов, получивших название Цяньвэньли ибэнь, или перевод на язык, более близкий к разговорному (среди наиболее известных переводчиков - Дж. Гриффит из Лондонского миссионерского общества, Г. Блоджет из Американского совета уполномоченных зарубежных миссий).

На протяжении второй половины XIX в. появилось множество индивидуальных и групповых переводов Священного Писания. Одним из значимых стал труд С. Шерешевского. Родившийся в России в 1831 г. в ортодоксальной еврейской семье и получивший соответствующее религиозное образование, он эмигрировал в Америку, где принял крещение в протестантской епископальной церкви. Окончив семинарию в Нью-Йорке, в 1859 г. прибыл миссионером в Шанхай. Изучив китайский язык, С. Шере-шевский создал собственный перевод Библии, который был им завершен в 1902 г., несмотря на почти полный паралич тела.

В 1919 г. появился первый перевод Священного Писания на разговорный общеупотребительный язык гуаньхуа - Гуаньхуа хэхэ ибэнь. Новый перевод не только способствовал наиболее широкому распространению Библии среди китайцев, но и стимулировал дальнейший процесс формирования современного китайского литературного языка. В настоящее время этот текст является наиболее распространенным. Следует отметить, что все названные переводы были сделаны протестантами. Что касается католиков, то первый полный перевод Нового Завета с латыни на китайский в исполнении священника Сяо Цзиншаня увидел свет только в 1922 г., а сверенный с греческим текстом вариант был опубликован лишь в 1948 г. Огромная работа по составлению первого полного католического перевода Библии на китайский язык (включавшего второканонические книги и комментарии) была предпринята группой ученых под руководством францисканца Габриэле Аллегры. Полный текст был опубликован в 1968 г. и имеет название Библия - Сыгао шэнцзин.

Постепенно переводами начинают заниматься сами китайцы, лишь пользуясь консультациями иностранных миссионеров. В 1939 г. появился перевод всей Библии Чжу Баохуэя, а также Нового Завета - Чжэн Шоулиня, в 1967 г. Библии - Сяо Теди и Чжао Шигуана, в 1970 г. Библии - Лю Чжэнчжуна. В процессе работы все эти тексты публиковались в различных вариантах.

Во второй половине XX в. увидели свет переводы Священного Писания на современный разговорный китайский язык. Это "Модернизированный китайский перевод" (1979) Сяньдай чжунвэнъ ибэнь, выполненный группой переводчиков во главе с Сюй Муши, Чжоу Ляньхуа и Ло Ижэнем с еврейского и греческого при опоре на Today's English Version; "Современная Библия" (1998), Дандай шэнцзин, представляющая собой перевод English Living Bible; также с еврейского и греческого сделан "Новый перевод" (2001), Синьи-бэнь, принадлежащий большому коллективу китайских авторов, работавших при финансовой поддержке Lockman Foundation. С текстологической точки зрения китайские переводы Священного Писания непрестанно эволюционируют в направлении упрощения языка и приближения его к современному разговорному. В настоящее время в Китае и на Тайване наибольшей популярностью пользуется методология перевода Библии, разработанная Юджином Найдой. Следует учесть, что были сделаны также переводы Библии или отдельных ее книг на языки национальных меньшинств Китая.

Результатом миссионерской работы католиков и протестантов стало появление множества переводов Священного Писания. В настоящее время в зарубежной науке уже существуют исследования, посвященные истории составления некоторых переводов Библии на китайский язык. Однако в них рассматривается исключительно опыт католиков и протестантов, о работе проделанной православными проповедниками либо говорится крайне скупо, либо вообще ничего . В отечественных публикациях традиционно рассматривались результаты чисто синологических исследований членов Российской Духовной Миссии, а их труды по переводу Священного Писания и богослужебных книг либо упоминались вскользь, либо вообще игнорировались. Между тем мы располагаем многими текстами, составленными российскими миссионерами. Все эти переводы остаются совершенно неисследованными, и вклад православных в проповедь Слова Божия в Китае остается и забытым, и невостребованным.

Между тем миссионерская работа различных протестантских деноминаций и католиков, направленная на наиболее адекватный перевод Священного Писания на китайский язык, продолжается. Необходимость такой деятельности объясняется рядом причин: во-первых, историческими, во-вторых, лингвистическими, в-третьих, богословскими. Кратко остановимся на них.

1.Первыми европейскими миссионерами, проникшими в Срединную империю, были католики, чья миссионерская концепция не предполагала скорого издания перевода Библии. Считалось, что распространение разного рода поучений, толкований и проповедей предпочтительнее, поскольку не открывает пути для самовольного и ошибочного толкования Священного Писания. Тем не менее, составлялись так называемые рабочие переводы, а полный текст Библии появился довольно поздно.

Протестантских переводов гораздо больше, их насчитывается более трехсот. Причинами такого многообразия послужили разногласия между различными миссионерскими обществами относительно того, как наиболее адекватно отразить содержание Библии по-китайски . В дальнейшем переводческая работа продолжалась непрерывно, ведется она и в настоящее время с целью создания экуменического текста Священного Писания, приемлемого и для католиков, и для протестантов, и для многочисленных сект. Для этой цели в 1987 году был создан Комитет по сотрудничеству в деле перевода Библии на китайский язык. Его основной задачей является согласование богословской терминологии.

В данном контексте, когда подводятся итоги многовековой работы по переводу Священного Писания на китайский язык, представляется чрезвычайно актуальным выяснить конкретный вклад российской Российской Духовной Миссии в дело распространения Слова Божия в Китае.

2.Необходимо учитывать, что китайский язык претерпел за последние двести лет огромные изменения, которые не могут быть просто отнесены на счет процесса естественного развития языка. Сказалось и воздействие социально-политической истории. Переводы Библии в первой половине ХIХ в. были сделаны на классическом языке, понятном только представителям чиновничества и интеллектуальной элиты. Стремление миссионеров сделать Священное Писание доступным для более широкого круга читателей выразилось в появлении во второй половине XIX столетия переводов на упрощенном классическом языке. Одновременно начинается составление переводов на современный разговорный язык (гоюй, или байхуа), который после 1919 г. быстро получил в Китае статус литературного.

Для нас важно, что и православные переводчики стремились совершенствовать и модернизировать свои переводы, сделать их более доступными для народа.

3. Переводя библейские тексты на китайский язык, миссионеры постоянно сталкивались с одной и той же проблемой, как передать богословские понятия, не имевшие в этом языке никаких аналогий. Рассматривались разные пути. Первый был предложен католиками, считавшими целесообразным использовать традиционный китайский философский словарь, давая лишь дополнительные пояснения новому словоупотреблению. Сторонники второго метода перевода полагали, что следует избегать применения традиционного словаря, поскольку он ведет к "кон-фуцианизации" Священного Писания. Изложенная точка зрения имела своим последствием постепенный переход к описательно-истолковательному переводу Библии, что, в свою очередь, привело к искажениям смысла и неточностям.

Таковы некоторые вводные замечания, в самом общем виде очерчивающие тот исторический контекст, в котором следует рассматривать деятельность миссионеров Российской Духовной Миссии по переводу Священного Писания на китайский язык.

Первые православные переводы принадлежат таким миссионерам, как архим. Петр (Каменский), архим. Иакинф (Бичурин), архим. Даниил (Сивиллов) . Одним из деятельных участников переводческой работы можно назвать иеромонаха Исаию (Поликина), который провел в Китае многие годы. Неутомимый проповедник и талантливый администратор, он оставил после себя многочисленные тексты на китайском языке: Часослов (почти полностью), краткий Обиход воскресного богослужения, основные песнопения двунадесятых праздников, первой седмицы Великого Поста и Страстной седмицы, Святой Пасхи, Псалтирь (перевод с греческого на разговорный язык сухуа), Па-раклисис, Акафист Божией Матери, начало Служебника, панихиду, канон прп. Андрея Критского (на литературном и на разговорном языках), русско-китайский словарь богословских и церковных речении . Огромный объем выполненной работы сказался на качестве некоторых переводов, отличавшихся, как выяснилось позднее, неточностями.

Систематическую работу по переводу богослужебных книг и Нового Завета начал иеромонах Гурий (Карпов, впоследствии архимандрит, а в конце жизни - епископ Симферопольский). Еще будучи в составе 12-й Миссии, он в 1830-е годы занимался переводами Соборного послания апостола Иакова, Последования ко Святому Причащению, Последования всенощного бдения, Литургии Иоанна Златоуста и др. Архимандрит Гурий в дальнейшем возглавил 14-ю Миссию в Пекине (1858-1864) и с 1859 г. приступил к переводу Нового Завета. Работа эта продолжалась шесть лет. Отвечая клеветникам, обвинявшим его в использовании чужого перевода, выполненного некоей анонимной англичанкой, он писал: "...никого кроме Господа Бога я не призывал в помощь мне. Помогал мне только магистр словесности китаец Лун, как писец. Я обыкновенно с Новым Заветом в руках ходил по комнате и диктовал, а Лун сидел за столом и записывал мой перевод" . По прошествии четырех лет черновик был готов. Далее при участии китайцев - учителя Ивана из миссийской школы для мальчиков, учительницы школы для девочек Марии, ее сына Никиты и албазинца (потомка казаков, попавших в плен к китайцам. - Авт.) Моисея - в течение двух лет устраивались устные чтения. Слушатели пересказывали понятый ими текст, а архимандрит Гурий исправлял его, если перевод был сделан неверно. В последствии упомянутые Никита и Моисей выступили в роли корректоров. О процессе напечатания своего перевода отец Гурий сообщал в 1864 г. редактору "Иркутских епархиальных ведомостей": "Надо приготовить список для писца; напишут - я должен проверить. С этого списка другой художник напишет полууставом, как должно быть напечатано в книге. Новая поверка: нет ли пропусков, все ли крючки и точки на месте, верно ли сделаны переносы. Резчик берет этот лист, накладывает на доску и по писанному вырезывает. Но и в этой работе не без ошибок. Лист накладывается на доску так, что все буквы приходятся наоборот. Поэтому резчик с самостоятельным взглядом на вещи, которому никакой оригинал не указ, иногда такую поставит букву, которой ни по каким законам быть не следует. Новые хлопоты; и так ежедневно".

Далее следовало получить разрешение Святейшего Синода на использование перевода в практике Миссии. До этого архимандрит Гурий предпочитал особенно не распространяться о своей работе. Санкция духовного ведомства была получена, когда автор перевода уже вернулся на родину - в 1866 г. Однако в соответствии с указаниями ветерана Российской Духовной Миссии архимандрита Аввакума (Честного), весьма приближенного к правительственным кругам в Санкт-Петербурге, было приказано внести некоторые поправки. Архимандрит Гурий с огорчением писал по этому поводу обер-секретарю Святейшего Синода: "Китайцы были очевидцы того, что я для проверки своего перевода пригласил целую комиссию ученых и этою поверкою лично с ними занимался два года. Никто не поверит, что ученый китаец знал китайский язык хуже отца Аввакума... Хорош будет кафтан из китайского атласа, когда пришьют к нему лоскут красного сукна российского произведения".

Если отец Исаия с течением времени все более и более упрощал язык своих переводов, то архимандрит Гурий предпочитал классический язык, передавая текст не слишком близко к подлиннику. Мы можем отнести его перевод Нового Завета к группе вэньли. После 1864 г. текст этот длительное время не переиздавался, о нем постепенно забыли. Так, И. Коростовец в историческом очерке, посвященном Российской Духовной Миссии, вообще не упоминает о его существовании. Необходимо отметить, что и в наше время переводческие труды отца Гурия не вызвали пристального внимания исследователей.

Следующий этап в составлении православных переводов Нового Завета связан с деятельностью архимандрита Флавиана (Городецкого, впоследствии митрополита Киевского и Галицкого). Он впервые прибыл в Китай в 1874 г. и тогда же приступил под руководством выдающегося китаеведа отца Палладия (Ка-фарова) к переводу кратких разъяснений к Евангелию. Возглавив 16-ю Миссию (1879-1883), отец Флавиан решил ввести богослужение на китайском языке, для чего были пересмотрены многое старые переводы иеромонаха Исаии, а также сделаны новые. При участии иеромонахов Николая Адоратского и Алексия Виноградова, а также священномученика Митрофана (Цзи) был завершен перевод воскресных служб Октоиха с греческого на китайский классический язык. В редактировании участвовали миссийский учитель Осия и переводчик Евмений. Примерно в это же время были завершены переводы чинопоследований всех двунадесятых праздников, Страстной и Светлой седмиц, Литургий Иоанна Златоуста, Василия Великого и Преждеосвященных Даров, а также Часослова.

Был пересмотрен гуриевский перевод Евангелия и издан заново в 1884 г. Не останавливаясь здесь на анализе текстологических различий, отметим лишь, что евангельский текст в новом издании перемежался краткими разъяснениями, набранными мелкими иероглифами. В дальнейшем тенденция к составлению подстрочных толкований сохранялась. Переводчики констатировали большие трудности, касавшиеся передачи богословских понятий, особенно догматических истин о Пресвятой Троице, таинстве воплощения и др.

При изучении различных переводов Священного Писания на китайский язык ученые стараются проследить влияние одних текстов на другие. В настоящее время мы не располагаем сведениями о том, какими материалами пользовался архимандрит Гурий. Относительно архимандрита Флавиана имеется свидетельство отца Николая Адоратского, что в работе использовался перевод, сделанный С. Шерешевским.

Последний православный перевод Нового Завета был сделан в начале XX в., в период 18-й Миссии, которую возглавлял Преосвященный Иннокентий (Фигуровский), епископ Переяславский, а впоследствии митрополит Пекинский и Китайский. При нем издательская деятельность Российской Духовной Миссии приобрела особо широкий размах. Были вновь набраны и переизданы старые переводы, например в 1911 г. вышел Апостол в переводе архимандрита Гурия. Заново был переведен Требник. К 1910 г. был завершен перевод Четвероевангелия.

Перевод Преосвященного Иннокентия фактически представляет собой Евангелие с подстрочным развернутым комментарием. Был сделан серьезный шаг в сторону модернизации языка. Текст значительно приближен к современному разговорному языку, что выражается, в частности, в использовании новой лексики. Отличительной чертой словаря языка байхуа является обилие двухсложных слов, представляющих пары иероглифов. В то же время еще встречаются служебные частицы и грамматические обороты классического языка вэньянь.

К сожалению, трагические события 1917 г. в России прервали миссионерскую работу Российской Духовной Миссии, все свои силы обратившей на окормление соотечественников, нашедших временный приют в Китае, спасаясь от большевистских преследований.

Нам неизвестно очень многое о том, как работали православные переводчики Нового Завета. Нет возможности ответить на вопрос, пользовались ли они греческим текстом (и если да, то каким его изданием) или работали исключительно с церковнославянским и русским. Не знаем мы и того, насколько широко учитывался опыт католических и протестантских переводчиков.

Надо признать, что названные трудности испытывают и исследователи других китайских переводов Священного Писания. Для выявления взаимозависимости между текстами шведский пастор Т. Странденас предложил использовать сравнительный анализ наиболее репрезентативных отрывков. В своем исследовании он таким образом сравнил несколько переводов отрывка из Евангелия от Матфея (5:1-12): двух католических - старинного, сделанного Ж. Бассе, и современного, подготовленного орденом францисканцев, а также трех протестантских - Р. Мор-рисона, "Версии делегатов" и современный китайский перевод.

Мы можем здесь добавить к этому анализу три православных перевода (архимандрита Гурия - А; архимандрита Фла-виана - Б; епископа Иннокентия - В), чтобы указать на некоторые моменты сходства или различия, а также проиллюстрировать, сколь сложной была работа миссионеров.

Во-первых, перевод имен собственных, как правило, отражает фонетическое влияние того языка, с которого делался перевод. В связи с этим, например, китайская транслитерация имен в католических изданиях традиционно соотносится с Вульгатой. В большинстве же протестантских изданий заметно влияние английской Библии, известной под названием "Библия Короля Якова" ("King James Version"). В православных переводах очевидно церковно-славянское звучание. В Евангелии от Матфея (5:1) А и Б начинаются со слова Иисус Христос - Иисусы Хэлисытосы, тогда как в других переводах этот стих начинается словом Есу. Только в В используется слово Господь [чжу] для замены "Он" русского текста и "Ему" церковно-славянского.

Во всех текстах (А, Б и В) Господь обращается к ученикам, одинаково переводимым как мэньту, что совпадает с ино-славными переводами. Передача на китайском языке начала заповедей блаженств в А и В несколько отлична. Хотя А и В не отступают от обыкновения использовать традиционный китайский словарь, а именно переводить "блаженство" как фу,т. е. счастье и благоденствие (то же встречаем и у Р. Моррисона, и у "Версии делегатов", и в католических текстах). Однако в В заметно намерение отразить по-китайски ту точку зрения, что заповеди блаженств являют собой чреду торжественных обращений: "Блаженны вы...". Поэтому в Евангелии от Матфея (5:4-11) каждый стих начинается с фуцзай, т.е. с двух иероглифов, обозначающих соответственно счастье и восклицание. Что касается Б, то здесь "блаженны" - это те, кто "нарекутся радостными" (чэнлэ). Соответственно и изменена структура предложения в каждой заповеди, заканчивающейся указанием на блаженство, например нищих духом. Последние, кстати, переданы А как "имеющие недостаток Божественности" (шэньпинъчжэ), что далеко от евангельского смысла. Б передает это понятие как "скромные сердцем" (синьцянъчжэ), а В - как "скромные" или "не гордые" (сюйсиньжэнь). Понимание плачущих как проливающих слезы характерно для А и Б, тогда как В ближе по пониманию к переводу "Версии делегатов", т.е. говорит о плачущих в состоянии душевного сокрушения.

Значительно больше вариантов и трудностей с переводом слова "кроткие". А говорит о "хороших и добрых" (ляншань), Бо "теплых и добрых" (вэньлян) и, наконец, В - о "теплых и мягких" (вэньжоу), опять же в соответствии с переводом "Версии делегатов".

Как мы видим, в различных переводах тексты дают почву для разного понимания Священного Писания.

Что касается фундаментальной богословской терминологии, то в православных переводах Бог переводится в А и Б как "Господин Неба" (тяньчжу). То же обнаруживаем и в современном католическом переводе, тогда как Р. Моррисон использует слово шэнь, обозначающее по-китайски любого бога или духа языческого пантеона. Что касается В, то тут использовано слово из традиционного китайского словаря - шанди, т.е. "небесный император". Царствие Небесное универсально переводится во всех текстах как тяньго, т.е. используется слово, также имеющее глубокие корни в традиционной китайской идеологии и национальном мифологическом сознании.

Итак, из самого поверхностного обзора мы видим, что выполненные отечественными миссионерами переводы Нового Завета хотя и не были полностью оторваны от инославных текстов, однако отличаются от них самостоятельностью.

Опубликовано в кн. "ИЗ ИСТОРИИ ХРИСТИАНСТВА В КИТАЕ", Москва, 2005


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]