Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
16-10-2008 17:34
 
Валерий Емельянов. РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ ПО-НИЖЕГОРОДСКИ. Под вывеской курса истории религии нам пытаются подсунуть все те же "Основы православной культуры"

Как известно, российские мусульмане, выступая противвведения в российских школах ОПК или иного курса, в той или иной форме преподающего практически исключительно основы православия, выступали за замену его на курс по основам мировых либо всех традиционных религий России. Такой экспериментальный курс для 8-9 классов общеобразовательных школ под названием "Религии России" апробируется в школах Нижегородской области. Курс вызвал позитивный отклик в учебно-педагогических кругах, а также среди представителей РПЦ МП. Однако со стороны мусульман в лице заместителя председателя Духовного управления мусульман Нижнего Новгорода, члена Общественной палаты региона Дамира Мухетдинова последовала резко негативная реакция на этот курс. Дамир-хазрат даже утверждал, что в курсе содержится унизительное для мусульман сравнение ислама с "сектами" и объявил о возможности судебного разбирательства в связи с появлением данного курса. Чуть позднее сам Дамир Мухетдинов опубликовал на портале "Ислам в Нижнем Новгороде" свой анализ предлагаемого курса в той части, где говорится об исламе.На этом ресурсе вывешены также пособие для учителя, хрестоматия по данному курсу, а также сетка часов, отведенных на изучение каждого из его разделов.

Можно понять горячность молодого имама. Понятно, что ему за ислам обидно. Однако, как юрист, автор этих строк полагает, что собранные аргументы и доказательства не вытягивают на состав преступления. Зато материала по жесткой критике научного и общественного характера по отношению к предлагаемому курсу хоть отбавляй, и в дополнение к аргументации Дамира-хазрата позволим себе высказать ряд собственных соображений.

Верно подмечено, что на изучение православия отведено значительно больше часов, нежели на многие другие религии, в том числе и ислам (православие обстоятельно изучается в течение 19 часов, в то время как на ислам отводится всего 10). Между тем, одной из главных задач светского, научного курса по сравнительному изучению религий является как раз равномерная подача содержательных объемов учебного материала, что является и определенным залогом мировоззренческой нейтральности подобного курса.

Обращает на себя внимание и то, что содержание курса крайне плохо методически организовано. Свидетельство тому – хрестоматия по курсу, содержащая выдержки из источников различного уровня сложности восприятия. Большинство цитат взяты из детской энциклопедии, но также есть отрывки из философского произведения Владимира Соловьева "Три цели", полностью изложены исламская декларация прав человека и ряд других источников по общественно-религиозной тематике. Надо сказать, что не все они доступны для адекватного понимания даже авторов данного курса и, тем более, школьников 9-го класса, для которых данный курс предмет не профилирующий и не дисциплина для специализации. Кроме того, наводит на мысль, что многие материалы поданы с явно тенденциозной подоплекой. Например, говоря о различных мазхабах (богословско-правовых школах) авторы приводят цитату, относящуюся кбуквалистско-ортодоксальному ханбалитскому мазхабу, в то время как абсолютное большинство российских мусульман традиционно принадлежат к ханафитскому мазхабу. Ханбалитский же распространен, прежде всего, на Аравийском полуострове, именно его придерживаются пресловутые "ваххабиты". Может быть, авторы курса имели косвенное намерение довести до учащихся "гениальную" идею видного российского исламоведа о том, что большинство российских мусульман ныне составляют эти страшные "ваххабиты" и те молодые мусульмане, которые отправляются на учебу за рубеж и непременно будут там завербованы в "ваххабизм". Наконец, представленные здесь источники, совершенно очевидно, призваны подчеркнуть зависимое положение женщины в мусульманском обществе.

Но особенную реакцию вызывает книга для учителя по предлагаемому курсу, которая из-за отсутствия учебника является основным источником фактической информации, как для учителей, так и для учеников. Уже первые абзацы главы об исламе напоминают нам, что марксизм жив, что он не догма, а живое руководство к действию, в том числе и к написанию пособия по истории религий России. Все сложные и тонкие предпосылки возникновения ислама сводятся авторами к междоусобной борьбе кочевых и оседлых племен Аравии, опасности внешнего вторжения и низкому уровню экономического развития. И резюмируется все это, кстати, классическим марксистским тезисом: "В исторических условиях Средневековья выработать новые идеи, которые могли бы объединить племена, способствовать созданию централизованного государства, смягчить социальные противоречия, было возможно лишь в рамках новой религиоз­ной идеологии. Ею и стал ислам". Заметим, что это серьезная методологическая неувязка, ведь понимание религии как идеологии существует лишь в марксизме, причем в его вульгарной форме. Кроме того, авторы ничего не говорят о морально-этических предпосылках ислама, о той ужасающей нравственной атмосфере, которая царила в "счастливой Аравии" накануне начала призыва Благословенного Пророка. Интересно было бы посмотреть главу о христианстве вообще и православии в частности. Если явление Христа народу там тоже объясняется подобным образом как противоречие между производительными силами и производственными отношениями, то тогда становится совершенно непонятной положительная реакция РПЦ МП на этот курс.

Авторы подчеркивают значимость личности пророка Мухаммада, однако делают это в весьма больно задевающем чувства мусульман ракурсе. Ислам именуется "провинциальным движением, близким к иудейско-христианским сектам", ставшим всемирной религией исключительно "благодаря личности пророка". Это уже не марксизм, а скорее сентенция из лексикона христианских и иудейских полемистов с исламом. Помимо того, что понятие "секта" имеет устойчиво негативный смысл в современном религиоведческом лексиконе, сам по себе такой подход научно несостоятелен. Строго говоря, под определение "иудео-христианская" может подпасть разве что упомянутая в Коране община сабиев, исповедующая синкретичный синтез ритуальных элементов иудаизма и ислама. Однако ее непосредственное влияние на формирование ислама было минимальным. Куда более тесно мусульмане соприкасались с восточными церквами несториан и яковитов, в отношении которых как религиозной, так и светской наукой термин "секта" не употребляется. Они именуются дохалкидонскими, либо древневосточными церквами. Что касается иудаизма, оказавшего наиболее тесное историческое влияние на ислам своим строгим монотеизмом, то отметим, что разделения на "секты" в нем тоже отсутствовало. Правда, тогда уже сформировался раввинистический учительный иудаизм, было завешено составление Вавилонского и Иерусалимского Талмуда, однако движению караимов, отрицающих талмудизм и опирающихся исключительно на Тору, еще предстоит появиться столетие спустя после явления пророка Мухаммада. Зато среди иудеев Аравии было другое явление, отголоски которого мы находим в коранических текстах. Многие мудрствующие раввины, особенно в Аравии, часто представляли свои интерпретации Священного Писания как непосредственно само Священное Писание. Однако это уже предпосылки иного плана, пресловутые "иудео-христианские секты" здесь ни при чем. Наверное, более плодотворным, более научно обоснованным и более воспитывающим чувство единства и гармонии между религиями был бы показ ислама через дискурс развития общесемитического аврамического монотеизма, другими направлениями эволюции которого являются современные формы иудаизма и христианства. А сведение всего к простой формуле заимствований из иудаизма и христианства не что иное, как вульгаризация и профанация.

Еще одна замеченная грубая ошибка. В перечне священных книг ислама называются две: Коран и Сунна. Дяденьки и тетеньки, педагоги и религиоведы нижегородские, нет такой книги­ - "Сунна". Есть сборники хадисов, содержащие высказывания и описания конкретных действий благословенного Пророка. И вот содержание этих хадисов, а также понимание их верующими и следование им и составляет сунну.

Описание многих ключевых положений религии ислама преследует цель создать представление о ней как о начетническом учении, основанном на некоем согласованном единомыслии. И, наверное, не случайно авторы курса обратились именно к ханбалитскому мазхабу, который на деле является лишь одним из многих. Таким образом, учащимся никак не узнать того, что ислам это, в первую очередь, - религия индивидуального общения со Всевышним, индивидуального поиска истины.

Замечаний к данному курсу хватит, пожалуй, не на одну статью. Поэтому ограничимся предложениями. Лет пятнадцать назад имелись попытки создания подобного курса, в котором каждая религия сама бы о себе рассказывала, то есть разделы о той или иной религии были бы написаны ее последователями, имеющими определенную академическую подготовку и свободными от впадания в узкополемический раж. Тогда очень мешало то, что таких людей было еще очень мало. Сейчас их достаточно, и, может быть, есть смысл вернуться к подзабытому подходу. А иначе под вывеской курса истории религии нам вполне могут подсунуть несколько рафинированный и завуалированный ОПК, что, видимо, и имеет место в нижегородском случае.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]