Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
15-11-2002 18:30
 
Сергей Бурьянов. СВЕТСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НА АЛТАРЕ САКРАЛИЗАЦИИ ВЛАСТИ

Становится очевидным, что реализация конституционных прав в области свободы совести находится в глубоком, системном кризисе. С одной стороны, эта сфера взаимосвязана с иными системами государства и общества, пораженных системным кризисом. С другой – кризису подвержены все уровни, на которых формируется реализация свободы совести – науки и образования, законотворчества, правоприменения.

Не вполне адекватная научная разработанность в сочетании с политическими интересами властных групп и экономическими интересами конфессиональной бюрократии (в основном из числа считающих себя "традиционными")фактически предопределили формирование не адекватного законодательства и, как следствие, соответствующего правоприменения.

То что "определенные" конфессии, уже де-факто превратились в административный ресурс власти, позволяющий манипулировать индивидуальным, общественным и массовым сознанием, увы, свершившийся факт. Но сакрализация (освящение) власти некой "конфессией большинства" далеко не всегда очевидна, тем более что маскируется заботой о духовности и нравственности. В результате, чтобы ни творилось в России – перманентный экономический кризис, коррупция, война в Чечне, вымирание населения – россияне все равно просто любят власть, отдаваясвои голоса ее представителям во время выборов.

Одним из главных составляющих современной версии сакрализации власти, как и в прежние времена, является клерикализация органов власти и государственного управления, армии, силовых структур и, наконец, системы государственного образования.

Следует отметить, что состояние образования вообще, и государственной компоненты, в частности, уже много лет является предметом дискуссии, а реформы признаны предметом насущной необходимости. Однако современные тенденции трансформации государственной системы образования представляются, мягко говоря, необычными с точки зрения действующей Конституции РФ и, особенно, в контексте перспектив формирования гражданского общества в России.

В тоже время, эти тенденции вполне закономерны с учетом доминирующих тенденций в области самодовлеющих отношений Российского государства с религиозными объединениями. А упомянутые отношения движутся в антиконституционном направлении "специального" законодательного выделения "традиционных религиозных организаций" ("ТРО") с наделением последних "специальными" льготами и привилегиями. В том числе и в сфере образования светского государства Россия.

Не смотря на то, что термин "ТРО" в качестве правового (де-юре) пока оформить не удалось, отмечены попытки ввести его фактически (де-факто) и придать клерикализации государственной системы образования ударные темпы.

Как обычно, "дали добро" с самого верха. 10-11 октября 2002 г. на федеральном уровне состоялась научно-практическая конференция "Взаимодействие государства и религиозных объединений в сфере образования". Ее организаторами выступили, ни много, ни мало, полномочные представители Президента Российской Федерации в Центральном, Приволжском и Южном федеральных округах, Министерство образования Российской Федерации, Комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Межрелигиозный Совет России.

Последний, судя по всему, был заявлен для приличия – фактически конференция была посвящена решению тактических вопросов взаимодействия РПЦ МП с государством в сфере образования. В частности, наряду с региональными чиновниками, было отмечено значительное присутствие представителей епархий РПЦ. Поэтому сложилось впечатление, что главная задача конференции – развернуть клерикализацию государственной системы образования на региональном уровне.

По крайней мере, по тону выступлений государственных чиновников категории "А" было ясно, что стратегические вопросы федерального уровня давно были решены, что и было закреплено "черным по белому" в проекте резолюции конференции – "обобщая опыт взаимодействия религиозных организаций с федеральными и региональными органами государственной власти Российской Федерации, участники конференции отметили следующее: стратегические цели деятельности Российского государства и традиционных религиозных организаций народов России в сфере образования, направленные на духовно-нравственное просвещение населения, развитие институтов гражданского общества и укрепление российской государственности, полностью совпадают".

Лейтмотивом конференции стал краткий, но емкий тезис, также закрепленный в проекте резолюции: "Образовательная деятельность традиционных религиозных организаций, осуществляемая в интересах всего российского общества, нуждается в помощи государства".

Среди конкретных направлений взаимодействия религиозных организаций (читай РПЦ МП) и государства в сфере образования: подготовка специалистов в сфере изучения религии и религиозной культуры в образовательных учреждениях разных типов и профессионального религиозного образования; участие в широком спектре социально значимых проектов, особенно ориентированных на детей, подростков и молодежь.

В рекомендациях конференции, наряду с техническими моментами прослеживаются следующий приоритет – совершенствование законодательной базы для широкого партнерства государства и религиозных организаций в сфере образования с привлечением представителей религиозных организаций к участию в разработке нормативно-правовых актов.

Министерство образования РФ очередной раз заручилось поддержкой, своей не вполне конституционной деятельности по "интеграции в систему образования общезначимых ценностей религиозной культуры, в том числе путем разработки научного и учебно-методического обеспечения преподавания учебных предметов и курсов традиционной религиозной культуры в светской школе", которая "способствует становлению различных форм изучения традиционной религиозной культуры в системе государственного и муниципального образования, удовлетворению социального запроса на получение образования в соответствии с ценностями национальной культуры".

Как известно, договор "О сотрудничестве Министерства образования РФ и Московской Патриархии РПЦ" был заключен еще в августе 1999 г. Среди целей договора: оказание поддержки православного образования; осуществление экспертизы и совместное издание учебной литературы; создание совместных телевизионных и радиовещательных образовательных программ; противодействие осуществляемой в образовательных учреждениях и в СМИ деятельности представителей тоталитарных и деструктивных сект и культов.

Заключению вышеупомянутого договора предшествовало совместное письмо от 21. 01. 1999 г. Патриарха Алексия II, Президента РАН Осипова Ю.С., Президента РАО Никандрова Н.Д., Ректора МГУ Садовничего В.А. в адрес министра общего и среднего образования РФ Филиппова В.М. В частности, они призвали решать насущные проблемы образования и воспитания опираясь на противоречащий Конституции РФ и действующему законодательству,но "разумный эксперимент", уже начатый в ряде регионов. Уважаемые авторы, искренне заботясь о возвращении нашего народа к нормам христианской морали и противодействия "антигосударственной образовательной деятельности сектантства, которое становится подлинным государственным бедствием", поднимают вопрос необходимости улучшения действующего законодательства об образовании. Очевидно, чтобы хоть задним числом узаконить вышеупомянутый "эксперимент".

Таким образом, в некоторых регионах, например Курской, Белгородской и Смоленской областях, преподавание конфессионально ориентированных дисциплин в рамках общеобразовательной программы государственных средних школ велось еще до заключения вышеупомянутого договора.

По поводу проблем в связи с преподаванием религиозных и церковно-ориентированных дисциплин православными священнослужителями даже существует письмо патриарха РПЦ Алексия II № 5925 от 9 декабря 1999 г. В данном письме он поручает епархиальным управлениям наладить преподавание курса "Основ православного вероучения" в государственных учебных заведениях. В случае возникновения трудностей вышеупомянутый курс предлагается называть как "Основы православной культуры".

Приказом Министерства образования № 686 от 2 марта 2000 г. в государственный классификатор образовательных направлений и специальностей внесен стандарт по специальности "теология", разработанный при участии Свято-Тихоновского богословского института. Направление "теология" было утверждено приказом зам. министра образования еще в 1993 г. Следует особо отметить, что в России никогда ранее не было дисциплины с таким названием. В переводе с греко-латинского "теология" это и есть "богословие".

Очевидно, что это новое название ввели, чтобы скрыть от широкой общественности явно антиконституционный характер введения богословия в государственную систему вузовского образования. В тоже время, введение стандарта "теология" только для конфессиональных учебных заведений позволило бы поднять в них уровень образования, который по утверждению самих богословов, оставляет желать лучшего.

Без каких либо стандартов в государственных вузах некоторых регионов (например, в Алтайском крае, Омской, Тверской, Ивановской областях) много лет действуют кафедры и факультеты богословия на основе местных епархий РПЦ,что противоречит Конституции РФ и ФЗ "Об образовании", предусматривающих светский характер учебного процесса в государственных образовательных структурах. Первым стал Омский университет, в котором еще летом 1994 г. на специальность теология было набрано 25 человек.

Несмотря на то, что в вышеупомянутом стандарте лукаво говорится о светском характере подготовки специалистов теологии, она носит ярко выраженный конфессиональный характер – "теологии вообще" не бывает. А без конфессионального выбора студента процесс обучения теологии просто не имеет смысла. Очевидно, что стандарт "теология" должен иметь отношение только к конфессиональному образованию.

По тексту стандарта "предметом теологии являются накопленные в течение длительного исторического срока религиозный опыт, памятники религиозной культуры, а также интеллектуальное и духовное богатство". Специалисты теологи должны будут осуществлять свою профессиональную деятельность в государственных и муниципальных образовательных учреждениях как преподаватели; в воспитательной работе с детьми и молодежью и в группах социальной адаптации и реабилитации; в составе экспертных комиссий и в качестве независимых экспертов.

Удивительно, но факт – под светским характером чиновники Минобразования полагают отсутствие культовых обрядов в процессе обучения и то, что "образование специалистов теологии не преследует цели подготовки священнослужителей". В тексте государственного теологического стандарта говорится, что "конфессиональная специфика подготовки специалиста теолога учитывается прежде всего за счет дисциплин конфессиональной подготовки, который разрабатываетсяпо предложению конфессии на основе утвержденного инвариантного макета, исходя из общего количества часов, отведенных на его изучение". Цикл дисциплин конфессиональной подготовки (ДКП) составляет только в явной форме более трети (3653 часа) из общего массива (9623 часа).

Как следует из того же текста государственного стандарта, а именно раздела "Требования к разработке и условия реализации основной образовательной программы подготовки выпускника по специальности 020500 теология", при разработке своей основной образовательной программы высшее учебное заведение имеет право "устанавливать необходимую глубину преподавания отдельных разделов дисциплин, входящих в циклы гуманитарных и социально-экономических, математических и естественнонаучных дисциплин в соответствии с профилем цикла дисциплин конфессиональной подготовки".

В зависимости от того, кто и как будет преподавать, реальная конфессионо- ориентированная подготовка может увеличиться за счет общепрофессиональных дисциплин (ОПД) – на 2295 часов; гуманитарных и социально-экономических дисциплин (ГСЭ) на 1800 часов и факультативов (ФТД) на 450 часов. Условно будем считать, что общематематические и естественнонаучные дисциплины (ЕН), еще 550 часов не станут преподавать на конфессиональный лад. Но в случае чего, удивляться не стоит.

Вот такая вот конфессиональная светскость получается. Хотя на вышеупомянутой конференции на полном серьезе говорилось о "светском религиозном образовании" (!), подразумевая "изучение религии и религиозной культуры в образовательных учреждениях разных типов".

С юридической точки зрения максимально корректным является определение светского характера как мировоззренчески нейтрального, равноудаленного, безоценочного. То есть не отдающего предпочтения вообще никакому мировоззрению: религиозному, атеистическому, иному. В данном контексте, следует отметить, что исторически сложившееся разделение мировоззрений на "религиозное" и "антирелигиозное", и соответственно людей их разделяющих на "верующих" и "неверующих", в принципе не имеет права на применение в современной правовой системе, как неправовое.

Подготовка теологов в государственных вузах предполагается за государственный счет. Они нужны для преподавания конфессионально ориентированных предметов в государственной общеобразовательной школе, также за счет государства. Налицо вопиющая подмена. Законодательно закрепленное право каждого на религиозное образование подменяется некой антиконституционной обязанностью государства финансировать конфессиональное образование для избранных религиозных организаций, и к тому же в рамках государственной системы.

Указанные тенденции ведут к тому, что "нетрадиционно" верующих не только ограничат в правах на религиозное образование, но и вместе с остальными инакомыслящими налогоплательщиками фактически заставят оплачивать конфессиональное образование, а фактически в конечном итоге сакрализацию власти. Нечто подобное было до 1917 г., но уроки истории похоже на пользу не пошли и Россия опять наступает на старые конфессиональные грабли.

Анализ российской истории конца ХIX - нач.ХХ в.в. позволяет говорить об упадке религиозного образования в общеобразовательной школе, обусловленным во многом, его обязательностью. А в российских университетах никогда не было богословских факультетов, т.е. в структуру высшей школы богословское образование вообще никогда не входило. Очевидно, что навязывание конфессионального образования государственной школе не станет благом для ни для церкви, ни для общества.

Тем не менее, весьма значительная роль в вышеупомянутых антиконституционных тенденциях играет ПРЦ МП, но обвинять ее бесполезно – для организации, естественным образом считающей себя ближе остальных к истине это обычная позиция, свойственная каждой религиозной организации. А вот для государства, декларирующего себя демократическим, правовым, светским это явно антиконституционная политика, имеющая целью, как уже говорилось выше, сакрализацию власти.

Сакрализация власти, одним из элементов которой является клерикализация государственной системы образования, прикрывается симуляцией заботы о духовности, нравственности и т.д. В тоже время исторический опыт, в том числе кровавый ХХ-го просвещенного века, свидетельствует, что неограниченная власть характеризуется самой вопиющей безнравственностью и бездуховностью. Сакрализация власти явно направлена против демократических сдержек и противовесов, призванных ограничить власть.

На фоне вымирания населения самой циничной выглядит симуляция заботы о демографии и семье. Конференция полпредов Президента РФ рекомендует "министерствам образования и культуры, соответствующим органам управления субъектов Российской Федерации спланировать и осуществить конкретные меры, направленные на воспитание у детей и молодёжи уважительного отношения к институту семьи, ориентации на создание в будущем устойчивой многодетной семьи, традиционные духовно-нравственные ценности в сфере брачно-семейных отношений". История со всей кровавой наглядностью показывает, что манипулирование сознанием и неограниченная власть является самой большой угрозой для человека и семьи.

Желание властных групп остаться у власти навсегда понятно – только жить нормально начали, машины с мигалками ... а тут опять выборы. Уходить неохота, а народ вымирает, бюрократия плодится, экономика тухнет, в том числе и инвестиционный климат никакой. Поэтому, в качестве одного из средств решения проблемы, наряду с обычным административным ресурсом, как метко заметили авторитетные телеведущие (кстати, финалисты ТЭФИ-2002) Хрюн Моржов и Степан Капуста, они хотят переделать весь электорат в паству. А с пастырями, судя по всему, уже договорились.

Необходимым условием принадлежности религиозных организаций к институтам гражданского общества является их не зависимость от даров государства. В противном случае религиозные организации становятся придатком государства и идеологическими служанки власти. Сращивание государства и церкви в России зашло далеко, если власть говорит о духовности, а церковь о деньгах.

Конечно, американцы нам, имеющим многовековую историю, не указ, но в одном из своих постановлений Верховный Суд США справедливо отметил, что "союз власти и религии ведет к разрушении власти и деградации религии".

Основа подлинной демократии и стабильности в обществе отнюдь не использование религии в политических целях и сакрализация власти, на основе протаскивания государственных вероисповедных предпочтений, а реальное воплощение в жизни общества и государства комплекса конституционных принципов, составляющих основу строя.

Естественно наивно было бы полагать, что реализация упомянутых принципов автоматически решит все проблемы. Но без их реализации у России вообще нет никаких шансов.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2018. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]