Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
04-03-2013 13:50
 
Профессор Анатолий Красиков. ЖДАТЬ ОСТАЛОСЬ НЕДОЛГО. К чему пришло «православно-католическое сближение» при Бенедикте XVI?

Автор – руководитель пресс-службы президента РФ в 1992-96 гг., глава Центра изучения религии и обществе Института Европы РАН

Неожиданное добровольное отречение от престола высшего руководителя Римско-Католической Церкви и Государства Град Ватикан Бенедикта XVI повергло в состояние шока не только самую крупную христианскую церковную институцию планеты, но и всё международное сообщество. Первой реакцией религиозных лидеров и государственных деятелей, людей верующих и неверующих, было: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда».

Оказалось, может. Среди многочисленных откликов на уникальное событие в Ватикане отметим реакцию уважаемого мной митрополита Волоколамского Илариона (Алфеева): «В нашем мире, где не имеющие власти отчаянно пытаются овладеть ею, а те, кто обладает ею, пытаются не потерять её любой ценой, тихий голос предстоятеля самой многочисленной в мире христианской церкви, говорящего о том, что он добровольно отказывается от своих полномочий,… звучит вразрез с распространённым образом мышления».

Невольно вспоминается, как – и какими методами – пытался увековечить свою диктатуру самый жестокий правитель всех времён и народов Сталин, ушедший в мир иной ровно 60 лет назад. И как цеплялись за власть его преемники: тяжело и безнадёжно больные Брежнев, Андропов и Черненко. И, наконец, какую юридическую уловку использовали для достижения той же цели нынешние, пока ещё сравнительно молодые, руководители российского государства, договорившиеся за спиной избирателей, формально не нарушая Конституции, меняться местами после каждых разрешённых законом двух сроков непрерывного пребывания в Кремле.

Предвижу вопрос: а как тогда оценить длительность понтификата Кароля Войтылы? Ведь он тяжело страдал от множества болезней и всё же донёс свой тяжёлый крест до естественного конца. Ответ прост: он не нашёл в себе сил проигнорировать знавшую всего несколько исключений (и то давным-давно) традицию католичества – пожизненную миссию понтификов. И, к тому же, до последних дней жизни мог рассчитывать на «подстраховку» со стороны будущего преемника - Йозефа Ратцингера, который на рубеже XX и XXI веков взял на себя решение множества проблем католической Церкви и Государства Град Ватикан.

Иоанн XXIII, Павел VI, два Иоанна Павла, Первый и Второй, - все они были привержены идее восстановления «единства христиан, утраченного тысячу лет назад», в 1054 году. Ради достижения этой цели Иоанн Павел II был готов даже покуситься на «святую святых» католической Церкви – догмат, согласно которому папство обладает «первенством надо всем на Земле». В том числе и юридическим первенством. В 1995 г. Папа Войтыла сообщил Патриарху Константинопольскому Димитрию, что готов вступить в диалог с православными, чтобы попытаться совместными усилиями «найти такие формы исполнения этой миссии, в которых могло бы осуществляться признанное и теми, и другими служение любви». Добавив: «Это величайшая задача, от которой мы не вправе отказаться и выполнить которую мне одному не по силам».

Формально согласившись на такой диалог, православное священноначалие не было, однако, готово вернуться на «исходные позиции первого тысячелетия». Его больше волновал вопрос о первенстве внутри собственной конфессии, где «первый по чести» Константинопольский патриархат уже пять с половиной столетий существует сам по себе, вне бинома «Церковь – государство», а обладающий реальными финансовыми и политическими возможностями «Третий Рим» занимает всего лишь пятое место в диптихе (списке протокольного старшинства) автокефальных (самостоятельных) церковных институций.

Оказалось также, что к этому не были готовы и высшие руководители римо-католичества – ближайшие коллеги Папы-поляка. В разгар юбилейных торжеств 2000 года РКЦ и РПЦ МП практически одновременно объявили о том, что, как и ранее, считают – каждая себя саму – монопольной хранительницей Истины в последней инстанции. Бенедикт XVI не стал по инерции продолжать движение по «заколдованному кругу» в то время, как большинство членов Церкви верит, что круг может быть превращён в прямую линию, ведущую к исполнению завета Христа: «Да будут все едино». Думаю, что осознание ирреальности возникшей ситуации приносило ему даже больше страданий, чем физическое недомогание, вызванное естественным старением человеческого организма. И надо отдать ему должное. При нём отношения между «Первым» и «Третьим Римом» начали отклоняться от проторенной дорожки, хотя и вымощенной благими намерениями, но бесперспективной на нынешнем отрезке времени.

Мы, правда, так и не дошли до личной встречи высших руководителей двух Церквей, которая уже самим своим фактом позволила бы снять многие стереотипы взаимного восприятия католиков и православных, накопившиеся после их разделения тысячелетней давности. Но сработало, видимо, то обстоятельство, что Йозеф Ратцингер и Кирилл (Гундяев) четыре раза виделись до того, как российский иерарх стал Патриархом РПЦ МП, а затем эстафету двусторонних встреч принял нынешний председатель ОВЦС МП. Результатом этих встреч и бесед стала готовность обеих сторон отложить до греческих календ согласование их богословских разногласий, сосредоточившись на практическом сотрудничестве во имя решения тех задач, которые являются общими для обеих сторон. Участвующим в диалоге богословам дано указание не использовать бранную лексику, которая отныне останется прерогативой непримиримых «эксклюзитивистов».

Что же касается перспектив на будущее, то подождём до выборов нового понтифика. Ждать осталось совсем недолго.

 


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]