Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
12-05-2011 14:55
 
Владимир Можегов. МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ, ИЛИ ПАТРИАРХА – В ПРЕЗИДЕНТЫ. Сценарий перевода политической реальности в плоскость Апокалипсиса

1.

Мысль о том, что Патриарх Кирилл может занять пост президента России, большинству покажется фантастической. Признаюсь, фантастической она кажется и мне. Однако история учит, что в нашей фантастической стране даже самые невероятные прогнозы могут отставать от реальности. Кто мог представить, например, в начале ХХ века семидесятилетнее владычество большевиков? А в 1920-х - что эта власть трансформируется в настоящую империю наподобие империй Грозного и Петра? А в 1980-х – что и она прейдет так же неожиданно, как и явилась на свет?

Сегодня многие пророчат России скорый распад и гибель. Что ж, именно в такой экзистенциальный момент, на грани (или за гранью) катастрофы и воплощаются самые неожиданные идеи. Да и сама идея - не так уж она и нова. Уже в момент восшествия Кирилла на патриарший престол такие мысли "в порядке бреда" посещали многие интеллигентные головы. А Дмитрий Быков даже посвятил новому Патриарху стишки, начинающиеся словами: "Надежда наша – Патриарх Кирилл", в которых, среди прочего, были и такие строки:

Я думаю, что лучше б стало всем,
Когда бы в облачениях собольих
Дополнил он до троицы тандем,
А там, глядишь, и заменил обоих.

Политик он, о да – и пусть себе!
Каким ему и быть при новом строе?
И если выбирать меж КГБ
И РПЦ – я выберу второе…

Конечно, эти милые кухонно-интеллигентские вирши ни на какие политические манифесты и прогнозы не претендовали. Зато именно в них проявляли себя безотчетные мечты – те самые, которые в России всегда и управляют политикой. Разве не Мечта о Светлом Завтра привела к власти большевиков? А затем - переродила их мордатых наследников в квази-демократов (от Гайдара на взмыленном коне до Гайдара на вздыбленном российском бюджете)? И вообще, пора уже осознать, что русская история – никакая не история вовсе, а былинная сказка с неизменным назиданием миру.

В забавной мысли о Кирилле-президенте выражала себя интеллигентская неудовлетворенность настоящим положением дел, ощущение полной несостоятельности всех имеющихся в наличии идей и целей, наконец, туманная жажда чего-то иного и лучшего… Это туманное и светлое каким-то образом и воплотилось в образе Церкви, которая именно ее, интеллигенции, трудами начинала подниматься из руин в 80-е. Правда, к моменту восхождения Кирилла на престол все эти надежды были уже фактически похоронены.

Со смертью Алексия II кончилось советское время с его модернистскими иллюзиями о светлом Завтра, и наступило то самое Завтра – время причудливой постмодернистской реальности, время мечты осуществившейся. Странным образом на горизонте ее сошлись грезы и революционной интеллигенции, и славянофилов-патриотов, и самой Русской Церкви, тысячу лет верно служившей государству. Так отчего же ей в "конце времен" и не воплотиться в форме такой причудливой постмодернистской сказки? В конце концов, разве это не мы были рождены, чтоб сделать сказку былью?

Есть, к тому же, и свежий прецедент (правда, не очень удачный). В 2008 году президентом Парагвая стал католический епископ Фернандо Луго. Ватикан также находился некоторое время в замешательстве перед лицом этого нового для себя факта, но в итоге отправил епископа за штат. Не думаю, что по своему менталитету Россия сильно отличается от Парагвая (разве что многократно превосходит его мощью замысла и размаха свершений).

Наша внутренняя политическая ситуация также все настойчивее подталкивает к нестандартному решению. Сущий властный тандем в явном кризисе. Народ, признавая заслуги ВВП в обуздании олигархического "беспредела" 90-х, видит, что "раб на галерах" выдохся и дальше грести не в силах, над Медведом же открыто глумится. Всем ясно, что в этом слабом растворе формальдегида, откровенно отсылающем к 90-м (и даже к 80-м с их Перестройкой и Ускорением (нынешней Модернизацией)) мумию российской крипто-демократии сохранить невозможно. На фоне нашей бюрократии и жмущихся к Медведу либералов даже мумия Ильича смотрится презентабельней.

Единственным выходом в такой ситуации видится многим гешефт коммунистов (если бы, конечно, не лик Зюганова, намозоливший за последние десятилетия глаза не хуже Маркса-Энгельса). У самых же просвещенных возникает видение русского Пиночета, у которого хватило бы духу свезти провинциальное шапито нашей либеральной интеллигенции, олигархии и бюрократии на центральный стадион им. Ленина и без чрезмерных эксцессов сталинизма вывезти страну из наличного идейного ступора.

Но даже самому просвещенному, обозрев пространство вокруг, ничего похожего на Пиночета или Дэн Сяопина найти не удается. Бездарные десятилетия вымели из политического пространства все живое, крупнее саранчи.

Не может ли случиться так, что в столь очевидном кризисе власти фигура Кирилла вдруг окажется единственно приемлемой? Вряд ли и сам Кирилл с его непомерным властолюбием откажется от такой роли, если она ему будет предложена. РПЦ МП – то единственное (не считая, конечно, олигархии), что сумела вырастить власть за прошедшее двадцатилетие. Так на кого же ей еще опереться в критической ситуации?

2.

Итак, приняв наше фантастическое допущение за одну из вероятностей, попробуем теперь проанализировать наше положение более детально.

Сегодняшняя российская политическая реальность растет из 80-х, когда находящаяся в идейном кризисе система (обещанный в 80-м году Коммунизм заменили Олимпиадой-80 для избранных и Афган с цинковым гробом на каждую улицу - для всех остальных) попыталась сама себя реформировать, потерпев при этом вполне ожидаемую неудачу. В момент катастрофы власть (как это случилось и в 1917-м), попала в руки самых пронырливых. Революция кончилась тем, что советскую номенклатуру первого ряда сменила номенклатура второго-третьего, чей союз с выращенной из ларечников-кооператоров олигархией дербанил и деконструировал пространство бывшего СССР все 90-е (под бодрые речевки декламирующей классика интеллигенции про ворюгу, который нам милей, чем кровопийца).

Когда, наконец, сердце гаранта было шунтировано, и ресурс реформаторов подошел к логическому концу, единственно, что могло спасти положение и активы – поддержка силовых структур (тоже, конечно, к тому времени почти полностью разложившихся). Именно Борис Березовский (одна из самых одиозных звезд прошлого извода власти) привел за руку в Кремль полковника Путина. Способный, исполнительный и умеренный представитель ФСБ, сделавший в 90-е свой маленький бизнес, показался именно тем, кто мог справиться с задачей.

Подобно прежнему союзу номенклатуры и бизнеса между олигархией и силовиками был заключен новый союз. Олигархическое ядро, находящееся в состоянии полураспада, было охвачено кольцом спецслужб и тем поддержано и спасено. Естественно, пришлось потесниться и самим олигархам. Самые одиозные оказались за границей или в тюрьме, остальным были предложены новые условия игры. Деньги, наконец, потекли не только в карманы нуворишей, но и в казну.

Первые пять лет такая политика приносила свои плоды. Страна, пусть и под бдительным полицейским надзором, стала оживать, у народа появились зарплаты и перспективы. Но восстановление "вертикали" означало, прежде всего, возвращение власти госбюрократии, а значит и гиперкоррупцию, и слияние олигархии с национальными монополиями и корпорациями.

Анархический бандитизм, на экзистенциальной энергетике которого жила страна прошлое десятилетие, был окончательно во-государствлен. Функции ОПГ перешли к налоговикам. На месте Кремля, откуда все 90-е раздавалась веселая песнь Хануки, стал возникать грузный, тяжелый, связанный круговой порукой бюрократическо-олигархический монстр.

Встав с колен и окрепнув, новый Голем начал тревожно озираться по сторонам. Его непритязательное глиняное тело необходимо было срочно прикрыть благообразными ризами идеологии. Благожелательный взгляд в сторону РПЦ МП отсюда был уже совершенно неизбежен. Последующие несколько лет явили нам быстрый рост нового колосса. Олигархическое ядро, скованное кольцом спецслужб, начали покрывать золотые латы "Православия". Сегодня кристаллизация тройственного союза Олигархии, Бюрократии и РПЦ МП близка, наконец, к завершению.

Будущее этому триединому союзу видится, вероятно, в каком-то розово-голубом тумане, из которого картинкой из детства выплывают контуры нового СССР. Однако реальные перспективы светлого Завтра-Позавчера России гораздо более плачевны. Сама реальность за двадцать лет мечтаний и метаний полностью обветшала, и сквозь ее зияющие прорывы рвутся зиги и хайли пассионарной молодежи – настоящей, самой что ни на есть реальной, новой, выращенной этими десятилетиями "России молодой".

Мир снова, как в конце 90-х, начинает плыть и уходить из-под ног власти. При том что ни единой новой мысли, ни живой идеи за это время родить не удалось. Столь же бесполой и бесплодной оказалась и либеральная мысль. По своей природе московский интеллигент оказался способен лишь на две вещи – раскачивать и надрючивать какую-нибудь очередную ось-вертикаль или рефлексировать об очередном вечном вопросе: кого сегодня бояться больше – погрома или ОМОНа? И то, и другое в онтологическом плане оказывается все той же бесплодной мастурбацией.

Впрочем, одно свершение российской интеллигенции все же удалось. В 1917-м ее праведный гнев разбудил большевистского зверя, сегодня ее истеричные вопли породили Манежку. И пока испуганный призраком погрома и притихший либерал спешит укрыться под крыло власти (группируясь в свободных позах вокруг Медведева), сама власть стоит перед реальной дилеммой поиска равновесия.

Начало нового десятилетия Россия встречает на очередном перепутье. Объективно выбор как всегда невелик. В Меню все те же Путин (а значит окончательное закрепление власти номенклатуры жуликов и воров) и Медведев (а значит новое переиздание ненавистной народу "либерастии" – т.е. тех же воров и жуликов). Выбор между запором и поносом, причем даже без эффекта новизны (и то, и другое уже по второму кругу) – это очевидный тупик. Не случайно все настойчивее звучат сомнамбулистически навязчивые разговоры о некоем жизненно необходимом нам третьем.

Власть уже не может игнорировать и настроений народа, реально уставшего от двадцатилетия совершенного безмыслия и заброшенности, требующего справедливости – а значит линчевания (чтоб нас больше не е…ли встань, Хозяин, из земли – как поется в популярной сегодня песенке). Отсюда главной и безальтернативной народной звездой становится сегодня Сталин. Но дальнейшее движение вправо означает ссору с Западом и новую холодную войну, что для бюрократии (связывающей все свои светлые грезы все-таки с Западом) вряд ли мыслимо. К тому же она не может не понимать, что Сталин (справедливость) в сознании народа означает, прежде всего, линчевание ее самой, бюрократии.

Власть ищет равновесия. Но по большому счету реальной точкой равновесия может стать сегодня только военная хунта. И власть, и либералы (зажатые между бурлящим морем зигующих подростков и бесом ФСБ) это, похоже, понимают. Как и то, что и хунта (даже виртуальная) и тем более реальный Сталин со слишком многих позиций оказываются неприемлемы. Где же выход?

Вот здесь и может возникнуть та самая искра, та последняя соломинка, за которую ухватилась олигархия 90-х, возводя на трон Путина. Попытаться продержаться еще какое-то время на компромиссной фигуре, которая в принципе может устроить всех: и бюрократию, и патриотов, и коммунистов, да и ту самую интеллигенцию, не забывшую еще своих голубых мечтаний: "И если выбирать меж КГБ и РПЦ МП – я выберу второе…".

Рейтинг Кирилла сегодня достаточно высок. А даже если б это было и не так, при современных технологиях и уровне зомбизации добавить на короткое время популярности, показывая по пять раз на дню, можно даже болонке.

Думаю, народ проголосует за Кирилла. Россияне любят ходить по краю и ставить на всякую экстраваганщину (авось повезет, чем черт не шутит, попробуем и так?). По-настоящему против Кирилла будут только профессиональные атеисты и правозащитники. Да еще православные зилоты. Но при существующем градусе ненависти народа ко всевозможной "либерастии" правозащитниками можно легко пренебречь. Запад, будучи поставлен перед дилеммой: Кирилл или хунта, конечно, легче проглотит первое и охотно отдаст на съедение находящихся на его довольствии правозащитников. Отнюдь не покажется корпоративным моветоном и то, что тройственный Союз Олигархии, Бюрократии и РПЦ МП будет закреплен передачей на время вымпела власти третьему члену триады.

Что же сулит подобный исход всем нам?

Не будем питать иллюзий. Бюрократия РПЦ МП – худшая из возможных (не считая, может быть, только квазилиберальной), самая закрытая, темная и беспринципная. Кирилл – последний, зрелый ее представитель. Никаких моральных ограничителей, которые были у Горбачева, Ельцина и даже Путина, здесь мы не найдем. Только полный бак демагогии, совершенное бессилие в реальном движении вперед и замашки самодура-тирана – и это в чистом дистиллированном виде.

Подобный казус, если он, не дай Бог, случится, будет означать, на мой взгляд, лишь жирную точку, последнюю черту, подведенную под существование нашей многострадальной страны (а, возможно, и мира). Это - перевод политической реальности в плоскость Апокалипсиса.

Однако не будем спешить с выводами и предаваться пессимизму. Все же сегодня подобный сценарий кажется еще слишком фантастичным. Лишь в определенных условиях, при стечении некоторых обстоятельств наше фантастическое предположение может вдруг оказаться близким к осуществлению. Но и тогда на всякое человечье мудрование найдется и Божие вразумление.

Нам же, тем, кому выпало жить в один из самых захватывающих и опасных моментов мировой истории, стоит благодарить за это судьбу, но также не забывать, что во многом от нашего поведения "в минуты роковые" будут зависеть дальнейшие судьбы мира.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]