Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
14-01-2009 19:24
 
Новыми достижениями встретим I съезд РПЦ(б) МП! Подготовительные мероприятия Поместного Собора РПЦ МП 2009 года отличаются дефицитом времени, суетой, грязными технологиями и партийной конспирацией

Епархиальное собрание московского духовенства под председательством митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова), назначенное на 12 января, было посвящено решению весьма насущной и щепетильной проблемы - избрания трех делегатов от Московской епархии для участия в Поместном Соборе РПЦ МП. Делегаты от Москвы на главном Соборе Московской патриархии, какого не было уже почти 19 лет, - это важный политический символ. Абы кого избирать нельзя – делегатами от Москвы могут стать лишь трое лучших из лучших и достойнейших из достойных представителей московского церковного и околоцерковного бомонда. Неспроста накануне 12 января зазвучали дерзновенные предложения избрать делегатом от мирян Владимира Путина и Дмитрия Медведева, благо от провинциальных епархий уже избраны губернатор, жена губернатора-фотомодель, директор цирка и директор банка, табачный магнат и им подобные "миряне", которые сравнительно честно зарабатывают огромные состояния, но едва ли знают хотя бы Никеоцареградский Символ веры.

Лишь около 16 часов по московскому времени 12 января в прессу просочились – именно так! – первые сведения о том, что судьбоносное "собрание состоится в четверг, 15 января", и вот тогда-то и будут определены упомянутые достойнейшие. Так что же происходило в Москве в понедельник, 12-го числа, по окончании чего в 16.34 появилось первое и последнее, а заодно и единственное официальное сообщение в информагентстве РИА "Новости", ни подтверждений, ни опровержений, ни уточнений которого не наблюдалось в остальных светских и церковных СМИ?

Пока об этом можно только гадать. Потому что за последние более, чем два десятилетия, ни одно из церковных мероприятий, кроме чрезвычайного совещания членов Священного Синода над еще не остывшим телом покойного Патриарха Алексия II, не было окутано столь непроницаемой завесой секретности. Само по себе это, конечно, понятно: степень напряженности ситуации вокруг предстоящего занятия патриаршего кресла в РПЦ МП не менее высока, чем та, что возникла вокруг факта смерти крупного религиозного лидера при до сих пор даже формально не выясненных обстоятельствах. Атмосферу, царящую сегодня в кулуарах Московской патриархии и ее организаций в разных регионах России, в какой-то мере можно сравнить с той, что возникла в номенклатуре КПСС сразу после выступления Горбачева на пленуме ЦК накануне III Съезда народных депутатов СССР, отменившего "ведущую роль КПСС" и избравшего его президентом.

Подобная атмосфера всегда характеризуется общей паникой и дезорганизацией всей структуры в целом, по причине чего активность каких-то наиболее прагматичных ее звеньев или фигур неизбежно приносит эффект. Приблизительно такой, который вызвал к жизни буквально "кавалерийский наскок" на ситуацию митрополита Кирилла (Гундяева), наиболее подготовленного из высших чинов Московской патриархии к решительным действиям в секулярном поле. Если пофантазировать, то чего мог стоить один лишь окрик волевого руководителя в адрес приунывших членов Священного Синода, задумавшихся над процедурой определения местоблюстителя? Достаточно было твердо произнести: "Как же иначе, кроме как жребием?! И тайным голосованием…". И, вот, уже первый и, по случайному стечению обстоятельств, один из наиболее независимых иерархов, вставая, поддержал бы митрополита: "Кончено! Но, пусть голосование будет тайным, а я иной кандидатуры кроме владыки Кирилла не вижу…". И все.

Трудно сказать, насколько близка могла оказаться к действительной именно такая модель указания членам Синода их реального места в империи Московской патриархии, но место это уже тогда было так или иначе определено. В России впервые - без подготовительного периода появления знаков, предваряющих согласованность действий церковного руководства и контролирующего его начала в светской власти, - ключевая фигура в ситуации междупатриаршества была определена не только "самочинно", но и "самостоятельно" – самой же этой "фигурой". Поэтому позже у иных членов Синода не было уже никаких оснований удивляться тому, что их не сочли нужным приглашать на сороковины почившего или указывали им на нежелательность быть поминаемыми во время богослужений в соборах "федерального значения", несмотря на их вступление в управление соответствующими епархиями. Но, как помним по процессу угасания роли "руководящей и направляющей", даже оперативно раздаваемые авансы уездным вождям в обмен на ее поддержку были уже не столь эффективны, как совсем недавно.

В подобных ситуациях уходят не люди – меняется стиль жизни, перетасовывается шкала ценностей и появляются новые прагматические ориентиры, перестают работать методы, апробированные многими десятилетиями успешной практики. Полное понимание этого приходит, как правило, с опозданием, но ощущение каких-то принципиальных, пугающих перемен все равно появляется. Поэтому и предпринимаются такие, казалось бы, совершенно ненужные погружения в таинственность вопросов о кончине Патриарха Алексия II, на котором, впрочем, еще летом 2008 года в Киеве, вследствие "умелой" организации мероприятия под палящим солнцем силами ОВЦС, "не было лица". Или тщательно засекреченные обсуждения выбора московских кандидатур на Поместный Собор, которые после "артподготовки" в регионах, вероятно, по статусу должны быть никак не ниже "протопресвитера", "живого святого" и "православной супруги маршала ГБ". Что бы там ни было, но имена тщательно законспирированных избранников аппарата ОВЦС МП все равно станут достоянием гласности, если не обещанного 15 января, так на самом Соборе, и возглавят ряд прочих, наиболее почетных, депутатов этого "чрезвычайного съезда РПЦ".

Первыми предстоящее мероприятие Московской патриархии, глядя на скандальный список его делегатов, окрестили "балаганом" сами верующие РПЦ МП, что не особенно удивляет. Кому, в самом деле, как не религиозным людям ужаснуться той неуместной помпе, с которой Собор (съезд) готовится, и еще более странному принципу, по которому у них на глазах из "блатных меценатов" формируется "представительство" церковного народа? Если мелькание высокопоставленных или знаменитых "подсвечников" во время транслируемых по телевидению праздничных богослужений воспринималось большинством простых верующих россиян комплиментарно, то делегирование этих же предметов для распоряжения судьбой Церкви то же самое большинство воспринимает, как явное оскорбление. Сами организаторы, упоенно составляющие списки "делегатов", этого не замечают, но в массах, как бывает в подобных случаях, кроме "обиды за веру", зреет и ощущение несправедливого пренебрежения ею, недвусмысленного указания церковному народу "его места", что воспринимается верующими совсем иначе, чем членами Священного Синода.

Самодостаточным в своих аппаратных ипостасях владыкам, как и подобает всем сильным мира сего, невдомек, что творится внизу, за облаками, у того подножия, на которое опирается вершина их локального "Олимпа". Представления о рискованных аспектах этого основания исчерпываются у руководства РПЦ МП одной лишь страшилкой "Диомида и диомидовщины", над созданием которой, пробиваясь по карьерной лестнице вверх, трудилась собственная "челядь" этого руководства. В то время, как сам епископ Диомид, даже если бы он не стремился к тому, еще в период Архиерейского Собора 2008 года протянул руководству патриархии ту "тонкую ниточку", идя по которой оно, быть может, и избежало бы нынешних катаклизмов.

Общественное отношение к приближающемуся церковному съезду в целом, конечно же, неоднозначно. Абсолютное большинство россиян воспринимает это значительное событие в жизни Церкви, профанируемое самим же церковным руководством, совершенно равнодушно. В первую очередь так можно сказать о неверующих и тех формально православных, для которых Церковь начинается при входе через паперть и заканчивается при выходе назад (именно таких "православных по рождению", желательно еще и не нищих, наиболее приветствует в своем лоне церковное руководство). Понятия "патриарх", "архиерей", "священник", "церковь" сливаются для таковых в нечто обезличенное, связанное с подсознательной ностальгией по "чинности" и "благородности", между которыми тоже не видится особой разницы. Поэтому, кто возглавит Московскую патриархию в ближайшее время, для подобных представителей общественности, в общем-то, не так уж и важно. Были бы торжественные службы, сверкающие облачения, борода да имя, которое желательно позаковыристей хотя бы в окончании (окончание "мент", по понятным причинам, не слишком благозвучно для современного русского уха), да не слишком бы смущала фамилия, которую изредка указывают в официальных документах в скобках. Впрочем, при нынешней невзыскательности публики и привычке к чему угодно даже явное неблагозвучие, судя по реакциям отдельных остряков, способно мало кого смущать. Хотя, глядя на активное сопротивление администрации "форума Кураева", оказанное не кому-то, а самому "диакону всея Руси", с неправдоподобным усердием воспевающему кандидатуру местоблюстителя как единственно достойную патриаршего престола, в околоцерковной среде пока еще встречается и борьба с "дурновкусием".

Помимо таких непривычных для патриархии явлений, как неуправляемое разномыслие в "казарме", вчера еще единой в своем стремлении к церковно-государственному режиму, для стороннего наблюдателя признаков, которые указывают на "партийность" РПЦ МП, вполне достаточно. И это при том обстоятельстве, что к проблеме стремительной вульгаризации и без того крайне условных представлений о Церкви среди тех, кто задумается об этом в ближайшем будущем, следовало бы относиться куда как серьезней. Навевавшее когда-то "ностальгические предчувствия" понятие "православие", окончательно опорочено сегодня в глазах российского обывателя коррумпированной культово-идеологической организацией, присвоившей себе его имя. Чудовищность этой "заслуги" структуры, которая готовит сегодня свой съезд взамен ожидаемого верующими Поместного Собора, в целом еще мало кем осознана. Вполне вероятно, что она затмит когда-нибудь и бесспорно значительную роль РПЦ МП в формировании тоталитарной государственности на территории России. Ясность, которая всегда теплилась где-то в самой глубине народного сознания даже во времена тяжких смут, не подводит и сегодня. Это очень заметно, когда прямо у паперти, например, доводится слышать от самих православных о том, что "храм будет закрыт в связи с приближающимся съездом РПЦ(б) МП".

Михаил Ситников,
для "Портала-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]