Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
05-10-2005 19:11
 
Автор книги «Мечеть Парижской Богоматери» ЕЛЕНА ЧУДИНОВА: "Если мы не хотим жить по шариату, мы должны жить по Христу… Увы, это печальная реальность"

Портал–Credo.Ru: Елена Петровна, как прореагировали представители российских мусульман на Вашу книгу "Мечеть Парижской Богоматери"?

Елена Чудинова: Честно говоря, я была весьма разочарована. Я не думала, что эти господа так слабо держат удар. Аргументов по существу по поводу моей книги я не услышала. От господина Джемаля-старшего я услышала пересчет моих доходов, которые, как он полагает, я имею от Пентагона, Тель-Авива и кремлевских олигархов. А у Джемаля – младшего я узнала, что являюсь детской писательницей, работающей в жанре рождественской сказки. Господин Полосин мне поведал, что, читая мою книгу, можно свернуть челюсть от скуки. Потом он то же самое рассказывал, причем довольно долго, на форуме Кураева. Но то, что он там рассказывал, чрезвычайно плачевно и несерьезно.

– Хорошо. Теперь давайте порассуждаем не о личностях, а об идеях. Из содержания книги, которую я прочел, выходит, что ислам плох изначально – т.е. даже не потому, что плохи мусульмане.

– Я никоим образом не утверждаю, что плохи те мусульмане, которые являются моими согражданами по Российской Федерации. Это хорошие люди, родители, работники. Как христианка же я считаю - и этого права у меня никто не может отнять, - что ислам является ложной религией.

– Ваша книга не богословский труд, а художественное произведение, и в нем очень много говорит эмоционально-образное начало. Образы мусульман и их религиозная практика – в книге однозначно негативные. Вспомним определение "задницы" в отношении мусульман только потому, что они делают земной поклон на молитве. Все, что касается мусульман, их веры, их отношения к Богу выставляется в контексте однозначной неприязни.

– Прошу прощения, слово "задница" я не употребляю. Его употребляет юродивая девочка Валерия, для которой это слово самое плохое, самое ругательное. Юродивые, вообще, публика весьма специфическая. Я только предполагаю, что в те времена (2048 г.) могут появиться такие юродивые, которые будут недовольны тем, что из их собора Нотр Дам де Пари сделали мечеть.

– Но пока это произошло не в реальности, а лишь в Вашей книге, и это означает, что все написанное – слова и мысли конкретного автора.

– Нет, в реальности это уже происходит. Вот в Германии – об этом сообщают в новостях - часть якобы пустующих лютеранских церквей передается под мечети, и это уже начавшийся процесс.

– Да, но откуда такая печальная картина – захват ваххабитами Европы и Франции? Мне тоже приходилось и бывать, и жить в Европе. В результате некоторых наблюдений и исследований было подмечено, что местные выходцы из мусульманской среды, сохраняя свою культурно-бытовую самобытность, значительно снижают уровень религиозной практики, становясь мусульманами больше в культурном, нежели религиозном смысле. Они, в первую очередь, становятся турками, арабами, персами, но уровень их религиозной идентичности снижается. Ваххабитам в таком европейском "рассоле", очевидно, никогда не дозреть до захвата политической власти в Европе.

– Почему у менявозникла идея такой "черной утопии" – мусульманского переворота.. Вы видели многочисленные документальные съемки о том, как в лондонских мечетях мусульмане-арабы собирают деньги для мусульман – чеченцев..

– Но ситуация с мусульманами в Лондоне (даже если априори считать этих сборщиков средств экстремистами) - скорее исключение для Европы, нежели правило, ибо здесь в силу ряда причин собралось наибольшее количество мусульманских радикалов на единицу площади. Но вернемся к религиозному аспекту. Понятно, что для адепта одной веры все другие учения ложны. Но ведь у Вас ислам не просто ложная, но, повторю, негативная, плохая религия. Причем совершено очевидно, что это неполный, неадекватный взгляд на ислам. Достаточно взять в руки Коран, чтобы увидеть, что многое, поданное вами в одном свете, на самом деле трактуется иначе, и гораздо шире.

– Отвечу на ваш вопрос так. Один мусульманский лидер трактует определенные положение веры одним путем, другой – иным. В отличие от христианства, нормального, традиционного христианства (курсив мой – В.Е.), ислам не имеетструктуры, которая обуславливает позицию религии, поэтому, быть может, один трактует положительно, а другой – отрицательно. Но, извините, это хаос.

– Да, Вы правы. Ислам - это религия непосредственного личного общения с Богом, как бы Вы ни пытались оспаривать это в своей книге. Есть свое мнение у лидера, есть у рядового верующего. Только для меня, как рядового верующего, мнение лидера не является истиной, которую я должен безропотно принять, в отличие от учительства христианской Церкви. Вы смотрите на ислам сквозь призму церковного христианства и поэтому, по определению, не можете воспринимать его адекватно. Вы называете это хаосом, но в этом – смысл религии

– Смысл религии? В чем? В том, что по призыву одного человека, составившего одно такое мнение, ваххабиты идут убивать?

– А по призыву другого появляются умеренные и толерантные мусульмане. Иное, очень мистичное и универсальное мировоззрение у суфиев, некоторых направлений шиизма. Или хрестоматийный исторический пример, когда по призыву Папы начинались кровавые крестовые походы.

– Вы знаете, мне многие мусульмане писали – вот, у вас, христиан, тоже множество разных отщепенцев. Возьмите, например, богородичников, иеговистов.Я говорю – да, у нас есть отщепенцы, но наши отщепенцы не захватывают самолеты. Где вы видели, чтобы богородичники захватили детский сад? Если бы отщепенство в исламе касалось только уровня теологии, моя книга не была бы нужна.

– Да, но есть, например, Ирландская республиканская армия или ольстерские оранжисты, выискивающие мишени по конфессиональному принципу…

– Вы знаете, я уже упоминала об ирландцах и басках, но давайте не будем смешивать локальные явления и всемирную сеть, которая начинается в Эмиратах и кончается в Чечне, где мы на трупе боевика находим документы на арабском языке…

– Конечно, можно говорить о девиантном поведений отдельных мусульман (как и представителей других религий), но в этом ли суть ислама?

– Знаете, мне не до жиру. Я бы с удовольствием обсудила этот вопрос, если бы отклонения от этой религии не наступали на мою цивилизацию. Меня даже не особенно волнуют мнения мусульман о моей книге. Эта книга написана для христиан. Она о цивилизационной угрозе, об отступничестве от христианства, о крахе либерального мировоззрения.

– Давайте поставим вопрос в более христианском ключе. Один из Ваших героев говорит: "Жизнь кончится тогда, когда кончится литургия". Почему-то не ставится вопрос так: жизнь кончится, когда кончится вера, молитва, но литургия, обряд, традиция. Судя по всему, для Вас важнее вторичные, ритуальные категории, по сравнению с основополагающими духовными понятиями.

– Но давайте тогда всю Православную Церковь отнесем к устаревшим традиционалистам. Я отношусь к этой Церкви и верю в то, что любовь и вера – это прекрасно, но они есть и у протестантов. У протестантов нет таинств, а с любовью и верой непременно должны сочетаться таинства, апостольская преемственность и евхаристия. Иначе это не христианство, а говорильня.

– Попробую сформулировать вопрос четче: для Вас первична Церковь, ритуал, литургия, установления?

– Для меня первична установленная Господом Иисусом Христом Церковь, которая учит людей, так как мы с нашим слабеньким интеллектом многого понять не способны.

– Но вот с принципами универсальной христианской любви и милосердия поведение героев Вашей книги как-то не очень вяжется. Они активно занимаются терроризмом, убийствами.

– Мои герои не занимаются терроризмом. Сопротивление на оккупированной территории не есть терроризм. Второе – какие мои герои занимаются терроризмом? Неужели христиане?

– Да. Причем они отстаивают свою правоту не в открытом бою, а действуют как обычные террористы и диверсанты.

– Мои герои не террористы, а бойцы французского сопротивления, которые сражаются за свою родину, оккупированную мусульманами. Я категорически против того, чтобы их называли террористами. Но это внуки нынешних либералов, сами довольно бедные духовно люди, и они сражаются теми средствами, которые для них возможны. Христиане же в моей книге принимают мученичество за то, что служат литургию. Так и только так.

– Вернемся к реальности. Не кажется ли Вам, что в качестве реакции на подобного рода идеи пресловутые "шахиды" в Палестине и других известных всем регионах будут считать: да, мы тоже правы, когда выбираем в борьбе против оккупантов известные средства и методы…

– Вы знаете, я это слышала. Г-н Митрохин высказал уже мнение (не читая моей книги) о том, что мысли, высказанные в ней, могут вызвать кровопролитие. На что я ему ответила: "Cударь, Вы действительно считаете, что мировому джихаду нужен предлог?" Ему нужен не предлог, ему нужен халифат от моря и до моря и дальше. Поэтому говорить о том, что терроризм можно спровоцировать, – по меньшей мере идеализм.

– По определению, имеющемуся в Коране и Сунне, джихад в его военной форме – акт оборонительный, а не захватническая война…

– Знаете, пусть они сами разбираются со своими Кораном и Сунной. То, что мы видим, нельзя назвать оборонительной войной. Ни один либеральный мусульманский теолог никогда не заставит меня поверить в то, какой хороший ислам, когда я вижу людей, идущих на смерть с исламскими лозунгами, которые они считают богоугодными.

– Но обе религии – и христианство, и ислам - призывают к миру. В свое время президент исламского Ирана Хатами выдвинул идею диалога цивилизаций в противовес конфликту. Наконец, просто что-то надо делать. Чтобы Вы предложили, исходя из Вашего мировоззрения?

– Знаете, все очень просто. Критики моей книги, из того же "Яблока", не понимают, что наше будущее, будущее наших детей и внуков состоит из выбора между крестом и полумесяцем. Может быть, секулярное общество в чем-то симпатичнее, в нем есть что-то по-своему привлекательное. Но дело не в его привлекательности, а в том, что устоявшаяся данность нам говорит: либо полумесяц, либо крест. Вере может противостоять только вера. Михаил Леонтьев сказал на презентации моей книги: "Умереть за гуманитарные ценности и гедонистические радости нельзя". Когда приходится умирать, встает вопрос – за кого. И тут либерализм оказывается несостоятельным. И потому единственный выход, если мы не хотим жить по шариату, – жить по Христу. Это, увы, печальная, но реальность.

- А крест и полумесяц вместе не могут ужиться?

– Нет. Такого варианта не предвидится, и не я это придумала.

Беседовал Валерий Емельянов,
"Портал–
Credo.Ru".


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]